Константин Семин: Никаких изменений не произошло ни в одну сторону. Стабилизировалась ситуация? Да. Но и Россия не ударилась оземь, для того, чтобы взять эту крымскую высоту. Да, вкладываются деньги, развивается инфраструктура, но этого же недостаточно, это же не то, что от России ждали. Ждали, что она сама изменится. Но Россия меняться не хочет, как не хочет меняться этот паразитический компрадорский класс. Он желает потреблять, как потреблял до Крыма. Ищет, извивается, какую-то точку для компромисса, для примирения с нашими «международными партнерами».

Конcтантин СёминКонстантин Семин: Проблема крымских элит не возникла вдруг, она существовала все 25 лет со времени распада Советского Союза. Единое социалистическое государство дербанили на лоскуты, их приватизировали местные экономические кланы. Каждый получил себе небольшой кусочек, кто-то гостиничку, кто-то автозаправочный комплекс. Постреляли тоже хорошо, в Крыму ведь постреляли так же, как в других регионах страны. Внутри этого естественного, а, скорее, даже противоестественного, дарвинистского отбора стабилизировалась какая-то «элитка». Эта «элитка», попав под пресс международных санкций, оказалась перед выбором, либо как-то меняться, перерождаться (и, почти наверняка, это требовало отказа от того, что было проглочено в 90-е, в пользу общенародного консенсуса), либо это означало, что люди, вся эта антиэлита, региональная и федеральная, будут цепляться за свое «антиимущество». Мы видим, что исторические законы действуют неизменно. Никогда эти люди от своей собственности просто так не откажутся. Они будут выдумывать какие угодно мифы, какие угодно сказки для того, чтобы оправдать, почему они должны быть новыми дворянами, а все остальные – крепостными. Все аксеновские заявления по поводу монархии, заявления других региональных лидеров по поводу «колчаков» – это все отсюда.

Константин Семин: Герои Крымской весны – это не Поклонская, не Аксенов. Насчет Чалого не берусь судить, он сыграл существенную роль в тех событиях. Герои Крымской весны – это люди, народ Крыма. Добровольцы, которые годами не склоняли головы перед националистической экспансией из Киева. Герой Крымской весны – это государственная власть России, которая взяла на себя ответственность и сделала выбор. Теперь мы наблюдаем за тем, насколько этому выбору сама власть может соответствовать. Прорывов пока не произошло. Эти годы мы пытаемся мучительно переждать, сторговаться, как-то пересидеть. Хотя уже и ежу понятно, что сторговаться не получится.

Константин Семин: Мне сложно прогнозировать. Крым оказался в общем «региональном супе». Происходить в нем будет то же самое, что и в других регионах страны. Да, к нему будет больше внимания, в первую очередь, с военной точки зрения, я верю, что военные его бросить не должны.

Но судьба Крыма, как и судьбы Урала, Дальнего Востока, как и остальных регионов России, намертво привязаны к тому, как развивается политический процесс в столице – в Москве. Какое будет принято решение, каким путем страна двинется, таким и будет будущее Крыма. Будут правильные решения: смена экономической модели, губительной, смертельной для нас – дойдут руки и до Крыма. Будет стратегическое планирование, в котором Крым будет учтен, появится стратегическое производство — Крым перестанет быть только туристической территорией. Нужно помнить, что в советские годы он был мощнейшим сосредоточением промышленности, военных объектов и околовоенных. Все это было частью советского проекта, который был основан на научной картине мира и труде. Без труда курорт очень быстро превращается во второсортное захолустье. Не хотелось бы этой судьбы Крыму, да и другим регионам.

http://www.nakanune.ru/articles/112697

популярный интернет

comments powered by HyperComments