Золотой фонд «медведевок» – цитат чиновников вроде знаменитой «денег нет, но вы держитесь!» – этой осенью пополняется депутатами и министрами с особым энтузиазмом: сначала саратовский министр выступила с перлом про «физиологические потребности» за 3,5 тысячи рублей, затем чиновница-спортсменка и просто красавица заявила молодежи, что «государство не просило вас рожать», и вот уже глава Карелии Артур Парфенчиков вошел в историю с новой антисоциальной нетленкой – в ответ на просьбу женщины восстановить работу детского сада в ее поселке он ответил: «Договаривайтесь с бабушками, нанимайте няню. Как все поступают». Что же будет дальше, когда политика последних лет даст свои плоды? Как будут поступать все, если воспитатели «ушли в бизнес», бабушки работают из-за пенсионной «реформы», а няню нанять не на что, ведь ее услуги не входят в «минимальные физиологические потребности»? Действительно, «государство ничего не должно» – остается сделать только такой вывод.

Примечательно, что до этого детский сад в маленьком населенном пункте был, и школа когда-то построена, но за последнее время обветшала, и власти ее закрыли под благовидным предлогом – не хотели, чтобы пострадали дети, здание-то аварийное. Учеников школы и воспитанников детского сада теперь возят в соседний поселок. Вспоминаются дореволюционные времена, когда до школы надо идти несколько верст по непроходимой дороге – классика! Автор проекта «Последний звонок», журналист Константин Семин подчеркивает, что дело не в неких «одиозных чиновниках», которые позволяют себе кощунственные «перлы», а во всей системе, ведь об авторах этих цитат чаще всего и не слышали до того, как в сети не стали обсуждать их цинизм. Сейчас, по мнению Семина, если мы будем придираться к каждому лично, к общим изменениям это не приведет. Об этом он рассказал Накануне.RU:

– Нарастает отторжение, расширяется пропасть между властью и обществом, и сейчас в эту расширяющуюся пропасть летит уже все, что попало, любая мелочь, любая неосторожно высказанная и неверно сформулированная мысль.

Я думаю, что мы еще не одно такое высказывание чиновников услышим. Дело не в том, что между ними существует заговор, и они по утрам созваниваются, как бы что-нибудь такое сказануть, а в том, что таковы противоречия в обществе, назревшие в результате 30 лет развития нашего капитализма. Чиновник, когда говорит, что в удаленном поселке невозможно восстановить детский сад – он в данном случае расписывается не в собственном бессилии, а в бессилии всей системы, которая в нынешних обстоятельствах и условиях не оставляет чиновнику даже возможности кому-либо помочь. Я не к тому, что чиновник – ангел во плоти, человек стерильный с моральной точки зрения, но он ничего другого сказать не может. То есть человеку решить проблему звонком в службу социальной помощи или обращаясь к чиновнику – невозможно.

Мы снимали историю с закрытием школ в одной провинции, бюджеты муниципалитетов пусты, потому что разрушены все предприятия, которые могли бы работать и эти бюджеты наполнять, потому что распродана вся земля. Люди уезжают, семей с детьми остается мало. У чиновника нет источника финансирования, чтобы содержать школу для такого небольшого количества детей, вот он и говорит людям – мы тут все тонем, спасайтесь как-нибудь сами, все же сами спасаются.

С одной стороны, это, вроде бы, такое преступное равнодушие со стороны того, у кого более-менее фиксированное ежемесячно выплачиваемое содержание от государства. А с другой стороны, можно ли от чиновника ожидать чего-то иного? Он поставлен в такие обстоятельства и исполняет все с живодерской логикой государства, в этом механизме он лишь «винтик». Нет, это не означает, что нужно защищать то, что он говорит, просто я поясняю, почему мы фиксируем нарастающее озлобление с обеих сторон: с одной стороны – общество, с которого дерут в три шкуры, которое облагается все новыми и новыми налогами, с другой – система и ее представители.

Злоба и ненависть нищающих людей, лишенных работы, перспектив, доступа к образованию, направляется на конкретных представителей этой системы, которые не всегда прямо причастны к такому положению дел, они олицетворяют эту систему и будут отвечать за все ее грехи и преступления. Но каждый маленький клерк, который разводит руками от беспомощности, не является источником зла. Источником зла является тот общественный порядок, который у нас установился давным-давно в стране, и та система, которая сложилась. Если мы будем просто распалять ненависть к конкретным личностям, то не потеряем ли понимание, откуда вообще появились такие высказывания? Не личности определяют эту систему, не чиновница из Екатеринбурга, Матвиенко, Лахова или глава Карелии, а общественные отношения.

Куда ведут эти отношения? Да, вспоминается дореволюционная Россия, когда на несколько поселений могла быть одна лишь школа. В той же Брянской области мы снимали фильм, и нам удивленные расстроенные учителя и родители на грани нервного срыва рассказывали, что вообще-то в этом районе, когда закончилась война, люди жили на пепелище – в землянках. Но первое, что они сделали, когда начали восстанавливать колхоз – открыли школу. Возможно, она не соответствовала бы современным нормам, но главное – детей в ней учили, взрослые были готовы терпеть любые страдания и лишения, лишь бы их дети получили образование. А сегодня задача соответствовать каким-то бюрократическим стандартам оказывается важнее, чем предоставить детям доступное образование. Вот эта казуистика, которую мы наблюдаем в системе образования, когда бумажка и отчет реально важнее, чем полученные знания, распространяется и на бюрократическую систему тоже. Ни один чиновник ни за что не хочет отвечать – приедут, оштрафуют за то, что потолки не белены. Отвечать будет он, а он не хочет этого делать. Построить здание с новыми потолками – нет денег. Тогда вот вам автобус, это по закону, и катайтесь за 40 км. Не хотите – нанимайте няню, нет денег на няню – заработайте на няню. В этом обмене мнений вся наша сегодняшняя система. Надо видеть прежде всего систему, а не конкретных личностей, иначе перемен не будет.

В этой ситуации, когда школы, построенные в советское время, закрывают, а аэропорты предлагают называть в честь Николая II, вижу какой-то сюрреалистический, в пелевинском духе, фарс. Ладно, мы терпели, когда американские «Боинги», собранные руками американских рабочих, купленные на деньги от продажи нашей нефти, называют именами российских писателей: «Боинг» имени Солженицына, «Боинг» имени Шолохова (Шолохов сильно ругался бы, если бы узнал, что его именем называют американские самолеты, а производство отечественных самолетов уничтожено). Но безумие перекинулось на большие территории, и уже аэровокзальные комплексы, построенные советской властью, начинаем называть в честь царей. Если самолет будет взлетать из аэропорта Летова, а садиться в аэропорте Николая II, то для полной картины понадобится еще и аэропорт имени Чебурашки.

И главное то, что все это обсуждают на полном серьезе. Власть вбрасывает, как кошке мышку, такие темы, на которые общество реагирует рефлекторно бурными дискуссиями, при этом никто ведь не предлагает общенародное голосование устроить по поводу пенсионной «реформы». То есть «за» или «против» повышения возраста выхода на пенсию проголосовать нельзя, а по поводу аэропорта имени Летова – можно. Завтра будет голосование по поводу Мавзолея имени Ленина или Летова? Мы помещены в декорации театра абсурда, и в этой «психиатрической клинике» обязательно найдется место и Николаю II, и Наполеону Бонапарту, и Карлсону, и Чиполлино. Но я надеюсь, что большинство населения психическое здоровье не утратило, народ уже понимает, что без смирительных рубашек этот процесс остановить не удастся.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео