Многим людям, услышавших о подписании президентом РФ указа о санкциях против КНДР, припомнилась сдача Ливии в президентство Медведева, и тоже под разговоры о том, что мы — члены ООН и должны уважать решения этой организации. Я не сумею при всём желании опровергнуть такие аналогии, как-то сгладить общее недоумение. Только вчера прилетел со встречи с международными студентами в рамках фестивального калининградского форума. Участники этого разговора часто задавали мне вопрос: почему Россия не делает то, почему Россия не делает сё, почему не защищает там, а почему соглашается с американцами тут? Конcтантин СёминЯ пытался ответить следующим образом: нам необходимо не предъявлять претензии к личности, хотя, конечно, с любой из тех личностей, кто позволил быть съеденной Ливии в своё время, исторической ответственности никто не снимет. Но делает всё, решение принимает не конкретный человек, решение принимает класс — класс, который победил в 1991 году в России, класс капиталистов, буржуазия. Это буржуазия отдала на съедение Ливию в 2011 году. Это она позорно, предательски не воспротивилась американским действиям в Совете безопасности ООН и последовавшей за этим противозаконной интервенции. Это на её совести убийство Милошевича, убийство Хусейна, убийство Каддафи. Хотя, конечно, внешне выглядит так, как будто бы Россия, правящий у нас класс ни в чём не виноваты и ни при чём, всего лишь — сторонние наблюдатели, которые постоянно стараются сохраниться в белом платье и во всём следовать букве международного права.

Но в действительности, конечно, в критические моменты истории каждый класс выбирает свои собственные интересы. И тайные интересы нашей буржуазии в такие моменты очень чётко становятся явными. Многие из нас заблуждались на протяжении последних полутора десятилетий, питая какие-то робкие надежды и связывая ожидания с конкретными фамилиями и личностями, которые сидят в засаде и вот-вот набросят намордник на нашу буржуазию и заставят её пахать во благо большинства, ради интересов всей страны. Эти люди должны наконец избавиться от своих иллюзий: не личности определяют ход событий. Определяют материальные объективные обстоятельства. И в данном случае то, что происходит в Северной Корее, имеет точно такую же природу. Можно сколько угодно заигрывать, изображать невинность, пытаться угодить и вашим, и нашим: и войны не хотим, и помним о долгих и плодотворных годах сотрудничества с КНДР, о помощи, которую Советский Союз оказывал Северной Корее. Но всё это моментально теряет значение, как только заходит речь о реальных интересах капитала в предельно жёстких терминах. Если выбирать между жизнью и кошельком, капитал всегда выберет собственный кошелёк, особенно если речь идёт о жизни соседа.

Да, можно называть это изменой, предательством, обманом ожиданий — чем угодно. Можно возмущаться, негодовать, но я вновь и вновь отвечаю на все недоумённые вопросы одним и тем же: это закономерность. Она проявляется не в поведении конкретного человека. Ведь посмотрите: какого бы человека не ставили — слабого и тщедушного, танцующего под «Американ бой», или жёсткого, сурового силовика, который имеет большую выслугу лет и очень здорово говорит о патриотизме, — разницы нет никакой, потому что дело не в людях.

Матвиенко неудачно, на мой взгляд, объяснила санкции РФ против КНДР тем, что Россия выступает за сохранение режима нераспространения ядерного оружия. Но тогда, если быть последовательными, мы должны были бы возмущаться тем, что, по просачивающимся в открытый доступ источникам, Израиль очень неплохо наращивает своё ядерное оружие. Но нет и не было большого визга по этому поводу ни в одной из «цивилизованных» стран, включая нас. Министр обороны РФ находится в Израиле. Сирийская ПВО в этот момент совершенно законно делает залп в сторону израильского самолёта-нарушителя границы — и получает в ответ авиаудары израильских ВС. Такие у нас партнёры. Это уже не первый и даже уже не сотый случай, когда израильская армия наносит удары по нашим сирийским соратникам. И что? Кто-то возмущается, что ли? Это что, нарушает целостность восприятия действий нашего правящего класса всей аудиторией? Нет же, этого не происходит. А если говорить о ядерном оружии, так все прекрасно знают, что существует фигура умолчания в дискуссии о нераспространении. Государство Израиль обладает ядерным арсеналом, сопоставимым с самыми серьёзными ядерными арсеналами на планете. Но почему-то говорить об этом неудобно. Почему-то северная Корея не имеет права — а некоторые право имеют. Является ли это лицемерием? Является. Является ли это двуличием? Является. Но кого винить? Уж точно не волка, который зубаст и голоден. Наверное, причина в поведении овцы.

Вернёмся к корейской проблематике. Я серьёзно опасаюсь, что мы на пороге глобального международного военного конфликта с невиданными до сих пор жертвами. Как бы это всё не звучало, может быть, страшно и необычно, может быть, несколько причудливо, может быть, в этом слышится что-то чрезмерно алармистское — но нет, я действительно думаю, что вероятность войны как никогда высока. Трамп не просто так за последние несколько месяцев говорил о своей готовности уничтожить 25 миллионов человек, если того потребуют интересы национальной безопасности США. Понятно, что речь совершенно не идёт ни о какой национальной безопасности. Северная Корея с её ядерным арсеналом вообще абсолютно не интересует США. Речь идёт о проблеме конкурентной борьбы между крупнейшими сегодня экономическими агентами в мире: США и Китаем. Никогда Корея не рассматривалась США иначе, как рычаг воздействия на Китай. И интервенция в Корею в 50-м году не просто так началась после победы коммунистической революции в Китае и провозглашения в 49-м КНР. После бегства Гоминьдана на Тайвань ровно через год началась Корейская война. Это всегда и абсолютно всеми, за исключением сегодняшних наших буржуазных политологов, интерпретировалось именно как способ сдержать развитие Китая. В прошлом — маоистского, откровенно коммунистического Китая, сегодня — Китая буржуазного. Но именно Китай, а не Россия с 2% мирового ВВП, которые приходятся на наше государство, представляет в прямом смысле угрозу для американского правящего класса, для американской буржуазии.

Относительно России американцев беспокоит только один вопрос — это ядерное оружие. Китай для них — это комплекс серьёзных проблем. Что из себя представляли американские выборы? Было два конкурирующих подхода в американском истеблишменте. То ли заниматься в первую очередь российским ядерным оружием, то ли бросить все силы на сдерживание Китая. Победа Трампа означает, что китайское направление признаётся приоритетным, а с Россией всё как-нибудь разрешится само собой. Это не значит, что Россию сдерживать не надо, это не значит, что не нужно размещать бронетанковые дивизии в Польше, что произошло на прошлой неделе. Или не значит, что нужно позволить самоопределиться Донбассу. Всё это будет продолжаться так, как и было до сих пор. Но ключевым направлением является Китай. И именно отсюда — обострение на Корейском полуострове, именно отсюда — угроза войны из-за спорных островов между Китаем и Японией. Именно отсюда проистекает угроза войны в Южно-Китайском море между коалицией государств, среди которых Вьетнам, Филиппины и другие (естественно, с участием США) — и китайскими ВМС. Вот в чём суть происходящего. И поскольку экономический кризис, вошедший в очень острую фазу в 2008 году, всё продолжается, никакого реального способа выйти из этого пике капиталистические экономики не видят. Они начинают грызться между собой. Поэтому точно так же, как в начале ХХ века, угроза войны сегодня приобретает совершенно зримые очертания, это не шутка. Можно сколько угодно уповать на здравомыслие политиков, которые имеют перед глазами примеры уже двух мировых войн и, наверное, воспитывались в традициях недопущения повторения разнообразных трагедий. Но память человечества очень коротка, а память буржуазии вообще предельно коротка. Поэтому я считаю, что если не рванёт в КНДР, то обязательно рванёт где-то ещё. Ружьё на стене не просто давно висит, оно не просто заряжено — оно готово взорваться в любую минуту. Некая расслабленность, с которой за этим следит российская аудитория, как и наши иностранные международные партнёры, очень тревожит. Я некоторое время назад снимал фильм о росте военного присутствия НАТО на наших восточных границах. Меня поразило следующее. В городах вроде немецкого Швебиш-Гмюнда, где когда-то базировалась дивизия «Першингов», нацеленных на Москву, все знали, что если начнётся обмен ударами, то жители города — покойники. И в 80-х годах там проходили огромные антивоенные демонстрации. Йошка Фишер, впоследствии министр иностранных дел Германии, молодым совсем человеком ложится на живот поперёк дороги перед американской военной техникой. Но сейчас людям абсолютно всё равно. Абсолютное благодушие и неведение. Не будет войны, уверены они, не будет. Мне кажется, что из сознания наших читателей, по крайней мере, эту уверенность необходимо всеми силами изгонять.

