Президент Российской академии образования Людмила Вербицкая заявила, что из школьной программы нужно исключить роман Льва Толстого «Война и мир», а также «некоторые произведения» Федора Достоевского. Об этом она рассказала в интервью агентству «Москва».

Конcтантин Сёмин«Я, например, абсолютно убеждена, что из школьной программы «Войну и мир» Льва Толстого, а также некоторые романы Федора Достоевского нужно убрать», — считает президент РАО.

Свое мнение Вербицкая обосновала тем, что «это глубоко философские произведения», в которых авторы затрагивают темы, глубины которых ребенок понять не может.

Теперь от защитников установившегося в обществе «консенсуса», мы слышим, что Вербицкая, дескать, выражала лишь частное мнение, а следовательно, ни Толстого, ни Достоевского за борт не выбросят. Но поскольку мы знаем, что происходит со школой в последние годы, обжегшись на молоке, вынуждены дуть на воду. Убрать из школы «Войну и мир» — это то же самое, что отменить литературу совсем. Мне и самому, когда я учился в старших классах, нелегко было справиться с Толстым. Помню, пытался бунтовать против «Войны и мира». С уроков меня выгоняли даже. Но, укрощая мои подростковые порывы, родители и учителя поступали совершенно правильно.

Убрать из школы русскую классику – значит нанести еще один удар по сознанию следующего поколения. В адрес проекта «Последний звонок» каждый день приходят письма со всей страны, из которых складывается совершенно определенная картина — в образовании разворачивается настоящая катастрофа. Если из нынешней, и без того ущербной, программы по литературе изъять системообразующие произведения, то тогда школу можно просто закрывать.

Откуда берутся такие «частные мнения»? Мне кажется, кое-кому хотелось бы привить нашему обществу искаженное представление и о прошлом, и о настоящем. Ведь раньше-то школа учила человека мыслить. А сейчас гораздо удобнее, чтобы люди просто молились, всё принимали на веру, не задавали вопросы. Замена «Войны и мира» на Библию, Коран или Тору вполне вписывается в такую логику. Кто-нибудь услужливо напомнит, что Толстой вообще был предан анафеме.

Происходящее — диагноз уже не только системе образования, а всему обществу в целом. Мы пытаемся воссоздать полуфеодальное, сословное общество — на манер того, что существовало до 1917 г. Обратите внимание, как созвучны мысли Вербицкой рассуждениям нашего премьер-министра, любителя погрозить пальчиком призракам советского прошлого. Нам пытаются внушить мысль, что период с 1917 г. по 1991 г. состоял из одних ошибок и отклонений. Страна, якобы, должна вернуться лет на сто назад, в романтическую «Россию, которую мы потеряли».  В Россию, в которой и Толстого, и Достоевского, и даже Пушкина издавали микроскопическими тиражами — для избранных. Ведь по-настоящему читать, изучать, любить русскую литературу основная часть населения страны начала уже после того, как к власти пришли большевики.

Нас пинками загоняют в архаику. Зачем? Чтобы узаконить, забетонировать неравенство. Имущественное, материальное, а следовательно и культурное, образовательное. Ведь никакими другими способами оправдать неравенство (иначе как сославшись на его божественную природу) невозможно.

Это, конечно, возмутительно. Рано или поздно это приведет к взрыву общественного недовольства. Господам-реформаторам вместо того, чем они занимаются, стоило бы сосредоточится на реальных проблемах страны, в первую очередь – на проблемах экономики.

Кстати сказать, и Толстой, и Достоевский – это ведь во многом острая социальная литература. Каким бы истово православным человеком ни был Федор Михайлович, он тоже мучительно нащупывал путь к своему почвенничеству — через отрицание буржуазной подлости, мещанской низости, всеохватной несправедливости. Ведь если мы откроем «Преступление и наказание», то увидим, что Петербург в 19 веке выглядит совершенно не так, как это представляется авторам бесконечных фильмов и сериалов о блистательной романовской эпохе. Не от одних лишь вредных книжек Родион Романович Раскольников за топор схватился. Русская литература воспитывает в людях способность сочувствовать ближнему и возмущаться несправедливостью. А поскольку несправедливость сегодня окружает нас со всех сторон, то, конечно, и Достоевский, и Толстой, и Чехов, и Короленко, и Горький постепенно превращаются в обузу.

Да и как разбирать с десятиклассником «Войну и мир», если многие российские школы вызывают в памяти толстовский рассказ «Филипок»?

Я, конечно, не думаю, что интервью Вербицкой — часть хитроумного плана, некий пробный шар для проверки реакции общества. Нет, это обычные мысли вслух. Но в том и трагедия, что подобные мысли стали обычными. Как щепка крутится в потоке воды, так некоторые люди следуют в фарватере правящего класса. Их чуткие, вовремя поворачивающиеся носы позволяют и нам определять направление ветра.

Популярный интернет

comments powered by HyperComments
Популярное Видео