Путин – это человек консенсуса. Путин все-таки является человеком, который заключил договор между двумя враждебными крыльями российских элит.

Максим ШевченкоОн не заложник, он является лидером консенсуса. Объясняю. 90-е – это были годы спада любого производства и годы вывода из Советского Союза бывшего огромного количества денег, то есть доминировали финансовые группы и международные финансовые спекулянты. Все эти 90-е – все эти гусинские, березовские, авены, фридманы, ходорковские – это все финансовые спекулянты, связанные с мировыми финансовыми структурами, с каналами вывода отсюда денег через Брайтон или через Тель-Авив, и в общем, через офшоры всякие – это и мир, это их царство.

Потом пришли те, кто сделал ставку на захват сырья и какого-то остаточно производства, ВПК. Условно назовем их «силовики». То есть на промышленность, условно говоря.

Это была война. Он Ходорковский в этом войне пострадал. У Березовского отобрали все, у Гусинского, Смоленского. В этой войне в начале 2000-х стала дилемма: либо продолжать эту войну до конца, но тогда это угрожало просто на фоне второй чеченской войны, на фоне терроризма, на фоне манипуляций совершенно неконтролируемых, на фоне активности Запада в этой ситуации, потому что многие элиты Запада были связаны личным финансовым интересом с российскими элитами 90-х, потому что деньги, которые уводились отсюда, поступали частично туда, тамошним элитам. Это была плата за право инвестировать в Америку или в Евросоюз, или еще куда-то там.

Они были заинтересованы в том, что Путин сказал: «Нет, это будет часть наша». Наша – в смысле… В свое время Виктор Черкесов все описал. Помните в великой статье, где Россия падала в пропасть, но повисла на «чекистском крюку». Вот она повисла на самом деле, потому что они сделали ставку на промышленность, на сырьевую промышленность, как и положено полуколониальной державе третьего уровня по Валлерстайну.

Возникла, как говорится, война, которая шла 90-е и символизировала, условно, собой войну между Чубайсом и Лужковым – такая шла просто кровопролитная война во многих смыслов, то есть война между финансово-спекулятивным капиталом и местными боронами, которые ориентировались на местный капитал, земельный капитал.

Все равно и те и те выводили деньги за границу, но источник их происхождения был разный. Одни выводили за счет того, что понижали реальную стоимость приватизации, а потом продавали там, на Западе по реальной рыночной стоимости, которая в тысячу раз превышала то, что они здесь скупали. А другие жили за счет ренты, за счет сбора с территории. И между ними, казалось бы, в 99-м году вспыхнула непримиримая война, которая должна была перерасти в тяжелейшую войну. Образовалось даже два политических блока: либеральный партийный блок – там «Яблоко», СПС и еще много чего; и как бы, условно говоря, «Единство» и «Отечество – вся Россия», с которыми было не все слава богу.

И вот появляется Путин и группа Путина, которые образует консенсус. Они придавили этих, подняли этих немножко. Но встал над ними, над схваткой. Он является некой точкой сборки между условным Фридманом с Авеном и условными… там, я не знаю, силовиками Сечиным и Миллером, например, за которыми стоят ВПК и «красные директора». Поэтому он — точка сборки. Но под ним находится реальное политическое пространство. Вот уже следующий уровень – реальное политическое пространство.

популярный интернет




comments powered by HyperComments
Популярное Видео