Интернет взорвала история школьного чаепития – тетя девочки Миланы из Новосибирска рассказала, что второклассницу за руку вывела из-за общего стола во время мероприятия одна из родительниц со словами: «За отдельным столом свои кексы ешь». Никто из окружающих (ни другие родители, ни педагоги) не осудил даму, более того к буллингу ребенка подключилась и другая мамаша, которая якобы в шутку сказала, что и стакан с соком не даст из-за того, что мама девочки, которая в этот момент вообще находилась в больнице, денег на чаепитие не сдавала, сейчас ребенка травят всей школой.

История из сети попала в СМИ и вызвала волну возмущения в обществе, оказывается, в нашей стране очень остро стоит проблема школьных поборов родительскими комитетами, большинство просто молча страдает от таких активных мамаш, собирающих непомерные суммы на банальные чаепития и подарки. Многие писали, что дело тут не только в родительском комитете и группах в «вотсапе», но и в самой школе, которая негласно требует неофициальных денежных вливаний то на одно, то на другое.

Когда новость о девочке Милане вышла в федеральную повестку, а один из поп-звезд отечественного шоу-биза не пиара ради, а по доброте душевной поддержал девочку, которую выгнали с чаепития, забеспокоилась и школа. Ничего глупее, чем полностью отменить чаепития, директор придумать не смогла. Естественно, теперь на Милану обрушилась ненависть не только одноклассников, но и всей школы, которую лишили внеклассного времяпрепровождения. И до появления «вотсапа», кстати, чаепития существовали, и собирали на стол тогда сообща – приносили кто что может, распределяли, кому легче купить лимонад и стаканчики, а кому – напечь пирожков. Стоило ли запрещать такие детские праздники из-за отсутствия такта у получивших власть в комитете родителей?

Однако и на этом история не закончилась – девочку избили (на нее «наехал» одноклассник) и теперь из-за полученной травмы ребенок не может посещать занятия.

Обходить такие неловкие ситуации в учебных заведениях пытаются методом негласной сегрегации, есть более богатые классы, где родители могут себе позволить постоянно собирать деньги, и классы, где учатся дети менее обеспеченных родителей, тут происходит «деление на классы» и в прямом, и в переносном смысле. Но дело-то в том, что девочка Милана не относится к малоимущим, как рассказывают про ее семью в школе – это обычные среднеобеспеченные люди, у которых растет еще и младший ребенок. Мама девочки отказалась сдавать деньги из-за непрозрачности процедуры и отсутствия отчетности. Известно, что часто тот, кто стоит у общей кормушки, получает больше корма и при распределении может смошенничать, мы никого не обвиняем, но такие случаи известны, и оправдать недоверие мамы девочки тоже можно.

Что же делать в таких случаях? Более детально разбираться в схеме сбора средств, определять планку по сбору денег? И почему в наших школах все стало так сложно, что единственным выходом администрация учебного заведения видит только отмену внеклассных мероприятий? Журналист и автор проекта об образовании «Последний звонок» Константин Семин считает, что проблема тут гораздо глубже, рыночные отношения пришли в школу, породив сегрегацию. Об этом он рассказал Накануне.RU:

Девочка М. из новосибирской школы(2019)|Фото: newsib.net

– Рыночные отношения пришли в школу, все теперь пересчитывается на деньги, и это просто вопиющий случай, который оказался на поверхности и всеми обсуждается. Каждый, кто с образованием связан, знает, что такое происходит повсеместно, и собирая деньги на что-нибудь, нередко преподаватели угрожают: «сдавайте, а то…» Нельзя ведь, чтобы внутри общества появились какие-то резервуары, свободные от этих рыночных отношений, и в школе будет происходить то же, что происходит на рынке и в любом другом месте.

То, что одноклассники возмущаются поведением девочки, тем, что из-за нее якобы не будет чаепитий, говорит о том, что многие не осознают парадоксальности и абсурдности ситуации, когда кому-то за то, что он не мог или по другой причине не внес деньги, отказывают в том, чтобы участвовать в общем деле, находиться в коллективе. Коллектив начинает изгонять такого человека. Если в советское время коллективом воспитывали прогульщиков, хулиганов, коллектив пытался перевоспитать лодырей, асоциальных детей, то сегодня стараются избавиться от тех, кто по каким-то параметрам считается «неполноценным», то есть является бедным.

И в фильме «Последний звонок» мы говорили о том, что в школе, как во всем обществе, установилась система сегрегации. Есть те, кто имеют право, и есть все остальные. Деление на «элиту» и «быдло» касается не только отношений власти и народа, власти и общества – и в самом народе, в самом обществе есть стратификация, такая дифференциация происходит постоянно. Для этого и проводилась реформа образования – чтобы отобрать «лучших» и отсеять «худших». Если ты богатый, значит, у тебя качественная характеристика, если можешь сдать деньги, если ты в состоянии поехать за границу – я не раз сталкивался с такими примерами социал-дарвинизма в начальной школе, когда дети начинают хвастаться, где кто был, кто куда ездил, – то ты в одной страте, если нет, то в другой. Хвастаются мобильными телефонами, игровыми приставками.

Ушли безвозвратно те времена, когда дети на переменах спорили о чем-то высоком, говорили об искусстве или о науке, обсуждали книги или по-настоящему ценные художественные фильмы. Нет, сегодня мерилом всего являются деньги, поэтому обвинять конкретных детей, конечно, можно, можно взывать к их совести, но они делают то, что делают все остальные. Потому, увы, не стоит удивляться, что к нам приходит и «американский» колумбайн – мы строим такую же систему, что и там, поэтому все те пороки, которые раньше нас ужасали, удивляли, они у нас тоже будут. Мы же не просто так копируем их экономическую систему, где бедный обречен на медленную смерть, а богатый может рассчитывать на какое-то будущее, пока он богатый…

Сейчас читают

Архивы