Глава Белоруссии Александр Лукашенко планирует встретиться с президентом России Владимиром Путиным в пятницу, 7 февраля. Об этом белорусский лидер заявил журналистам во время посещения во вторник Добрушской бумажной фабрики «Герой труда».

Высказывания Лукашенко приводит телеграфное агентство БЕЛТА. И трудно не заменить, что решение свое белорусский руководитель обрёк в довольно-таки загадочную форму: мол, «некий момент истины настал», и об этом он будет «ему (надо полагать, президенту РФ) открыто говорить».

Лукашенко также назвал себя и Путина архитекторами добрых политических отношений между Москвой и Минском. И задался вопросом: «Нам ли их ломать на исходе нашей политической карьеры. Мы же не вечные».

Что именно Александр Григорьевич хотел этим сказать, не совсем понятно. Это, видимо, прояснится уже по итогам переговоров.

В Кремле, во всяком случае, подтвердили, что встреча двух лидеров готовится. Пройдет она на территории России, но точное место пока неизвестно.

Последний раз Путин и Лукашенко общались напрямую в конце декабря на полях саммита Евразийского экономического союза и СНГ, который проходил в Сочи. И там же, в Сочи, 31 января должна была состояться следующая встреча, в ходе которой стороны собирались обсудить вопросы поставок в Белоруссию нефти и газа.

Однако Лукашенко встречаться отказался (хотя изначально это была его инициатива), и предпочел общество Майка Помпео — госсекретаря США, который, совершая турне по странам постсоветского пространства, по дороге из Киева заехал в Минск. И не просто заехал, а сделал Александру Григорьевичу массу выгодных предложений. В частности, пообещал восстановить полноценное посольство США (страны на взаимной основе отозвали своих послов весной 2008 года), а также обеспечить Белоруссию нефтью на 100%.

Как известно, ситуация в топливно-энергетическом секторе Белоруссии на данный момент довольно сложная.

В конце 2019 года Москва и Минск не заключили контракт на поставку нефти, так как не смогли договориться о ценах. Лукашенко тогда даже обвинил Россию в том, что она якобы хочет продавать нефть Белоруссии по ценам, которые выше среднемировых. И поручил изыскать альтернативные источники поставки сырья. Однако 80 тыс. тонн, которые Минск в итоге закупил у Норвегии, вряд ли можно считать альтернативой тем 15 млн. тонн, которые Белоруссия ежегодно закупала в России.

Что Батька, видимо, тоже понимает, отчего «в сердцах» недавно сказал, что Белоруссию «поставили раком по углеводородам»…

Впрочем, теперь, возможно, Лукашенко в диалоге с Путиным рассчитывает, что называется, пойти «с козырей» — ведь сам госсекретарь Помпео дал ему гарантии 100-процентного обеспечения его страны нефтью…

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила ведущего научного сотрудника Центра публичной политики и государственного управления Института общественных наук РАНХиГС Сергея Беспалова:

— Россия до некоторой степени сама ответственна за то, что раз за разом прощала Лукашенко его оскорбительные в выходки. Всякий раз после его грубых, бесцеремонных заявлений в адрес России мы шли, в конечном итоге, на очередные уступки. Заключали очередное соглашение на поставку энергоресурсов, и еще по каким-то вопросам предоставляли Минску преференции.

При том, что со стороны Белоруссии — ни годы уже, а десятилетия — Россия слышит только заверения о приверженности интеграционным процессам. А в последние годы Минск еще стал заявлять, что абсолютным приоритетом, абсолютно высшей ценностью для Белоруссии является национальный суверенитет. Но, вообще-то, интеграция полноценная начинается, я думаю, там и тогда, когда государства идут на добровольное самоограничение своего суверенитета в пользу неких надгосударственных, интеграционных структур. Поэтому тут либо одно, либо — другое.

Кроме того, в плане военного сотрудничества (хотя в этой сфере, вроде бы, дела обстоят более благополучно) мы тоже некоторое время назад столкнулись с отказом Белоруссии разместить российскую военную базу, при том, что предварительно это было согласовано.

И, опять же, соответствующее заявление об этом тоже было сделано Лукашенко публично, без предупреждения российских властей. В традиционной для него беспардонной манере.

По всей видимости, у белорусского президента сложилось впечатление (впечатление обоснованное), что если на протяжении двух с половиной десятилетий диалог с Россией в таких тонах приносил ему успех и позволял обеспечивать разнообразные преференции для белорусской экономики, для белорусского бюджета, то не надо ничего менять. Видимо, он пришел к выводу, что если повышать ставки в этой игре, повышать градус публичных заявлений, можно будет чуть ли не до бесконечности гнуть свою линию.

И вопрос теперь только в том, когда Россия решит положить конец этой практике.

«СП»: — А какую игру, по-вашему, Лукашенко задумал сейчас?

— Возможно, считает, что теперь, когда наметилось некое потепление в отношениях с Западом и, в частности, с США, у него появились дополнительные козыри.

При этом мы должны понимать (я думаю, это понимает и сам Лукашенко, и другие представители белорусской элиты), что для Запада Белоруссия и ее президент имеют ценность только только в том плане, что с их помощью можно оказывать какое-то давление на Россию. Можно ослаблять интеграционные процессы не только в рамках Союзного государства, но и в рамках ЕврАзЭС.

Но давайте посмотрим, что конкретно обещали американцы и другие западные партнеры Белоруссии. Ну, посольство…

«СП»: — Хорошо ли это, еще вопрос. Мы же знаем, какую роль сыграл американский посол Пайетт в организации госпереворота на Украине. Не хотелось бы, чтобы Белоруссия пошла по этому пути…

— Это нам не хотелось, а американцам, конечно, хотелось…

Но если говорить об обещании обеспечить Белоруссию нефтью, то совершенно понятно, что, во-первых, американская нефть была бы существенно дороже российской, учитывая, хотя бы затраты на доставку и т. д. Но самое-то главное, что нефть, как известно, бывает разных сортов. И каждый из нефтеперерабатывающих заводов ориентирован на нефть определенного сорта.

Белорусские НПЗ ориентированы на тяжёлую нефть, которую добывает и продает на экспорт Россия. Эту тяжелую нефть можно заменить на какую-то октанологичную по сорту, по своим характеристикам нефть, которую производят другие страны. В частности, Норвегия, с которой Белоруссия договорилась о каких-то очень ограниченных поставках.

Но такой нефти на рынке не очень много. И, насколько мне известно, американцы, в принципе, такую нефть не добывают. Поэтому все эти предложения с их стороны — пустая декларация. Для того чтобы перейти на американскую нефть, белорусам нужно полностью переоборудовать свои нефтеперерабатывающие заводы, что совершенно невозможно.

И в целом, мы должны сказать, что белорусская экономика крепчайшим образом привязана к экономике других государств постсоветского пространства и, прежде всего, конечно, к российской. С этой точки зрения любые попытки переориентировать ее на другие рынки, другие стандарты и т. д., приведут к катастрофическим последствиям. Не меньшим, чем то, что произошло с экономикой на Украине.

Если трезво смотреть на ситуацию, то Запад может предложить Белоруссии только какие-то сугубо политические подачки.

«СП»: — Но, вроде как, Лукашенко рассчитывает на льготные кредиты Международного валютного фонда… Об этом речь.

— Лукашенко, конечно, хотел бы получить льготные кредиты МВФ, но МВФ не горит желанием ему эти кредиты предоставлять. И мы знаем, что кредиты МВФ связаны с выполнением страной-получателем денег жестких условий. С определенными параметрами бюджетно-экономической политики.

И рассчитывать на то, что МВФ будет кредитовать Белоруссию, а Белоруссия будет сохранять нынешнюю экономическую модель, — совершенно невозможно. Изменить экономическую модель для Лукашенко, значит, расписаться в полном крахе своей политики. Политики, которой он так гордится, которую так долго выстраивал… И с заявлениями о продолжении которой он идет на очередные президентские выборы.

Так что, мне кажется, если Россия в этот раз все-таки не дрогнет, не пойдет на уступки, не поддастся шантажу, то Лукашенко окажется в по-настоящему тяжелой ситуации.

Конечно, на какое-то время он, наверное, сможет затыкать дыры в бюджете за счет кредитов, предоставляемых Китаем, за счет иных каких-то источников… Но это в перспективе нескольких месяцев, может быть — на период до выборов — до конца года. А дальше ситуация его станет совершенно безвыходной.

«СП»: — Наша позиция в этой ситуации какой должна быть? Мы опять пропустим скандальные выпады Лукашенко мимо ушей и пойдем на уступки?

— Мне кажется, что сейчас как раз самое подходящее время для того, чтобы России достаточно последовательно провести свою линию. И либо увязывать сохранение каких-то экономических преференций с реальными шагами по углублению интеграции в рамках и ЕврАзЭс, и Союзного государства. Либо же ставить Минск перед фактом перехода на торговлю по мировых ценам. И просто прекратить по различным каналам всевозможные дотации Белоруссии.

Все заявления Лукашенко о том, что он к этому готов, это, понятно, пустая демагогия.

Ну и конечно, условием продолжения нормального диалога, однозначно, должен быть отказ от хамских заявлений, которые в последнее время особенно активно белорусский президент позволяет себе делать. Само по себе, это является принципиальным моментом. И этот вопрос на переговорах, я думаю, тоже должен быть поставлен.

Сейчас читают

Архивы