Об искусстве делать из никчемных бумажек настоящие деньги и о том, как виртуальная экономика пожирает реальную…

ДолларЕсть отличное место — фондовый рынок, где не зазорно подглядывать в чужие карманы и перебирать чужие капиталы. Чем, например, регулярно занимается пресловутый Форбс (Forbes). С тем же успехом я могу определять количество звёзд на небе или песка на пляже — 18 «лярдов» и 636 «тыщ». Отчего именно столько? А ты — пересчитай…

Про акции вы, наверняка, слыхали, или кино видели. На всякий случай — это «эмиссионная ценная бумага», где ключевое слово именно «бумага». Допустим, вы хорошо забиваете гвозди, а ещё у вас есть молоток. И в один прекрасный момент вы захотели превратить собственное физическое лицо — в юридическое, например «Забиватель Пупкин».

Прикидываете свои услуги, рабочий инструмент, потенциальные расходы, ближайших конкурентов, добавляете обычную человеческую жадность и с этого «потолка» определяете стоимость. Затем берёте цветной картон «покрасивше» и нарезаете его на куски. Начиная, с этого момента пошла «эмиссия», но бумага ещё не стала ценной. Понятно, всем хочется сразу и много, но с другой стороны возникает резонный вопрос: «Я тебе реальные деньги, а ты мне какой-то цветной кусочек?»

Поэтому режьте свой картон как можно мельче, чтобы разложить любые «триллиарды» на «копейки». Будущим покупателям в случае чего не так страшно рискнуть мелочью (а вдруг?), а вы, как та курочка — по зёрнышку. Держите в качестве примера «Газпром» хотя бы — первое обращение акций которого состоялось 18 июля 1997 года по цене 3 рубля 59 копеек. Представляете, сколько «цветных кусочков» пришлось нарезать?

Вся эта суета пошла с тех времён, когда земля ещё стояла на трёх китах, количество денег было ограничено золотом и разумом. Тогда предполагалось, что «Забивателя Пупкина» кредитуют для дальнейшего развития (покупку набора молотков, наём дополнительных работников и т. д.), а взамен получают «расписку» — акцию с обязательством отчислений с будущих доходов.

Сейчас от подобной «ерунды» решительно избавляются — приняты законы (в том числе в России), где чётко указано, мол, выплата дивидендов — это право, но никак не обязанность. Созданы научные теории, объясняющие, почему не платить хуже, чем платить. Оказывается, сэкономленные» денежки направятся на дальнейшее развитие «Забивателя Пупкина» и, тем самым, его акции ещё более возрастут. Оно вроде бы логично, но только до того момента, как изобретут автоматический «забиватель» гвоздей и цена «Пупкина» вернётся к себестоимости картона. А покупатели «ценных бумажек», вдосталь накормленные «завтраками» останутся и без «синицы в руках», и без «журавля в небе».

Но это случится потом, а сейчас первая задача — начать продавать. По-другому — выйти на «ай-пи-о» (IPO) или «первое публичное предложение». Обычно идут к «пацанам постарше», авторитет которых сложился, благодаря их возрасту и соответственно — опыту. Первые подобные площадки появились ещё в 16 веке и за несколько веков «наработали» целую кучу соответствующих практик — двигать цветные бумажки, это вам не гвозди забивать!

Перед непосредственно торгами, «Пупкину» предложат пройти определённое «шаманство», на английском языке «листинг» (список). Подадите заявление, заключите договор на «экспертизу», раскроете «всю информацию» о своём молотке, «критически оцените» бизнес-модель и т. д. Тем временем, «пацаны» обзвонят клиентов и сообщат, какое чудо вот-вот появится на рынке и произведёт фурор. Торопитесь, количество товара строго ограничено! Но даже в этой «строгости» соврут, ибо всегда можно порезать картон ещё мельче. Знаю — звучит неприятно, поэтому сие называют туманно Follow-on («доразмещение»). Стесняться «разогревать молву» не надо, авось с «доткомом» пронесёт!

«Дотком» когда-то эволюционировал с вполне себе передового термина до полной, простите, задницы. В конце 1990-х годов он означал «компании из Интернета». «Бурное развитие», «всплеск интереса», рекордные привлечения 200 миллиардов долларов (по тем ценам) с самых первых «публичных предложений» (IPO).

Сейчас «дотком» — синоним, очень мягко выражаясь, «неэффективности». Потому что все закончилось в 2000 году обвальным падением биржевых индексов и банкротством сотен изначально переоценённых компаний.

Однако, негативный опыт «сын ошибок грустных» быстро забывается. В данном случае прошло всего четыре года, и понеслась «перезагрузка». «Гугл» — тот же «дотком», но хорошо обставленный. Первый раз его «картонки» продали не традиционно, а через онлайн-аукционы. Охват аудитории резко возрос, что прямо повлияло на возникший ажиотаж. Вдумайтесь только — в 1999 году владельцы Google предлагали свою компанию всего за миллион долларов. Никто не купил. А в августе 2004 они уже «выручают» с «первичного предложения» 19 605 052 акций свыше полутора миллиарда (!) долларов. Аналитики считают общую капитализацию «Гугла» на тот момент и обалдевают — выходит более 23 миллиардов долларов! Скачок в 23 000 раз!

Кто не в курсе, «капитализацию» вычисляют путем тупого сложения «рыночной стоимости» каждой акции. На основе суммы и делается вывод, какая компания сколько стоит, какой миллиардер поднялся-опустился в списке Форбс и т. д. Почему сей путь «тупой»? Ну, хотя бы потому, что «оценщики» очень утомятся сбывать все 100% акций — для приобретения актива вполне хватит контрольного пакета. Следовательно, заявленную цену КАПИТАЛИЗАЦИИ никто и никогда не заплатит, значит, она уже «от лукавого». Существует, конечно, и принудительный выкуп, но это несколько иная история, по другим законам и критериям.

Теперь о корректности «рыночной стоимости» одной акции. На этом рынке платят не за конкретный товар, а за надежду вместе с верой. Чем «девочки» крепче зародились, тем быстрее они растут. Основная задача «забрать» под них побольше и продержать подольше. Так действуют все «собиратели денег» — от мошенников до инвестиционных проектов: «Дайте нам миллион, мы вам сделаем красиво».

По-моему наступил момент для жирного шрифта: Внимание, речь не о том, что Google, или Газпром — плохи. Разговор исключительно про то, что они не стоят столько, сколько им приписывают. Когда, к примеру, сочетание букв с картинкой, оценивается выше, чем совокупная экономика целой страны. Махнёте «кока-колу» на Исландию? А «кислое» на «длинное»? С точки зрения современных «фондов» — никакого оксюморона.

Возразят, мол, как же ЗАКОНЫ РЫНКА?! В смысле не те, когда 2Х2=4 независимо от погоды и настроения, а «нарисованные», вроде «спрос определяет предложения». Для доступности понимания этой фигни, приведу пример из другого базара, пардон, рынка — алмазного.

Давным-давно, чтобы раздобыть один блестящий камушек, требовалось перекидать вручную тонны породы, а потому долго и нудно шлифовать, обрабатывать и гранить. Трудозатраты получались ого-го, особенно с учётом того, что надо было знать определённые места, прежде чем впустую «ковырять» землю.

Но с тех пор много воды утекло, вместе с камнями этой самой «чистой воды». Появилась геологоразведка, на смену лопате пришёл карьерный экскаватор, а руку ювелира вполне успешно заменил лазер. И выяснилось, что алмаз — это совсем не редкий минерал, а наоборот — распространённый, найденный уже на всех материках, кроме Антарктиды. Ежегодно в мире добывается в среднем около 170 млн. карат алмазов (плюс-минус). Иногда добычу специально занижают, но могут и в разы нарастить, чтобы действительно хватило всем, включая стариков и грудных младенцев. И это КАЖДЫЙ ГОД!

Теперь, вопрос: «Вам продают алмазы по цене бижутерии?» Нет, ибо при помощи искусственного дефицита и искусства убеждения удалось навязать искусственную цену. И, если «прокатило» с блестящим камешком, то «прокатит» и с цветной картонкой. Тем более, «ах, обмануть меня не сложно, я сам обманываться рад», в ожидании «халявы» от обещанных прибылей. Бывает и по-другому, когда сознательно, или, наоборот, не от большого ума на рынок попадает огромное количество «ценных бумажек» при отсутствии должной кампании по убеждению в их «ценности». Вспомните, приватизационные чеки — ваучеры, принёсшие большинству населения России совсем не то, что ожидалось.

Представители фондового рынка очень не любят, когда их «площадки» сравнивают с казино. И они правы — это гораздо хуже. Представьте, что в казино, крупье, вдруг, начёт трясти стол после запуска шарика на рулетке, за покерными столами вырубится свет, а сосредоточенному игроку в блек-джек станут периодически кричать в уши. Многие пытались рассчитать систему выигрыша в азартных заведениях — в основном, безуспешно, но там, по крайней мере, существует относительно небольшой набор изначальных условий.

На фондовым рынке этот набор в разы выше. От разумной объективности (текущие дела компании, её прибыль, учётные ставки и т. д.) до самых субъективных новостей и сплетен. А когда факты смешиваются с эмоциями, предсказать что-либо становится невозможно — лишь угадать. Все «умные советы» «профессионалов», если «отжать» из них воду специфических терминов, по сути, сводятся к набору банальных истин. Одно дело сказать — не складывайте яйца в одну корзину, и совсем другое — диверсификация и корреляция активов в портфельных инвестициях.

Можно ли выиграть на фондовом рынке? Как и в казино — можно. Можно ли СТАБИЛЬНО зарабатывать на фондовом рынке? Тоже — можно, только если вы не игрок, а хотя бы небольшой участник процесса, вроде крупье в казино. Остальные в лучшем случае останутся при своих, а при достаточно долгом погружении обязательно уйдут в минус. Иначе с них бы не кормилось огромное количество разнообразного «зверья».

Например, «зайцы» — извлекающие прибыль из самых незначительных колебаний курса. Или «волки» — редко совершающие сделки себе в убыток. Но больше всего на слуху «быки» и медведи».

Медведи в природе наваливаются на свою добычу сверху, подминая её под себя. Так и эти — очень любят «ценные бумаги», которые, по их мнению, начнут дешеветь. Допустим, берут под залог тысячу акций у какой-то компании по 1 доллару и тут же их продают, выручая 1000 долларов. Затем акции опускаются на 50 центов, и они выкупают их обратно уже за половину стоимости. Залог возвращается обратно в компанию, а «навар» в 500 баксов оставляется себе.

Быки обычно поднимают «на рога», поэтому стремятся купить «за немного» и подождать, пока станет «много». Потом — продать, а разницу — себе. Непонятно лишь, почему подобное называется «заработком», ибо «спекуляция» в чистом виде. Это даже из этимологии термина следует: от латинского speculatio — наблюдение, разведывание.

С целью облегчить «разведывание» и улучшить «наблюдение» придуманы «фондовые индексы». Когда видите сводку данной цифири, вспоминайте анекдот: «Петька, приборы», «Восемьдесят!», «Чего восемьдесят?», «А чего, приборы?!» Никакого отношения ни к чему, а тем более к точной науке это не имеет. Для справки — первый фондовый индекс придуман 3 июля 1884 в США журналистом газеты Wall Street Journal. Нужно же было как-то сообщать о том, что происходит на «рынке», разогревая молву в малопонятных терминах, ещё лучше — формулах для придания «действу» большей респектабельности.

Возьмём самый «раскрученный» — промышленный индекс Доу Джонса, составленный на основе стоимости акций 30 крупнейших компаний США. Сразу враньё — о какой «промышленности» можно говорить, если в список входят, например, Walt Disney Co. (индустрия развлечений); JPMorgan Chase and Co. (финансовая группа); American Express Co. (банковские услуги); Travelers (страхование); McDonald’s Corp. (рестораны быстрого питания)?

Далее возникают вопрос: почему именно 30, ведь участников рынка США в разы больше? Потому что «от балды» и даже сами «доу джонсы» это понимают, используя иногда «дополнительную» сводку S&P 500. Однако самое любопытное в самом подходе — сначала считали как среднее арифметическое цены всех акций, входящих в показатель. Затем — усложнили, чтоб слишком просто не казалось. В результате получилось НЕЧТО, так же отражающее действительность, как и влияние паровозного гудка на половую жизнь суслика. (А что — паровозы гудят, суслики пугаются). Для понимания: кризис в ипотечном страховании США летом 2007 — а DJ растет. Кризис в кредитовании Америки осенью 2007, а DJ стабилен…

Но мы слишком отвлеклись от нашего «Забивателя Пупкина». Если он успешно преодолеет «первичное размещение» (удалось-таки превратить цветной картон в ценную бумагу), а после попадёт на «вторичный рынок», ему больше нет необходимости заниматься прямым делом. То есть он может, конечно, по-прежнему забивать гвозди, но только в «довесок» к основному занятию. А оно сведётся к покупке на свалившиеся «с неба» доходы, других бумажек — «Стирателя Ивановой», «Рисователя Джонса», «Пилителя Ганса» и т. д. Потому что простым вколачиванием гвоздей (даже после расширения) Пупкин уже никогда «не отобьёт» проавансированные в него «ожидания». Иначе всё вернётся к тому, с чего начиналось — кучке резанной бумаги.

  1. S.Для потенциальных критиков из числа «хомо экономикус» — я сознательно упростил некоторые моменты (но, не сильно), чтобы показать, как виртуальная экономика пожирает реальную.

https://svpressa.ru/blogs/article/167757/

популярный интернет





comments powered by HyperComments
Популярное Видео