Еще не стихли удары по Донецку, а интернет уже гогочет по поводу сосульки из Серова.
В этом городе на заре своей журналистской «карьеры» я провел немало времени. В стране заканчивался первый передел собственности — братва выменивала у работяг ваучеры за водку, юристы клепали фальшивые реестры акционеров, менты различного подчинения отбирали друг у друга активы.

Конcтантин СёминВ заводоуправлении метзавода им. А.К.Серова держал оборону легендарный в наших краях жулик, изобретатель местной валюты — уральского франка — Антон Алексеевич Баков. Сегодня — поборник традиционных ценностей, лидер Монархической Партии России. Монархические взгляды Бакова формировались мучительно и долго, через бесконечные суды, уголовные дела и выборы, на которых он представал то в качестве эффективного менеджера, то в роли борца за интересы трудового народа.

— Свой первый миллион я заработал еще студентом — закатывал Баков глаза перед телекамерами, повергая в трепет журналисток с блокнотами.

В общем, это был типичный персонаж из портретной галереи «12 Стульев», экстравагантный в каждом жесте и поступке. Разумеется, всегда находились люди, в том числе и рабочие, готовые рвать за Бакова рубашку (чужую).

Однажды Баков выпросил у областного правительства лицензию на добычу никелевой руды, чтобы — в нарушение всех правил — плавить в Серове ферроникель, цены на который поползли тогда вверх. Устраивались пикеты, демонстрации, статьи и циклы телевизионных передач. Хорошо, что дело ограничилось обычной болтовней, а не консервацией домен.
.
Счастье Бакова оказалось недолгим. Нашлись влиятельные оппоненты, которые выкурили его из Серова. Суровые, предприимчивые люди с большими связями и большим металлургическим опытом. Но и они, как выяснилось, наощупь искали дорогу к Храму, проникались горним светом православно-монархической идеи.

Разумеется, это ничуть не мешало им закрывать убыточные производства, перебрасывать на муниципальные власти социалку с коммуналкой (привет сосулькам), а главное — нести огонь просвещения неразумным сталеварам, освобождая и сам город Серов, и ордена Трудового Красного Знамени металлургический завод от пережитков проклятой социалистической эпохи.
.
Так — не без участия Высших Сил — уже в наше время предприятие было избавлено от имени А.К.Серова и переименовано в Надеждинский Металлургический Завод. На его корпоративном сайте нечаянно проступили золотые купола.

Все это никак не связано с сосульками и ситуацией в жилищно-коммунальном хозяйстве Серова. Ведь ЖКХ уже давно – независимый, привлекательный бизнес, не имеющий никакого отношения к эффективным и одухотворенным собственникам.
.
Я просто хотел бы использовать взбудоражившую всех новость как повод, чтобы в нескольких словах напомнить о советском летчике Анатолии Серове, родившемся в этих краях 2 апреля 1910 года в семье горного мастера Константина Серова и домохозяйки Любови Серовой.Отец, Константин Серов, поддержал Революцию и большевиков. Большевики национализировали завод и открыли в Надеждинске фабрично-заводскую школу, которую пионер, а потом — комсомолец, Толя Серов закончил в 1929 году. С самого детства он мечтал подняться в небо — подобно своему однофамильцу, стрельцу Ивану Серову, мастерившему крылья еще при Иване Грозном.

Поэтому когда в Надеждинск пришли три путевки в саратовскую летную школу, одна из них была торжественно вручена Толе.

Дальше — оренбургская военная школа летчиков; 1-я Краснознамённая истребительная эскадрилья имени Ленина в Ленинградском военном округе; служба командиром 26-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи тяжёлой бомбардировочной бригады Особой Краснознамённой Дальневосточной армии; работа испытателем новейших новейших боевых самолетов; гражданская война в Испании; знакомство с В.Чкаловым и назначение комбригом, начальником Главной летной инспекции ВВС РККА.

К этому моменту член ВКП(б) Анатолий Константинович Серов — всесоюзная знаменитость, легенда.
11 мая 1939 года совместный полет Анатолия Серова и не менее прославленной советской летчицы, Героя Советского Союза Полины Осипенко на опытном самолете УТИ-4 закончился трагедией. О её причинах будет написано немало статей, но оба этих имени на десятилетия вперед станут компасом для тысяч советских школьников, мечтавших о небе. Серову было 29. Осипенко — 31. Их прах захоронят в Кремлевской стене.
.
Если купола на сайте завода не врут и загробная жизнь есть, то Серову и Осипенко сейчас, наверное, неприятно видеть, как страна обсуждает серовские сосульки. А если небеса все же пусты, то хорошо, что о нашем общем позоре ни Серов, ни Осипенко никогда-никогда не узнают.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео