Не совсем понятны причины групповой отставки губернаторов. Давайте заглянем в Национальный губернаторский рейтинг за 2016 год. С Вячеславом Наговицыным из Республики Бурятия, ушедшим одним из первых, всё понятно – перед уходом он действительно находился на последнем 85-м месте. Олег Ковалёв из Рязанской области, покинувший пост сегодня – на 75-м месте. Но самоотставившийся 13-го февраля Сергей Митин из Новгородской области – на крепком 28-м месте, а ранее уволенный глава Пермской области Виктор Басаргин вообще в лидерах – на 23-м месте. Что прикажете думать обо всём этом?

Конcтантин СёминЯ могу так же, как и остальные, наблюдающие за этим процессом, только гадать на кофейной гуще и с большей или меньшей степенью вероятности что-то угадывать. Мне кажется, что мы наблюдаем сейчас явление, сходное с тем, что происходит с воздушным шаром, когда он теряет давление, начинает снижаться и те, кто пилотирует этот шар, выбрасывают за борт мешки с балластом для того, чтобы поддержать высоту. Общее раздражение в регионах социально-экономической политикой, которое проводится в государстве, постепенно приближается к критической отметке. Хотя это раздражение не показывают официальные социологические опросы, любой, кто ходит по улице, кто хотя иногда выбирается в регионы, не может этого не чувствовать. Я некоторое время назад вернулся из одной такой поездке, походил по российской глубинке и я понимаю, что в некоторых местах (в некоторых деревнях и некоторых городах) люди доведены уже до предела. Конечно, в этом случае «губернаторопад» нужен для того, чтобы продемонстрировать народу, что центральная власть видит и знает проблемы и держит руку на пульсе. Необходимо раз в какой-то период времени наказывать виноватых. Виноваты ли местные региональные власти, что наши губернии, области, республики и края обременены сейчас, в изменившихся экономических обстоятельствах, гигантским долгом? Многие из них прямо неплатёжеспособны. В большом количестве регионов наблюдается отрицательная экономическая активность, то есть – выражаясь простым русским языком – спад, безработица. Наверное, местные власти в этом виноваты тоже. Но в состоянии ли они переломить эту тенденцию? Думаю, что это вопрос несколько иной компетенции, иного уровня ответственности. Тем не менее, краткосрочный эффект, я думаю, на траекторию движения нашего общего воздушного шара это воздействие на губернаторский корпус оказать может. Способно ли это предотвратить снижение уровня жизни народа и доверия к власти в целом? Думаю, что нет.

Константин Семин: В России продолжаются «добровольные» отставки губернаторов 15.02.2017

Давайте попробуем рассмотреть кое-какие конкретные версии отставок. Прошла информация о том, что Элла Панфилова очень недовольна тем, как прошли выборы в ряде регионов, и каким-то образом отставки могут быть связаны с этим. Но нарушение на выборах у нас бывают только в сторону – ради выдвиженцев от правящей партии. Неужели за это будут наказывать и наказывают уже? Или, скорее, наказывают тех, кто недостаточно поспособствовал успеху ЕР?

Можно предположить, что в преддверии самой важной избирательной страды, которая ещё предстоит всем нам через некоторое время, будет предпринята попытка как-то дисциплинировать региональную улицу и избавиться от некоторых фрондёрствующих личностей, подготовить обеспечение высокого процента на случай, если этот процент понадобится. В данном случае важно не столько покарать тех, кто был недостаточно расторопен на предыдущих выборах, сколько послать сигнал всему губернаторскому корпусу: нужно действовать шустро и своевременно. Но насколько этот сигнал будет принят региональными элитами и не приведёт ли это к противоположному эффекту? Потому что в какой-то момент пусть и зависимые, пусть и назначаемые региональные лидеры начнут один за другим показывать зубы, я совершенно не уверен, к чему это приведёт. Особенно остро эти вопросы будут стоять, конечно же, в национальных республиках, где так просто замена руководителя не производится, где любое назначение, любая отставка всегда является предметом сложных согласований и компромиссов между разными фракциями как в местной элите, так и в московских коридорах. Кроме того, иногда речь идёт о регионах исключительной стратегической и экономической важности, где отставки, замены руководства могут быть связаны вообще не с политической повесткой, а с какими-то частными инфраструктурными или стратегическими, энергетическими проектами, по которым принимается то или иное решение, вообще неизвестное публике, решение, которое и не будет никогда публике известно. И здесь уже вообще ничего нельзя предсказать, не обладая специальным для этого знанием.

Есть ещё одна версия, что убираются губернаторы тех областей и республик, где особенно распоясался криминал. Но здесь тоже есть вопросы. В ряде особо обласканных, неприкасаемых областей криминал правит чуть ли не официально. Я не думаю, что изгнанные губернаторы здесь как-то отличались в лучшую или худшую сторону. Опять же, чужая душа, а уж тем более чиновничья душа – потёмки. И здесь я прогноза точного не дам, расшифровать что-то наверняка не смогу. Но мне кажется, что криминал криминалу у нас уже двадцать пять лет как рознь. И в некоторых обстоятельствах криминал и власть у нас абсолютно неотличимы. Мы взрослые люди, и удивляться тому, что где-то они друг в друга взаимно проникают, давно уже не должны. По-моему, прошли те времена, когда кого-то подозревали в связях с криминалом и за это могли каким-то образом наказать. Коррупция, чрезмерное злоупотреблением своими полномочиями, расходование народных средств на любимого себя, немереные пачки денег, которые у кого-то периодически находятся – это уже в представлении высоких кругов и широких масс не криминал, а обыденность. Если же говорить об общей социально-экономической ситуации, которая неминуемо и обязательно провоцирует рост уличной преступности, резкое обострение криминальной обстановки, то это явление фиксируется, насколько я могу судить, почти повсеместно. В столичных и сырьевых частях России всё-таки сосредоточили капитал и какое-то количество оставшихся точек занятости. А вот там, где безработица свирепствует, уже давно, с начала экономического кризиса, ситуация поступательно и неотвратимо ухудшается. Я думаю, что если наказывать всех региональных лидеров, у которых вдруг упали показатели по борьбе с преступностью, то нужно отправлять в отставку больше, чем половину из них. Так что и здесь я не вижу однозначного объяснения массовым отставкам глав администраций.

Мне кажется, что это сочетание факторов, которые мы сейчас перебрали, и ни один из них не является определяющим. Здесь, безусловно, и общее снижение доверия населения к власти, которое требует демонстративного избавления от провинившихся. Это и падение уровня жизни в связи с продолжающимся экономическим кризисом, являющимся, в свою очередь, следствием неэффективной и иногда просто преступной экономической политики правительства. И это, безусловно, нарастание противоречий, напряжение внутри самой системы власти по всем направлениям – и по горизонтали, и по вертикали. Поэтому мы видим очень простую ситуацию, которая наблюдалась в нашей стране не раз, которая всегда связана с обострением внешнеполитической обстановки или прямо, или косвенно, которая раньше в классическом курсе политэкономии называлась обострением классовой борьбы. У нас нарастает классовая борьба, увеличиваются противоречия между группировками во власти и между классами в обществе. О существовании противоречий мы потихоньку, за предпоследние тучные годы, начали забывать, а они никуда не делись.

популярный интернет





comments powered by HyperComments
Популярное Видео