Задача свержения Владимира Путина была провозглашена США и проамериканскими силами внутри России в качестве первостепенной, и потому не следует удивляться, что накануне президентских выборов, в которых Путин не будет участвовать, высок шанс добиться изменения принципов внутренней и внешней политики в пользу Запада от новой команды во власти.

Всякая стратегия подразумевает раннее начало. Тот, кто выиграет время на развёртывание сил, тот выиграет войну. Подготовка к выборам начинается на следующий день после окончания выборов. Подготовка смены политического режима и его ключевых лиц — это многоходовая операция, где все ходы расписаны и распределены по исполнителям.

Общий принцип один: нужно найти слабые места системы, через агентов на ключевых постах спровоцировать ряд ухудшающих дела мероприятий, потом каждый отдельный случай начать пропагандистски раскачивать и раздувать, переводя тему на уровень общеполитических обобщений. Задача — усилиями пропаганды перевести отдельный прецедент в экономическую проблему, которую потом перевести в политическую. А решение политической проблемы требует революции, ибо иначе политические проблемы не решаются.

А когда общество привыкнет к мысли, что политическая проблема есть и требует революционного решения, то грядущий государственный переворот обретает легитимность как социальный заказ, а тот, кто на него откликнется — не преступник и заговорщик, а освободитель от тирании старого мира, прах которого отряхивают с ног государства по «просьбам трудящихся».

Все к тому моменту уже свыклись с этой мыслью и потому готовы принять государственный переворот (как уже было в истории России в 1917 году, когда царя предал не народ, а его ближайшее окружение и даже родственники). То, что с этим рушится имеющаяся государственность, воспринимается как сопутствующая необходимая плата за освобождение, а вина за крах государства возлагается не на заговорщиков, а на тех, кто прежнее государство поддерживал и охранял. То есть преступник в своём преступлении обвиняет не себя, а жертву. 2

Отречение от престола Николая II

Чтобы этот номер прошёл, народ надо готовить постепенно. В деле Голунова определилась группа СМИ, имеющая серьёзное прикрытие в высших эшелонах государственной власти, где действующие лица уже вполне созрели до переворота, которая занята раскачкой резонанса от отдельных случаев — они бьют в одну конкретную точку. Так же было в случае Екатеринбургского конфликта о храме. Принцип один — на первом этапе раскручивают конкретную тему до уровня общефедерального скандала.

Через четыре-пять дней эскалации, когда власть растерянно молчит и оправдывается, а нападающие вопят всё громче и громче, подключаются другие СМИ, которые переводят тему в плоскость обобщений и идут дальше. Они говорят уже о том, что случай — это проявленная закономерность, которая говорит о том, что существует проявленная тенденция. На которую система власти не реагирует, потому что потеряла способность реагировать. К этим обобщениям подключается часть СМИ, участвовавших ранее в раскрутке конкретной темы. Другая часть продолжает бить в одну точку. Не давая теме угаснуть естественным путём.

Так, в скандале в Екатеринбурге через несколько дней уже забыли об архитектурном споре и вытеснили тему застройки темой клерикализации власти, политических амбиций РПЦ и враждебности власти в целом интересам граждан вообще.

В деле Голунова пять дней кричали о Голунове, а потом перешли к тому, что силовики совсем закошмарили бизнес. Предприниматели запуганы и не смеют думать о развитии инвестиций. Тогда как власть видит экономику через призму политики и заставляет предпринимателей оплачивать национальные проекты государства. И это несмотря на то, что количество участников и контрактов на ПМЭФ достигло рекордной суммы, а по данным Forbes, у двухсот богатейших людей России состояние за последний год выросло на 5,4%.

Стремящимися к либеральному реваншу СМИ в подтверждение опасности правовой системы государства для бизнеса приводится пример ареста Калви, подтверждённый арестом Голунова. Так введена в оборот тема экономической небезопасности в России, причиной которой является якобы порочность правовой системы.

А дефекты правовой системы — это уже совсем другой «оперативный простор», говоря языком танкистов. Тема правовых реформ всегда наталкивается на тему тех, кто к этому толкает, и тех, кто этому сопротивляется. Те, кто толкает, изображаются как прогрессисты, те, кто сопротивляются — как реакционеры. Борьба первых со вторыми рисуется как борьба добра со злом и в практической плоскости требует политической революции, ибо господствует тезис, что «система не позволяет прогрессистам победить реакционеров».

Ну, само собой понятно, что устраняя реакционеров, устраняются и государственные институты, ими наполненные. А с ними и само государство. Так Ельцин, устраняя Горбачёва, разрушил Советский Союз. Но это уже «плата за выздоровление» — к этой мысли общество за время промывки мозгов уже или привыкло, или его внимание от этого отвлечено. Вот вся нехитрая логика стратегии подготовки переворота в отдельно взятой стране.

В истории Голунова первый этап — адаптация темы и её оформление — уже пройден. На наших глазах пошёл второй этап: вывод частного случая в критерий экономической проблемы, где главные виновники экономических трудностей страны — силовики. Интернет-портал «Ведомости», ранее активно участвовавший в пиар-кампании по аресту Голунова, уже поднял вопрос на уровень общеэкономических обобщений. Он описывает, как объят страхом современный бизнес перед «коллективным Сечиным» или «коллективным Чемезовым».

Но не «Ведомости» были инициаторами темы. Они лишь подхватили подачу. Как раз за день до ареста Голунова на ПМЭФ А. Кудрин громко озвучил эту идею. А перед его выступлением депутат «Единой России» Андрей Макаров на завтраке у Грефа сделал громкое заявление от имени бизнеса: «Рисков не осталось, остался только страх».

Можно сказать — всё это случайное совпадение и разговор о наболевшем. Нет, ничего случайного не бывает. Случайность — это непонятая закономерность. Когда на важном форуме один либерал создаёт пиар-площадку, на которой другой либерал озвучивает негативный тезис, мгновенно попадающий в новостной топ по теме страха бизнеса перед властью, а на другой день уже топовый политик озвучивает эту идею как «то, что всем известно», делая политические обобщения — это уже наводит на очень интересные размышления.

И как раз во время речи Путина, получившей мировой резонанс, становится известным о скандальном задержании накануне некоего журналиста, попавшего в мутную историю. Тема ложится в контекст атаки на правовую систему, как патрон в патронник винтовки. Выстрел произведён немедленно — воронка расширения темы до уровня необходимости устранения тех, кто препятствует правовой реформе, начала своё расширение. В ближайшие дни она будет подхвачена другими СМИ и через неделю перейдёт к политическим констатациям. 

Через три недели тема утихнет, но «осадок останется» — люди запомнят, что «власть мешает им стать счастливыми». Пиар-кампания, построенная по принципу «капля и камень точит», продолжится. Следующей каплей будет новый инцидент, который непременно последует. Уже ясен пул СМИ, которые категорично будут утверждать (уже утверждают), что народ критически пересмотрел своё отношение к власти и готов из-за любой мелочи «штурмовать Зимний».

Все эти «мнения редакций» выстроены по структуре психологического внушения — раппорта, который направлен на групповой конформизм обывателя — чувство необходимости присоединения к большинству. «Народ за революцию, а ты с народом или против народа?» — такая нехитрая манипуляция работает очень надёжно. Как винтовка Мосина.

Мы долго и увлечённо ругали американский медиа-холдинг «Хёрст Шкулёв» в провокации майдана в Екатеринбурге. А потом вдруг как-то косвенно выясняется, что концерн «Хёрст» — лишь партнёр российского медиамагната Шкулёва Виктора Михайловича, имеющего колоссальное прикрытие в виде мощных политических связей и покровителей. И имена его лоббистов известны, мы с ними сталкиваемся чуть ли не каждый день. Можно просто посмотреть биографию Шкулёва в Википедии, чтобы понять очень многое в анатомии «современного российского протеста» и его главных бенефициаров.

Сейчас точно такая же история с арестом Голунова опять разыгрывается на наших глазах. Контролируемые властью СМИ ведут себя как в перестройку: под видом как бы нейтрального освещения проблемы на самом деле работают на поддержание негативной повестки и раскол общества.

Отсутствие сопротивления распаляет заказчиков всё больше и больше. Каждый случай создаёт новых звёзд криминальной хроники, которых делают политическими символами. Но ведь мы знаем, что если звёзды зажигают, значит это кому-нибудь нужно. Так кому же нужно превратить бунт «информационной обслуги» в новую Болотную, переходящую в новый ГКЧП? Нужно ли нам повторение Россией пути СССР?

Сейчас читают

Архивы