18 октября открывается Съезд Коммунистической партии Китая. Что там? Тоже два подхода к решению корейской проблемы? Там есть все векторы, потому что игра с курсом Дэн Сяопина на построение социализма с капиталистическим лицом ведь не может проходить без последствий. Удержать ядерного джинна в созданном для него специальном реакторе очень трудно. Неизбежно все миллиарды иностранных инвестиций, все новые появившиеся миллионеры создают новую среду, которая меняет сознание китайцев. Безусловно, там есть фракции, которые хотели бы договариваться, которые не хотели бы терять деньги от разрыва или от начала прямой экономической войны с США. Но война эта, во-первых, уже идёт. Во-вторых, логика китайской элиты очень проста. Элита хотела бы играть в долгую, хотела бы лет через двести выйти на те рубежи, которые когда-то контролировались Китайской империей. Китайцы совершенно никуда не торопятся. Они идут путём компромиссов, сдержек и противовесов, избегая прямой конфронтации, понимая, что с военно-технической точки зрения они значительно уступают своему главному противнику. Но на всех остальных направлениях они очень часто обходят этого противника и чувствуют за собой колоссальную силу. Они знают, что время играет на них.

В то же время Трамп и стоящие за ним генералы торопятся. Кстати, хочу напомнить, что впервые в истории американского президентства за спиной Трампа во время произнесения им клятвы на Капитолийском холме стояли 12 представителей офицерства и высшего командования вооружённых сил. Такого не было никогда. В США к власти пришёл не какой-то безумный фанатик. К власти пришёл военно-промышленный комплекс и генералитет. Можете считать это военной хунтой. Эта хунта прекрасно понимает, что время работает против неё. Уходят возможности того, чтобы оборвать плавный, поступательный, не резкий, но неизбежный рост могущества и влияния Китая, в том числе в Западном полушарии, где американцы всё менее и менее комфортно себя чувствуют, в том числе и в Латинской Америке. Смотрите, как наступили им на хвост в последнее время в Венесуэле, где, казалось бы, всё уже должно было привести к смене власти и падению Мадуро. Но этого не произошло: накануне прошли выборы, где победили социалисты. Я абсолютно убеждён, что ситуация не могла стабилизироваться без участия китайских товарищей, без помощи с их стороны. Поэтому американцы понимают, что они должны останавливать китайского дракона на взлёте. Нет лучшего способа сделать это, чем война. Война в Корее — это не война в Корее, это война против Китая. При всех сложностях, трудностях и противоречиях, которые могут возникнуть между северокорейской и китайской элитами, если дело дойдёт всё-таки до горячего конфликта, то я почти уверен, что так же, как и в 1950 году, Китай в стороне не останется. Это уже не Ливия. Это борьба за жизнь и будущее Китая. Корея — это всегда зона китайских интересов, они никогда не перестанут считать её важной для себя. Представьте себе: если эта война действительно окажется молниеносной, там появятся очередные американские элементы противоракетной обороны. Если война будет благоприятной для её инициаторов, то американцы оттуда никуда и никогда не уйдут, и китайцы это прекрасно понимают.

Почему же тогда в ООН при голосовании по санкциям против КНДР Китай вместе с Россией проявил себя антикорейски? Я вижу в этом желание до конца, до последнего момента тянуть время. Да, есть фракция в китайской элите, которая настроена на переговоры и которая категорически не хочет драться, но я думаю, что в отличие от некоторых других участников процесса китаец в конечном счёте поднимет брошенную перчатку. Если он будет зажат в угол — он будет драться.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео