Он — один из самых влиятельных мыслителей нашего времени. К нему прислушиваются главы государств и руководители крупнейших мировых компаний. Юваль Ной Харари — 43-летний израильский историк, профессор Еврейского университета в Иерусалиме, автор ряда книг, ставших мировыми бестселлерами. Мы поговорили с ним после его лекции в Будапеште.

Габор Кисс, Euronews: «Господин Харари, спасибо, что пришли к нам на «Глобальный диалог». Давайте начнем со ставок! В преддверии европейских парламентских выборов будущее ЕС находится в центре дискуссий. Сколько вы готовы поставить на то, что через 15 лет Евросоюз все еще будет существовать?»

Юваль Ной Харари: «Я не знаю. Как историк, я могу сказать, что нельзя предсказать будущее таких вещей. Очень часто происходят самые неожиданные события. И это единственное, что действительно надежно в истории. За несколько месяцев до революции 1989 года в Восточной Европе этого никто не ожидал. Пятью годами ранее это вообще было бы похоже на научную фантастику. Так же и с будущим ЕС — его нельзя предсказать. Я надеюсь, что избиратели примут правильные решения и сохранят Евросоюз, потому что это важно не только для мира в Европе — процветание Европы важно для всего мира и его процветания».

Габор Кисс: «В своих книгах вы подчеркивали, что глобальные вызовы могут быть решены только путем сотрудничества. Но сейчас кажется, что сотрудничество во всем мире — сложный процесс. Во всей Европе усилился национализм. Как вы думаете, почему он стал популярным и каким должен быть ответ на него?»

Юваль Ной Харари: «Люди должны понимать, что человечество сталкивается с тремя угрозами его существования, которые не могут быть сняты на национальном уровне. Они могут быть устранены только на глобальном уровне. Эти угрозы — ядерная война, изменение климата и технологическое разрушение, особенно развитие искусственного интеллекта и биоинженерии. Искусственный интеллект и биотехнология могут разрушить то, что значит быть человеком. Единственный способ с этим справиться — это глобальное сотрудничество. Если мы начнем гонку вооружений в области искусственного интеллекта или в генетике, это гарантирует уничтожение человечества. Кто бы ни победил в этой гонке, это не имеет значения — проиграет человечество».

Габор Кисс: «Опасными могут быть бинарное мышление и национализм».

Юваль Ной Харари: «У национализма есть хорошая и плохая стороны. Национализм — одно из самых позитивных проявлений в истории человечества, но у него есть и опасная сторона. Положительной стороной национализма является то, что он позволяет миллионам незнакомых людей заботиться друг о друге и сотрудничать. Другая сторона, злая сторона национализма — это ненависть к иностранцам. Я думаю, что сущность национализма не в этом. Часть проблем, с которыми сегодня сталкиваются в определенных частях мира, заключается в том, что вместо того, чтобы сосредоточиться на любви к своим соотечественникам, находятся люди, которые фокусируются на ненависти к иностранцам. Есть люди, которые могут быть коррумпированными, воруют деньги из системы здравоохранения — они на самом деле не продвигают интересы своих сограждан. Но в то же время они представляют себя большими патриотами. Почему? Потому что они ненавидят иностранцев».

Габор Кисс: «Многие люди стремятся укреплять и подтверждать свои убеждения вместо того, чтобы читать заслуживающие доверия новости. Как можно вернуться к рациональным дискуссиям, когда некоторые лидеры избегают значимых ответов и ищут козлов отпущения, таких как Джордж Сорос, Фетхуллах Гюлен или либералы?»

Юваль Ной Харари: «Это не новый трюк, так всегда было. Сегодняшняя новинка — это невероятно мощные новые технологии для захвата и злоупотребления человеческим вниманием. Проблема, с которой мы сталкиваемся сейчас, заключается в том, что технологии берут верх над нашими слабостями. Сейчас у нас есть мощные технологии, которые могут выявить наши слабости — то, что мы чувствуем, что ненавидим, и привлечь наше внимание, нажимая эти эмоциональные кнопки. Одна из причин, по которой нам нужно регулировать эти опасные технологии, заключается в том, чтобы защитить людей от взлома, эксплуатации, защитить внимание людей от злоупотреблений».

Габор Кисс: «Не боитесь ли вы, что диктатуры в оруэлловском стиле будут злоупотреблять обширными личными данными?»

Юваль Ной Харари: «Я очень сильно этого боюсь. Я думаю, что сейчас технология позволяет создавать гораздо больше тоталитарных режимов, чем когда-либо ранее в истории человечества. Даже более экстремальных, чем то, что представлял Джордж Оруэлл. Потому что Оруэлл представил себе ситуацию, в которой существует тоталитарный режим, который следит за вами все время, но только во внешнем мире — что вы делаете, куда идете, с кем встречаетесь, что вы говорите. Сейчас мы получили технологию, позволяющую круглосуточно контролировать людей, все население, даже то, что происходит внутри их тел — с биометрическими датчиками и с сочетанием искусственного интеллекта и биотехнологии. Например, в Китае уже есть школы, где ученики носят биометрические браслеты. Сейчас они говорят, что используют их в образовательных целях. Учитель знает, засыпаете ли вы, скучаете ли, возникают ли у вас трудности. Но та же технология может быть использована в политических целях. То, что мы видели в 20-м веке на примерах Сталина, Гитлера или Мао, будет ничем по сравнению с машинами такого типа, которые уже начали строить сегодня».

Габор Кисс: «С какими опасностями мы столкнемся, если найдется элита, которая cможет позволить себе продлить жизнь и угнетать бесполезные массы?»

Юваль Ной Харари: «Если мы не будем правильно использовать новые технологии, то результатом станет то, что вы описываете. Биотехнология будет использоваться для наделения небольшой элиты сверхчеловеческим статусом, у которой большинство людей останется далеко позади. То есть произойдет разделение человечества между разными видами, и впервые в истории богатые будут отличаться от бедных. Это величайшее неравенство в истории. Много рабочих мест исчезнет, но появятся новые рабочие места. Действительно большой проблемой не будет полное отсутствие рабочих мест, а переподготовка людей. Люди должны менять свою работу снова и снова, и снова, чтобы учиться всю жизнь. В настоящее время система образования их к этому не готовит».

Габор Кисс: «Напоследок несколько личных вопросов. Как на ваши мысли, как гражданина Израиля, влияет постоянный шум рвущихся снарядов и сирен?»

Юваль Ной Харари: «Я не слышу это постоянно, это случается время от времени. Ситуация в Газе действительно ужасна для людей, живущих там, но в Израиле большинство людей большую часть времени живут вполне нормальной жизнью. Это, безусловно, влияет на мое мышление. Я думаю, что я гораздо менее наивен во многих вопросах. Если бы я жил в Сан-Франциско, в Калифорнии, я мог бы легко увлечься этими радужными впечатлениями — «о да, технологии прекрасны, они делают столько замечательного для человечества». Если вы живете в Израиле, вы понимаете, что у человечества много темных сторон».

Габор Кисс: «Вы проводите длительные медитативные отступления каждый год. Как после этого вы возвращаетесь к повседневной жизни?»

Юваль Ной Харари: «Все так быстро меняется — технологии, политика… Сейчас как никогда важно сделать перерыв, полностью отключиться, чтобы дать себе время и действительно узнать себя, чтобы глубоко задуматься над этими вопросами. У нас почти нет времени ни на что. А нам необходимо принять самые важные решения в истории человечества в ближайшие несколько лет. Сейчас у нас есть божественные силы созидания и разрушения. И люди, а не боги должны решить, что с ними делать. Для меня одна из проблем, когда я встречаюсь с этими важными людьми — я недавно встретился с главой Facebook Марком Цукербергом и канцлером Австрии Себастьяном Курцем, — одна из моих проблем заключается в том, что у этих лидеров нет времени. У них нет времени просто сидеть, отдыхать и глубоко задумываться. Потому что они всегда спешат разрешить тот или иной кризис».

Сейчас читают

Архивы