Спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура планирует возобновить межсирийские переговоры в Женеве 11 апреля. Между тем вчера Совбез ООН заблокировал предложенный Россией проект заявления с призывом обеспечить максимально представительный характер предстоящего раунда межсирийских переговоров. Как заявил постпред РФ при ООН Виталий Чуркин, Москву беспокоит, что сирийские курды до сих пор не приглашены на женевские переговоры.

Максим ШевченкоКак заявил в интервью «Вестнику Кавказа» член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Максим Шевченко, «благодаря позиции России начался мирный процесс на территории Сирии. Но борьба с терроризмом, тем более с терроризмом, который обрел территориальную привязку и сумел на этой территории создать огромную армию, захватил нефтяные поля и торгует нефтью, получая огромные доходы, который добился серьезных успехов политических и военно-политических, долгая и сложная».

По словам Шевченко, главная тема сирийской политики – создание устойчивых демократических институтов «поверх» линии фронта: «Главный фронт – не борьба с ИГИЛ, главный фронт – между президентом Асадом, его союзниками «Хезболлой», Ираном и исламской оппозицией и всеми остальными. На этом направлении усилия России являются фундаментальными. ИГИЛ или «Джабхат ан-Нусра» являются сейчас периферийными целями. Главная цель – обеспечить мирный процесс и создать устойчивое ядро будущей единой и неделимой Сирии. Будет она федеративной или конфедеративной, должны решать сирийцы при помощи своих внешних партнеров, в числе которых, безусловно, будет РФ. А потом уже можно начать бороться с ИГИЛ».

Эксперт напомнил, что ИГИЛ – не сирийское явление, а иракское: «ИГИЛ создано иракцами, руководимо иракцами. Сирийцев в руководстве ИГИЛ практически нет, поэтому для внутрисирийской политики ИГИЛ является периферийной темой, в отличие от той же «Джабхат ан-Нусры». Непризнание «Джабхат ан-Нусры» частью переговорного процесса оставляет за его рамками 40-50 тысяч хорошо вооруженных, мотивированных бойцов. Если война с ИГИЛ идет на далекой границе с Ираком, то война с «Джабхат ан-Нусрой» – это война в Халебе (Алеппо), в Хомсе, в самом сердце Сирии. Предстоит пройти долгий дипломатический и политический путь. Но, безусловно, Россия заложила фундаментальный камень во внутрисирийское политическое урегулирование».

По словам Шевченко, это не первая гражданская война в истории Сирии: «По масштабности она, конечно, превосходит все остальное в силу того, что впервые Сирия стала объектом прямой интервенции иностранных государств, которые преследовали цель ее раздела и уничтожения территориальной целостности – Саудовская Аравия, Турция, Израиль, страны Залива. Тем не менее у сирийцев уже был опыт выхода из гражданских войн в 1940-1950 годах. Сирия – древняя цивилизация высочайшей культуры, политической, социальной культуры. Я уверен, что если сирийцам дать возможность, они найдут общий язык, даже непримиримые враги завтра могут вместе пить кофе и выстраивать те или иные форматы [мирного сосуществования]. Конечно, прежней Сирии уже не будет, не будет баасистской Сирии, тут сомнений нет. Но то, что Башар Асад останется одной из сторон сирийского внутриполитического поля, у меня нет сомнений.

comments powered by HyperComments