Я считал, что воюя с ИГИЛ или с исламской антиасадовской оппозицией, мы воюем с США, блоком НАТО, потому что за спиной антиасадовской коалиции стоит Турция. Турция – член НАТО. В НАТО главная страна – США. Такая несложная трёхступенчатая логическая цепочка.

Максим ШевченкоНаши пропагандисты уверяли всех, и меня тоже заставляли, говорили мне ещё осенью: «Как Вы можете? Максим, не говорите, что мы воюем с США в Сирии! Мы должны быть партнёрами!» Я говорю, что если мы по логике воюем с Западом, в Сирии мы конфликтуем с Западом, это конфликт не с исламским миром, а с Западом, который руками мусульман заставил их убивать друг друга, решая свои геополитические вопросы. Это очевидно.

То, что Керри приезжал сюда с ультиматумом, и вся эта лёгкость бытия, которую он показывает, лишний раз подтверждает, что на самом деле в кулуарах был очень жёсткий разговор, ультимативный. В чём он заключался? Во-первых, Керри – это уходящая натура. Он уходит вместе с администрацией Обамы, кто бы ни победил: Хиллари Клинтон, Дональд Трамп или, может быть, Берни Сандерс. Ещё ведь не определили это.

Хотя Керри – мужчина приятный, симпатичный и хороший, настоящий американец. Я лично против него ничего не имею, хороший госсекретарь. Дай Бог каждому государству такого министра иностранных дел: ясного, чёткого, сильного.

Но в чём ультиматум-то? Ультиматум в том, что или вы сейчас поддержите, условно, будете перестраиваться под возможную победу демократов, или, когда демократы придут к власти, вам всем будет конец.

Он приезжал сказать, что нужно оставить все реверансы в сторону Трампа. Во-первых, он сказал, что Трампу не победить, как бы вы ни надеялись на это. Во-вторых, даже если трамп победит, то не факт, что он будет таким уж пророссийским, несмотря на то, что он пару раз Путина похвалил.

comments powered by HyperComments
Популярное Видео