Похоже, «лед» действительно трогается, «господа присяжные заседатели!». Впав в истерику, украинские политики, причем, «первой величины», начали предпринимать спонтанные действия, говорящие о проигрыше ситуации. Болезненный «щелчок по носу» Киев получил еще 14 августа.

Тогда 32 из 33-х задержанных в конце июля в Минске сотрудников охранного предприятия из России, несмотря на проявленный интерес украинских властей к экстрадиции 28-ми из них на «незалежную» ввиду якобы участия в боевых действиях в Донбассе, улетели в Москву. (Один, имеющий белорусское гражданство, изъявил пожелание остаться). Офис украинского президента Владимира Зеленского разразился по этому поводу высокопарным спичем, из которого следует, что тем самым «официальный Минск продемонстрировал», что историческая близость народов Украины и Белоруссии, а также «принцип взаимной помощи соседей» для него ничего не стоит. Непонятно, впрочем, ни то, каким концом в заявлении президентского офиса фигурируют пресловутые «вагнеровцы», хотя известно, что ЧВК «Вагнер» здесь абсолютно ни при чем, а задержанные и отпущенные охранники принадлежали к «конторе» под малоизвестным названием «МАР». Ни почему «исторически близкими соседями» в Киеве считают Минск, но отказывают в этом Москве.

Лукашенко и «друзья» с Украины

«Переварив» ситуацию, в Киеве поняли, что, обхаживая белорусскую сторону, делая ей комплименты, вплоть до отправки в Минск Дмитрия Гордона, по его собственному признанию, сотрудника СБУ, для эксклюзивного антироссийского интервью с Александром Лукашенко, играли, оказывается, не сами, а были сыграны другими, причем втемную. Да еще и к американским кураторам у украинских «компетентных органов» не могло не остаться вопросов — «шефы» ведь не предупредили о такой подставе, хотя, не ровен час, заранее знали если не все, то гораздо больше, чем их подшефные. Три дня в украинской столице ушло на поиск выхода из создавшегося нелицеприятного положения, который был найден в отзыве «для консультаций» из Минска украинского посла Игоря Кизима. Глава МИД Дмитрий Кулеба объяснил этот шаг, принятый на деле, разумеется, не им, а Зеленским, «необходимостью оценки перспектив украинско-белорусских отношений «в новой реальности» и формирования по этому поводу решений». «Мы впервые в истории прибегаем к такому шагу в отношениях с Белоруссией. И делаем это исключительно из-за недопустимых действий Минска», — уточнил Кулеба, сделав на соседей обиженную мину с «губками в трубочку».

Дмитрий Кулеба

Отзыв посла — серьезный дипломатический шаг, предшествующий разрыву дипломатических отношений. Киев перед выбором: демарш осуществлен, но поскольку он абсолютно в этой ситуации бессмыслен, если, конечно, не понадеяться на диалог по экстрадиции российских граждан, обвиняемых украинскими властями в «терроризме», уже с самой Россией, непонятно, что делать дальше. Одно из двух: или идти вперед и разрывать отношения, или вести себя в духе старой армейской пословицы: «Прокукарекал — а там хоть не рассветай». Ибо все равно не рассветет.

Тем временем Лукашенко, встречаясь с трудовым коллективом МЗКТ (Минского завода колесных тягачей), завел речь о новой конституции взамен нынешней, его не устраивающей. При этом он упомянул о показанных ему двух вариантах этого главного документа и охарактеризовал их настолько близкими к действующему Основному закону, что «не понравились». И пригласил общественность поучаствовать в разработке той, которая, если будет принята референдумом, может, по его словам, послужить прологом к новым президентским выборам. Лукашенко прямо не сказал, будет он в них участвовать или нет, но что-то подсказывает, что имелось в виду последнее. Уже нет, планы сверстаны по-другому. Иначе зачем весь этот «хайп»? Перед улицей «бацька» не прогибается, а вот когда все успокоится, намекнул он, может прийти время для серьезных решений.

И еще отметим два сопутствующих факта. Первый: перечисленная динамика, которая появилась в самые последние дни и даже часы, — явно результат двух телефонных разговоров с российским президентом Владимиром Путиным. Значит, о чем-то договорились? И второй: одновременно в Варшаве, в рамках визита в Польшу американского госсекретаря Майка Помпео, который в ходе нынешнего европейского турне уже отметился рядом скандальных антикитайских заявлений, подписан двусторонний документ, дающий зеленый свет на передислокацию из Германии одной тыс. военнослужащих армии США. В дополнение к 4,5 тыс., которые в Польше уже расквартированы. Многие европейские СМИ, отнюдь не пророссийские, в связи с этим вновь стали поднимать тему подготовки к войне.

Майк  Помпео и Анжей Дуда на праздновании «Столетия Варшавской битвы». Польша 2020

Нет, понятно, конечно, что тысяча — это не много, плюс-минус примерно около полка. Это тактическая группа, причем не самая крупная. Но важен именно факт, а также совпадение, связанное, разумеется, не с обидами на Минск украинской власти, которую американцы явно держат за партнеров «второго сорта». Если не «третьего». А со строительством антироссийского военного блока, непосредственно выходящего на наши рубежи. «Старая» Европа, особенно Германия и особенно при Дональде Трампе, который сильно не нравится Ангеле Меркель, несговорчивая, а Вашингтону нужны те, у кого два основополагающих кредо — «всегда» и «чего изволите». А это — поляки и прибалты, прежде всего соседние с Польшей литовцы. Ну и, конечно, киевские власти, продекларировавшие на днях «единение люблинских интересов» — в духе воссоздания Речи Посполитой — с теми и другими. Задумка, видимо, в чем? В том, чтобы сделать «хорошую мину при плохой игре». Вроде бы против России отстраиваются не только члены НАТО Польша и Литва, но и Украина — не член, которая членом никогда не станет, хотя и остается инициативно сочувствующей приготовлениям против России. В том числе военным. И здесь мы подходим к главной причине такой украинской обиды на Минск. В документах упомянутой встречи глав МИД Польши, Литвы и Украины в Люблине упоминалось «Восточное партнерство», то есть по умолчанию предполагалось, что в конструируемый американскими военными передислокациями блок войдет и Белоруссия, после того, как вслед за Украиной, «выберет антироссийскую свободу». По внутреннему «разделению функций» совратить на Запад Белоруссию должен был, видимо, Киев. Потому там так рьяно за это дело и взялись. И — надо же! — в очередной раз продемонстрировали своим американским кураторам полную собственную профнепригодность. Вместо «очков» нагребли в глазах Вашингтона лишь «хвостов».

В чем важность для НАТО Белоруссии? Заполучив ее в вассалы, можно замкнуть кольцо «санитарного кордона» вокруг России от Балтийского до Черного моря и дальше, через Закавказье, до Каспия. Это и есть пресловутый проект «Троеморья», который с одной стороны — наследие польского диктатора Юзефа Пилсудского с его планом «Прометей», а с другой — изобретение американских стратегов, которым и должны достаться основные геополитические дивиденды от его реализации. Если же Белоруссия остается с Россией, а тем более возобновляется строительство Союзного государства, а что-то подсказывает, что в новой ситуации, сложившейся за последние три-четыре дня, это далеко не «отыгранный» вариант, то вместо «санитарного кордона» получается новый блок американских польско-прибалтийских марионеток с примкнувшими к ним бандеровцами. А навстречу ему, прямо в середину этого квазинатовского блока, рассекая его участников надвое, направляется российско-белорусский меч. Или штык, который к тому же, через узкий перешеек литовской территории протягивается к калининградскому анклаву и одновременно военному оплоту России на Балтике. Любая попытка дернуться «nach Osten» в этих условиях как минимум проблематична, ибо наиболее вероятным вариантом ответа получает встречное контрнаступление на Варшаву, причем сразу с двух стратегических направлений — восточного и северного. Конечно, НАТО есть НАТО, и его со счетов никто не сбрасывает. Но если американцы создают внутри крупного блока некий «подблок» с внешним участием, причем без собственного, даже формального, в него вхождения, это означает, что НАТО как раз втягивать в прогнозируемую конфронтацию с Россией в Вашингтоне не хотят. Всячески стараются избежать сценария, при котором механизмы Североатлантического альянса могут быть задействованы. И понятно почему: агрессия НАТО вызывает немедленный ядерный ответ России по штабам, прежде всего по главным. А тут остается надежда все обтяпать по-хитренькому, списав на «исторические обиды» на Россию ее прежних составных частей и сателлитов. И разжечь «туземный» конфликт, избежав втягивания в него неоколониальной метрополии.

Войска НАТО преодолевают реку на учениях в Литве

Иначе говоря, варшавский документ «об усиленном военном сотрудничестве», подписанный Помпео с главой польского военного ведомства Мариушом Блащаком в присутствии президента Анджея Дуды, явно виделся следующим шагом за переговорами в Люблине. И мыслился эдаким «триумфом» американской геостратегии, ибо расчет строился на том, что последующее вовлечение в этот альянс Белоруссии с выходом к Смоленску — дело техники. А теперь получается, что «не все коту масленица». Прокукарекать — прокукарекали, причем шумно и с традиционным для таких посиделок гонором. А рассветать, однако, по той самой пословице, что-то не торопится.

Но кроме военной стороны всех этих перипетий, существует и сугубо политическая. И о ней следует сказать особо. В самом конце июля еще одно важное событие произошло в связи с Донбассом. В трехсторонней контактной группе по урегулированию конфликта произошла рокировка в украинской делегации. Экс-президента Леонида Кучму сменил его предшественник на президентской должности Леонид Кравчук, который сразу же обозначил определенную смену приоритетов, заговорив об «исчерпанности» минского «формата» и о переносе переговорного процесса по Донбассу в Швецию. Сегодня уже понятно, что если нынешние тенденции получат развитие, Украина, конечно же, использует повод начавшегося разрыва с Белоруссией в качестве предлога для развития этой темы. Причем не только по форме, но и по содержанию: Минск в качестве переговорно-посреднического центра не устраивает Киев не только и не столько позицией по переданным России охранникам, сколько по главному вопросу — содержанию Минских соглашений. Украинская сторона и до этого не раз, включая официальные выступления Зеленского, выкатывала «пробный шар» коррекции Минских соглашений. В Киеве это объясняли тем, что предыдущий президент Петр Порошенко подписал такой документ, который-де вяжет Украину по рукам и ногам, и его будто бы невозможно выполнять, оставаясь на позициях национальных интересов. Поэтому необходимо найти возможность от него отказаться. А несогласие с этим Москвы и народных республик Донбасса украинские власти объясняли «выгодной для них конъюнктурой», позволяющей «загонять Украину в угол», требуя от нее «невозможного»: проведения в ДНР и ЛНР выборов раньше, чем Киев получит контроль над границей.

Какое развитие получит эта коллизия, мы не знаем. Но поскольку на замену минского формата стокгольмским Москва никогда не пойдет, нельзя исключить, что в определенный момент верх на украинской стороне возьмут радикальные настроения и силы, которые попросту выйдут из Минских соглашений в одностороннем порядке. И мотивируют это решение «невозможностью» для них далее работать в белорусской столице. Что будет тогда, особенно с учетом «люблинского» фактора, определенно сказать не сможет никто. Конечно, это крайний вариант, и до того, как он может быть задействован, постараются отыграть все другие, не доводя ситуацию до откровенного риска. Это означает, что протесты будут нагнетать, западное влияние на них и в них усилится, а участникам митингов против власти постараются навязать прозападных лидеров. Не Тихановскую, разумеется, которая, сдрейфив, сбежала из Белоруссии в канун голосования, потом призывала прекратить выступления, открещиваясь от них. А теперь — вот, видите! — после определенной работы, проведенной с ней в Литве представителями западных спецслужб, замахнулась на роль «национального лидера». Даже для оппозиции со всем ее разбродом и отсутствием вменяемой идеологической платформы это и то никакой не «лидер», а настоящий позор.

Предвыборная агитация Светланы Тихановской

И поэтому в сухом остатке мы на первом этапе вполне может столкнуться с поставкой на площади белорусских городов профессиональных натовских боевиков, скорее всего — из Польши и Литвы. А дальше очень может быть, что получаем серьезное обострение обстановки во всем регионе, которое будет происходить по мере выстраивания упомянутого внутринатовского «подблока» во главе с Польшей. Как минимум, эта ситуация потребует существенного расширения российского военного присутствия в Белоруссии, а также заключения официальных соглашений с республиками Донбасса, невозможного без признания Москвой их государственной самостоятельности, суверенитета и независимости от Украины. Как максимум, очень не хотелось бы рассуждать на эту тему даже чисто теоретически, не теряет, к сожалению, актуальности вариант, при котором решившийся на военную авантюру по «хорватскому» сценарию Киев развяжет в регионе достаточно крупный военный конфликт. И проигрывая его (а шансов на выигрыш у него нет), обратится за поддержкой в «люблинском» формате к Варшаве. Перспектива такого же самого ответа маячит и в случае реализации Москвой и Минском интеграционного сценария, без которого, однако, это надо понимать, мы своих задач не решим. И именно поэтому к умиротворенному настроению складывающаяся ситуация никак не располагает. Но как любой кризис, она формирует спектр возможностей, грамотное использование которых может очень многое изменить, обеспечив переход нашей страны в геополитическое контрнаступление.

И последнее. Очень многое, об этом приходится напоминать постоянно, будет зависеть от исхода президентских выборов в США. И понятно, что в прямой зависимости от результатов голосования в Штатах находятся сроки, на которые для нас приоткроется окно исторических возможностей. Ибо даже в случае победы Джо Байдена до смены хозяина Белого дома у России в запасе останется еще два с половиной месяца.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы