Вы обращали внимание, что в последние годы стали тратить больше денег «безналичным» способом, нежели традиционными купюрами? Оплата услуг и покупки в интернете – бывает же, правда? И в магазине карточка? И порой на «Сбербанк Онлайн» продавцу или официанту, если терминал почему-то «не работает»? Термин «безналичный» не совсем корректен, согласно нашему законодательству (там «безнал» применим только к расчётам между хоть сколько-нибудь юридическими лицами), но он прижился в быту.

Встаёт вопрос: а зачем вообще нужны наличные деньги? Которые могут отнять, могут подделать, которые можно потерять. Добрая уютная «цифра» – гарантия сохранности накопленного, да и вообще переход к новым технологиям. XXI век, не так ли?

Эксгибиционисты поневоле

Давайте представим, как это будет. Оплата – только «цифрой», не суть важно, карта это, платёж через смартфон или интернет-сервисы. Представим это прекрасное будущее.

Каждый ваш шаг становится известен Центробанку вашей страны, международным платёжным системам, а также всем, кто легально подключён к этому источнику информации или покупает данные на чёрном рынке.

В 7:48 вы заплатили за проезд в автобусе привязанной к вашему счёту карточкой, в 8:24 видеокамеры в метро распознали ваше лицо и списали оплату проезда, в 9:16 купили кофе в «Старбаксе» (не самый лучший выбор, тем более что информация «упадёт» и вашей страховой компании, которая подкорректирует для вас тариф ОМС). В «рабочий полдень» – обед в ближайшем кафе, целевая реклама подкорректирована под ваши вкусы, нечего было второй раз подряд заказывать суп харчо. Вечером снова метро… ой, а где это вы вышли, вроде не по плану, на пару остановок раньше?

безнал

Батюшки, покупка цветов и алкоголя… Понятно, кто-то сегодня не слишком озабочен супружеской верностью. Дело ваше (если от вас что-то будет нужно, этот факт используют отдельно), но отсутствие в чеке презерватива снова капнет в базу данных страховой. Плевать, что вы купили шампанское с розами для жены и просто решили пройтись часок пешком в этот тёплый вечер.

Прибавим к этому всю историю вашего интернета (любимые вами анонимайзеры обслуживаются дружественными спецслужбами, так что не надо иллюзий) от провайдера и всю историю ваших передвижений от мобильного оператора. И понимаем, что идеально удобный мир без наличных – это мир абсолютного контроля над простыми гражданами. Когда люди, придерживающиеся либеральных (от слова «свобода») взглядов, обвиняют консерваторов в стремлении ограничить человеческую свободу, они, безусловно, правы. Консерваторы действительно хотят ограничить свободу определённых людей стать хозяевами мира через сугубо прогрессивные технологии, цифровое равенство и общедоступные услуги.

Это может странно прозвучать на Царьграде с его репутацией оплота консервативных сил, но мы работаем как раз для человеческой свободы, для свободы от тотального контроля и диктата. За право людей быть людьми не из-под палки, а по своему внутреннему чувству дозволенного. И, страшно сказать, даже за право что-то скрывать от власть имущих.

Все мы немного кенийцы

камера

Дивный новый мир корпоративного рабовладения принято называть «цифровым концлагерем», но удачный термин, к сожалению, не работает: сильные выражения вообще настолько заезжены, что их не воспринимают всерьёз. Между тем хорошо обустроенный концентрационный лагерь (тюрьма, колония, ГУЛаг – названия мест заключения подставьте сами) – это же и есть венец идеи «правового государства». Прозрачные двери, решётки, чёткий распорядок – ни малейших шансов нарушить закон. Вот только такая принудительная святость никакого отношения к христианству не имеет.

Да, искусственный интеллект уже сейчас мощнее человеческого, но ровно настолько же, насколько танк «Тигр» мощнее автомобиля Tesla, а слон мощнее человека. То есть заменить не может, а вот раздавит без проблем.

Классические антиутопии, среди которых выделяются «Мы» Евгения Замятина и «1984» Джорджа Оруэлла, на Западе принято считать антикоммунистической литературой – да что там, мы и сами в восьмидесятых так же считали. История иронична – на самом деле свет тотальной цифровизации для абсолютной слежки и контроля идёт с Запада. Тоталитаризм в его политической форме оказался экономически невыгоден – добровольное заточение себя в рекламно-информационные рамки люди принимают гораздо охотнее и практически не выказывают даже попыток сопротивления.

Причём «высокотехнологичная» цифровизация бодрее всего идёт отнюдь не в самых «продвинутых» странах – прикоснуться к воображаемой цивилизации мечтают как раз экономики второго ряда. Мировые лидеры по скорости перевода платежей в «цифру» – Россия и Кения. Даже на Западе сопротивление присутствует: в безумной Голландии с её 1500 супермаркетами без возможности рассчитаться наличными открываются магазины, не принимающие карты, – маленький и жалкий, но всё же протест. А у нас в России это запрещено законом, если речь не идёт о сверхмалых торговых точках.

Надежда на коррупцию

Тенденция к уходу наличных из человеческой жизни есть, но есть и мощное ей сопротивление. Поэтому разработан дорогостоящий (избиратели оплатят) «план Б» – цифровизация банкнот, и горячей сторонницей этого плана является глава российского Центробанка Эльвира Набиуллина.

Набиуллина

Впервые об этом задумались ещё в далёком 2001 году, когда предприимчивые греки наводнили Евросоюз фальшивыми евро: Брюссель всерьёз просчитывал вариант снабжения каждой купюры RFID-метками – это помогло бы проследить весь её жизненный путь. На тот момент оказалось дорого, но не исключено, что к этой идее вернутся вновь.

Может быть, уже вернулись бы, если бы на пути цифрового прогресса не стояла огромная армия чиновников всего мира. Как ни смешно, пока народ безмолвствует с Apple Pay на кончике смартфона, именно бюрократический аппарат всеми силами старается приостановить цифровизацию финансов. Просто потому, что брать взятки удобнее наличными. Понятно, что эти ребята решат свои вопросы и в «дивном новом мире» – есть криптовалюты, есть имущество, есть, в конце концов, борзые щенки, но старые добрые купюры до сих пор работали практически безотказно. Более того, для себя эти люди отключают и другие системы контроля: если в 2018 году на Петербургском международном экономическом форуме успешно работала система распознавания лиц, то в 2019-м её не стали устанавливать. Потому что некоторые граждане, по ещё одной антиутопии, «равнее, чем другие».

С кем ты?

Что получается на выходе? Мы этого можем не ощущать, но на самом деле прямо сейчас мир стоит перед принципиальным цивилизационным выбором, куда более значимым, чем, скажем, между капитализмом и социализмом. Можно построить полностью контролируемое общество с относительно низкой преступностью (хотя хакеры с карт воруют, кажется, уже больше, чем карманники в магазинах). А можно развиваться, как и прежде, с опорой не на видеокамеры в каждой спальне, а на живую человеческую совесть.

карта

Второй вариант лучше в первую очередь потому, что тотальный контроль подразумевает наличие контролёров. Кто же они? Нет, это не президенты и правительства, несчастные прорабы неподвластной им экономики. Это совсем другие люди, не всем известные отцы – люди, стоящие за «Визой» и «Мастеркардом», Сбербанком и «Альфой», «Билайном» и «Мегафоном», «МаксимаТелекомом» («бесплатный» WiFi в метро Москвы) и «ВижнЛабсом» (распознавание вашего лица там же). К сожалению, нет никаких оснований подозревать их в наличии совести, высокой нравственности и стремлении сделать мир лучше для всех, а не только для себя.

Они расскажут вам о борьбе со взяточничеством и терроризмом, о лёгкости оплаты и защите от подделок. Они вообще очень хорошо говорят.

Не слушайте их. Оставайтесь собой.

Сейчас читают

Архивы