С опозданием пишу, но вроде бы еще есть время. В. Чернышев — на мой субъективный взгляд, один из лучших тележурналистов страны — позвал на презентацию своего документального проекта «Революция.Live». Чтобы разбудить аппетит к дискуссии, разношерстной компании критиков-дегустаторов дали попробовать экстракт из нескольких серий.

Конcтантин СёминТа часть «Революции», что сейчас выходит в эфир, целиком посвящена столетию Февраля. Если я правильно понял, будет однажды и про Октябрь.

В общем-то, чтобы вцепиться друг в друга, нам, «экспертам», никакого предпросмотра и не нужно. Только палец покажи. В результате за круглым столом моментально обнажились все имеющиеся в обществе фланги.

Кадеты, октябристы, эсеры, черносотенцы, большевики — все тут, все на месте. Где-то выковыривает капусту из бороды Распутин, где-то чистит револьвер Пуришкевич. Изменились только масштабы, да вместо типографской краски на руках теперь мозоли от планшетов и компьютерных клавиатур.

Поскольку ровно перед «Революцией.Live» мне довелось выступить на сходную тему на организованной КПРФ исторической конференции, просто перечислю основные тезисы:

— Февральская революция, при всех масонских заговорах и иностранных вмешательствах (см. «Биохимию Предательства») была все-таки революцией. Революция от майдана отличается тем, что меняет общественный строй — на более прогрессивный. Буржуазный строй прогрессивнее (не значит гуманнее), чем сословно-феодальный. Социалистический строй прогрессивнее, чем буржуазный. Все они диалектически связаны. Сколько угодно можно долбиться лбом об пол и произносить заклинания, но эти стадии сменяют друг друга неизбежно. Нельзя остановить прогресс, как бы этого ни хотелось нашим православным патриотам. В какой-то момент Карл Стюарт, Мария Антуанетта, Николай-2 или манчжурская императрица Цыси обязаны будут уступить натиску почувствовавших силу барыг. Никакие масоны не в силах организовать революцию, если этого не хотят массы. Февраль — вне всяких сомнений, революция.

— Повивальной бабкой Февраля стала Первая Мировая война, до предела обострившая противоречия между империалистическими государствами и выявившая слабейшие звенья в их цепи. Война упростила запутанное уравнение и оставила наименее развитых капиталистических хищников один на один со своими слабостями — в первую очередь в сфере индустриального производства и государственного управления.

— Если бы в силу слабости и безволия российской буржуазии (за безволие спасибо батюшке-царю), февральская революция не продолжилась Октябрьской, то Россия почти наверняка повторила бы судьбу Китая после Синьхайской революции. Белогвардейский лозунг «За Единую и Неделимую» был абсолютно не реализуем на белогвардейской экономической (капиталистической) платформе. Этот лозунг и теперь, спустя сто лет, остается лишь ширмой для буржуазного, местнического сепаратизма. По аналогии с многолетней китайской междоусобицей февральский буржуазный сепаратизм должен был разорвать Россию на несколько враждующих между собой уездных княжеств, каждым из которым руководил бы собственный, патриархально настроенный warlord (Колчак, Деникин, Краснов, Врангель — на ваш вкус), на словах призывающий восстановить «Единую и Неделимую», на деле продающий её оптом и в розницу любым иностранцам. Большевистский проект оказался единственным выходом из Февраля, который сохранял Россию действительно единой и действительно неделимой. Особо показательный пример здесь — воссоединение с практически отрезанной от центра Дальневосточной Республикой.

— Развитие событий по февральскому пути способствовало бы появлению в образовавшихся на месте России княжествах протофашистских режимов — раньше, чем это произошло в Польше или Германии. В этом смысле Октябрьская революция предотвратила фашизацию России, формирование русского фрайкора и рождение уездных русских фюреров.

— Идеология Февраля неслучайно стала фундаментом для разнообразных коллаборационистских движений — от РОА генерала Власова до гиммлеровского КОНР и созданной ЦРУ Антибольшевистской Лиги Наций. Неслучайно и гимн февральской революции, сочиненный композитором Гречаниновым и поэтом Бальмонтом, служил позывными радиостанции «Свобода» на протяжении всей Холодной Войны. Важно отметить, что именно Февраль продемонстрировал реакционность крестьянско-народнической и эсеровской идеологии, её готовность перерасти в идеологию корпоративизма, фашизма и нацизма, то есть всего того, что сегодня именуют идеологией «Третьего Пути». Отложенным реваншем Февраля несомненно стал август 1991-го года.

— При всем внешнем сходстве между событиями 1991 года и 1917-го Февраль является революцией, в то время как Август — контрреволюцией, скатыванием в пропасть реакции и деградации. Этот февральско-августовский триумф продолжается до сих пор.

— Октябрьская Революция стала первым в российской истории не бессмысленным, а осмысленным бунтом, осуществленным единственной политической силой, которая имела четкое представление о происходящем и программу действий, основанную на научном методе познания — марксизме.

— И в мировой, и в домашней политике/экономике все противоречия, которые вызвали колоссальные потрясения начала 20 века, продолжают действовать. Классовая борьба неизбежно будет нарастать, последовательно оживляя всех персонажей фильма, снятого замечательным тележурналистом В. Чернышевым.

В общем, ищите в телевизоре. Смотрите, читайте, спорьте. Лайкайте или дислайкайте.

популярный интернет




comments powered by HyperComments