Либеральный экономический подход, который длится вот уже четверть века, кажется, приносит первые плоды в части «эффективного инвестирования». «Эффективный менеджер» Анатолий Чубайс отчитался о деятельности «Роснано», заявив, что госкорпорация не собирается обращаться к Правительству за новой господдержкой в следующем инвестиционном цикле.

Аналитика«Для того, чтобы решить задачу, мы получили беспрецедентные объемы финансовой поддержки от государства. Это 130 млрд руб. — капитал плюс госгарантии на 250 млрд руб., на которые мы привлекаем кредиты, которые, естественно, должны быть возвращены. Таким образом, общий объем всех видов финансовой поддержки государства составил 382 млрд руб. Мы прекрасно понимаем, что это очень серьезная сумма и что ее нужно было правильно сфокусировать, заточить на ключевые направления», — сказал Чубайс, добавив, что компания, вероятно, сможет через год-два вернуть вложенные средства.

То есть то, что госкорпорация больше не будет просить денег, а уже вложенные сможет вернуть, наверное, через год-два – это подается как достижение. И пока либеральные экономисты с таким подходом пытаются хотя бы замедлить падение экономики России, «фокусируют и затачивают», не обращая внимания на изменения в мире, эта самая экономика может не только замедлиться, но и начать расти. Об этом ежегодно говорят на Московском экономическом форуме (МЭФ) и предлагают адекватные меры, некоторые из которых уже сейчас работают и дают реальный доход государству. Об этом Накануне.RU рассказал сопредседатель МЭФ Константин Бабкин.

Вопрос: После МЭФ-2017 в США появился указ «Покупай американское, нанимай американцев», который призван защищать их работодателей и сотрудников. Налицо протекционистские изменения в «обители глобализации» – МЭФ резонирует этим трендам?

Константин Бабкин: Да, мы еще до этого указа обсудили то, что мир поворачивается от глобализации в сторону протекционизма, защиты национальных интересов. И то, что Дональд Трамп подписал закон «Покупай американское, нанимай американцев», не выглядит чем-то новым – это его политика, она была известна и ранее. Мы же на МЭФ каждый раз продвигаем в России политику протекционизма отечественного производства – это тоже начинает работать. Показательно, что и на нашем Московском форуме, и на форуме продовольственной безопасности в Ростове-на-Дону, который сегодня завершается, озвучиваются идеи о том, что нужно поддерживать своих крестьян и фермеров – то есть это становится общепризнанной идеей.

Вопрос: А что происходит с либеральным подходом? Ранее Вы говорили, что каждый новый МЭФ приближает изменение экономического курса…

Константин Бабкин: А либеральный подход у нас пока продолжается, суть его можно выразить в одном примере — когда-то, в 2002 году, имея $50 млн, мы пытались оживить гражданское авиастроение, но государство не поддержало идею, сказав, что такие инициативы не нужны. Собственно, гражданское машиностроение и по сей день остается в очень печальном состоянии.

И МЭФ приближает изменение этой пагубной экономической, налоговой, внешнеторговой, денежно-кредитной политики. Результаты пока не так заметны, но капля за каплей это происходит.

Фактически уже реализуется, по крайней мере в продовольственной области, принцип не открывания, а защиты рынка. Это уже приносит свои плоды в виде роста сельского хозяйства. Пока мы не повлияли на денежно-кредитную политику, и налоговая политика тоже пока за пределами нашей досягаемости остается, но я уверен, что каждый Московский экономический форум приближает этот день — приближает превращение либеральной экономической политики в более разумную. Это наша главная цель.

Вопрос: Пока же мы видим плоды либерального подхода – Анатолий Чубайс отчитался о деятельности «Роснано», заявив, что госкорпорация пока не собирается снова обращаться к Правительству за новой господдержкой. Потраченные на нее 382 млрд руб. – насколько это большие средства?

Константин Бабкин: Приведу еще один пример – как реализуются здоровые экономические меры. Крестьянам выделяют 13 млрд руб. в год на покупку отечественной сельхозтехники, благодаря этой поддержке техника производится уже на 100 млрд руб., что обеспечивает рост этой области на 30% в год. При этом техника производится инновационная, конкурирующая и в Америке, и в Германии, и в 33 других странах мира.

Что производит Чубайс, которому выделили не 13 млрд руб., а в десятки раз больше, для меня до сих пор загадка. Поэтому как минимум странно звучат его заявления о том, что он денег больше просить не будет. Это было бы вообще вопиющие со стороны Правительства, если бы оно еще продолжало финансировать эти проекты при абсолютно неэффективной работе Чубайса. Причем он не может реально показать передовые товары, которые он производит. Поэтому он, конечно, остается раздражителем и для народа, и для экономики.

Вопрос: Но почему это преподносится как какое-то достижение, как что-то особенное? Это действительно так или это обычный бизнес?

Константин Бабкин: Это не пойми, что. Для меня это загадка – бизнес это или какой-то инструмент «пенсионного обеспечения» для Чубайса. Он много лет говорил, что государственная собственность, государственная промышленная политика неэффективна, но при этом выбил себе сотни миллиардов рублей на непонятно что.

Какой это бизнес? Государство тратит огромные деньги, заработанные жителями России тяжелым трудом, но отдачи никакой не видно. Все это отдается Чубайсу с непонятным эффектом. Это точно не бизнес. Складывается впечатление, что это какой-то элемент взаимоотношений внутри власти, и для общества эти отношения выглядят непонятно.

Вопрос: Будут ли подобные темы эффективности-неэффективности подниматься на новом МЭФ-2018? Что мы можем там увидеть?

Константин Бабкин: Мы обычно реагируем на текущую повестку, и тема очередного мартовского Форума формируется в декабре, за три месяца до мероприятия. За это лето и осень произойдет еще много событий, и в стране в экономической политике что-то изменится. Только сложно сказать, в хорошую ли сторону. Если в хорошую, то будем поддерживать это движение и предлагать конкретные меры реализации этой политики. Если все станет еще хуже, то будем критиковать и продвигать меры для улучшения ситуации. Но пока об этом рано говорить.

Вопрос: Возможно, будет привязка к выборам в 2018 году?

Константин Бабкин: Конечно, надеюсь, что наш Форум приобретет определенную остроту в этом плане, и мы обратим внимание на программы кандидатов. За нашими дискуссиями следят, и в преддверии выборов МЭФ скажет свое слово.

Вопрос: Вы ранее говорили, что приглашали на встречу Алексея Кудрина, но он отмолчался, на новое мероприятие также планируете призывать либеральных экономистов?

Константин Бабкин: Да, мы и Максима Орешкина приглашали, он даже, вроде бы, заинтересовался, но потом все равно отказался, поехал на Арктический форум. А приглашать будем — почему нет? Пусть они представят свои идеи. Пусть Кудрин объяснит, почему, по его мнению, у России потолок экономического развития только 0,5% в год и соответствующие темпы могут быть в различных отраслях? Почему он отказался публиковать свою экономическую стратегию?

У нас много к либералам, и в частности к Кудрину, вопросов. Поэтому призовем их и в следующем году.

Вопрос: Как итог, что МЭФ привнесет в 2018 году, что он уже привнес за эти годы?

Константин Бабкин: Многолетняя работа нашего экономического форума, очевидно, сказывается не только на политических движениях — общество начинает понимать, что нужно развивать свою экономику. Причем не просто экономику, а производство высококачественной продукции в сельском хозяйстве, в промышленности, в других отраслях. Это становится общепризнанной идеей. Не всегда она воплощается в реальную политику, но постепенно это происходит, в том числе, я уверен, благодаря работе нашего Московского экономического форума.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео