Эпидемия коронавируса нового типа охватила всю планету и затмила практически все важные события в мире политики, экономики и финансов. Спустя какое-то время паника перекинулась на биржевые площадки. Мировая экономика оказалась парализована: останавливается работа на заводах, людям рекомендуют не покидать свои дома, производство и перевозки сокращаются.  Индекс менеджеров по закупкам КНР (PMI) и вовсе рухнул до исторических минимумов. Неудивительно, что инвесторы начали сбрасывать акции и играть на понижение стоимости сырьевых активов. Грядет резкий спад спроса. 

Мировые регуляторы спешно заливают экономику деньгами. Не удержался и Федрезерв, 3 марта он не стал дожидаться очередного заседания, намеченного на 18 марта, и снизил ставку, причем сразу на 0,5%. Экстренное заседание — событие не рядовое, последний раз на такие меры регулятору пришлось пойти более 10 лет назад — в разгар кризиса 2008 г.  Впрочем, о том, что ФРС готов действовать заговорили чуть раньше, когда американские фондовые индексы совершили самый скоростной спуск в своей истории. Снижения ставки, правда, ждали 1 марта, но регулятор решил внести элемент неожиданности.

Отдельно стоит отметить, что председатель ФРС Джером Пауэлл фактически сделал то, о чем едва ли не каждые две недели просил Дональд Трамп. Теперь США будет проще финансировать свой запредельный дефицит бюджета. Доходности по казначейским облигациям находятся вблизи исторических минимумов.

Сработало правило: покупай на слухах, продавай на фактах, и поначалу решение Федеральной резервной системы были воспринято негативно, однако есть и другое негласное правило — don’t fight with Fed. Действительно, решение Федрезерва открывает хорошие возможности для заработка. Как говорил Джон Рокфеллер: “Покупай, когда на улицах льется кровь”.

Скорее всего, крупные игроки начали формировать длинные среднесрочные позиции, пока другие опустошали свои портфели. Основные покупки, судя по всему, были сделаны еще в “черную пятницу” 28 февраля, когда распродажи достигли своего апогея. Об этом может свидетельствовать колоссальный объем торгов. Кроме того, по информации западных финансовых СМИ, в рынок акций США вошло $125 миллиардов пенсионных денег.

В конце месяца они проводят ребалансировку портфелей, продают одни активы и покупают другие. Не стоит забывать, что стоимость финансовых активов определяется стоимостью денег. В условиях ультрамягкой денежно-кредитной политики рынки существуют уже более 10 лет, и давно потеряли какую-то связь с реальным положением дел в экономике. Яркий пример — ожидания роста мировой экономики и динамика фондовых индексов в период 2013-2015 гг. Экономисты и аналитики приводили справедливые факторы, которые указывали на спад, но рынки продолжали расти.

Происходило это по одной простой причине — деньги были дешевыми, а ставка ФРС на минимальных значениях. Обвал, состоявшийся в конце февраля, быстро сделал акции на американском и других рынках привлекательными. Федрезерв резко снизил ставку на полпроцента до  1-1,25% годовых — минимума с 2017 года, а акции не только сильно подешевели в абсолютном выражении, но и по различным моделям, учитывая безрисковую премию, выглядят крайне привлекательно, считает Игорь Стремоухов, старший Партнер FP Wealth Solutions SA.

Облигации Минфина США считаются безрисковым активом. Именно на этом и строятся все финансовые модели. Если эта ставка слишком низкая, финансовые институты делают выбор в пользу более рисковых активов, в частности акций: либо из-за дивидендной доходности, которая по ним выше, либо из-за ожиданий роста стоимости. И в том, и в другом случае, деньги перекладываются из облигаций в акции, поскольку безрисковая премия слишком низкая. Сейчас доходности по 10-летним трежерис опустились ниже 1%. С учетом падения стоимости, дивидендная доходность по отдельным акциям сейчас достаточно высокая. Например, у Exxon Mobil на пике падения она и вовсе достигала 7%. 

Кстати, на российском рынке также достаточно много бумаг, по которым дивидендная доходность приближается к 10%, а в отдельных случаях даже выше. Например, по Алросе дивидендная доходность сейчас около 8,5%, Башнефти — около 9%, у ВТБ — также около 9%. Игорь Стремоухов говорит, что уже купил эти бумаги себе.

Крупные инвесторы работают на рынке, чтобы зарабатывать и вряд ли их сильно интересует эпидемия вируса, когда есть возможность получить хорошую прибыль, к тому же Федрезерв буквально подталкивает участников торгов к покупкам. Кроме того, нельзя исключать, что в ближайшие месяцы ставки будут снижены еще.

Goldman Sachs, например, уже заявил, что ждет еще двух снижений ставки на 0,25 на заседаниях в марте и апреле. В среднесрочной перспективе высока вероятность восходящего тренда. До лета акции могут существенно вырасти, а дальше рынок может начать отыгрывать уже другие истории. Со стороны такой взгляд может показаться излишне оптимистичным. Ведь столь сильное падение не могло произойти просто так, значит есть серьезные причины.

Причины действительно есть, поясняет старший Партнер FP Wealth Solutions SA Игорь Стремоухов, но они имеют свою природу. Это не паника в привычном смысле этого слова, и не стоит думать, что глобальные инвесторы так сильно испугались коронавируса и замедления экономики. Сейчас не 1929 год и не даже не 2000-й, и нет так называемых “биржевых ям”, где брокеры бегают и выставляют заявки. Фонды и банки давно используют торговых роботов, на их долю приходится более половины сделок на бирже. Они работают по определенным алгоритмам. Скорость движений возрастает, но есть и побочный эффект: при падении запускается своего рода механизм саморазрушения, который уже можно было наблюдать в действии в конце 2018 года.

Трейдеры во время ралли активно продают опционы пут, однако в момент, когда индексы начинают снижаться, им приходится сокращать риски и хеджировать позиции продажей фьючерсов или акций, входящих в индекс.

Делают это роботы чисто по математическим моделям, им чужды эмоции и прочие размышления — есть только цифры. И чем сильнее идет падение, тем сильнее они увеличивают продажи, чтобы минимизировать риск по опционам. Подтверждение этих слов можно легко найти на опционных десках, где объемы торгов американскими опционами на акции почти сравнялись с объемом торговли основными ценными бумагами, а отношение option/underlying ratio стало максимальным за 14 лет. Таким образом, каждое снижение, провоцирует еще большие продажи и еще большее падение котировок.  В какой-то момент у более пассивных фондов срабатывают сигналы риск-менеджмента и уже они начинают распродавать свои портфели. Все это и приводит к тому, что мы видели на прошлой неделе. Но в определенный момент пассивные фонды заканчивают ликвидацию портфелей, а ситуация по торговым книгам активных трейдеров стабилизируется. Сейчас Федрезерв протягивает рынкам руку помощи, а свежие деньги не могут находится в системе просто так, они пойдут в финансовые активы.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы