Смешно наблюдать, как пропагандистская машина власти ринулась лить лицемерные слёзы и фальшиво охать по поводу приговора Павлу Устинову.

Рита Симоньян страдает от несправедливости судов (скрываясь, правда, за мемом «я все уже сказал(а) про Голунова»).

Ургант напоминает засбоивший компьютер. Шутит так натужно, будто ему в затылок уперлось невидимое дуло пистолета.

Я-то понимаю, что «в ухе» у него сидит «некто неизвестный», кто (судя по паузам, которые делает Ургант) корректирует политические нюансы его речи.

Вопрос в другом — зачем Системе это все?

Сначала мучить людей и бросать их за решетку по надуманным обвинениям, а потом тем же персонажам, которые готовы всецело обслуживать Систему любыми способами, начинать голосить о «несправедливости»?

Варианта два.

Первый. «Простой».

Как и в деле с Голуновым, пропагандистская обслуга реагирует на приподнятую бровь «царя» и его недоуменное шевеление пальцами в стиле «ну зачем же так».

Нет высочайшей реакции верховной брови — да хоть четвертовать будут публично Голунова и Устиновым — никто из властной обслуги рта не раскроет!
Моральные и этические вопросы их не волнуют.

Не раскрывали они ртов по поводу «болотного дела» (где левых бросали в тюрьмы), как не реагируют на чудовищно жестокие и бессмысленные расправы с крымскими татарами и представителями других мусульманских народов. Так и тут сидели бы и хлопали глазами: «А чо? Ничо?»

Второй вариант. «Сложный».

Заведомо лживый и сфальсифицированный приговор Устинову (как и тупое поведение силовиков в деле Голунова с фальшивыми фото вещдоков) — постановка в несколько ходов.

Идиотский арест — неправедный суд — коллективные причитания властной обслуги (ах, суды-силовики плохие).

Цель — организация ситуации, при которой властная обслуга создает видимость «единства моральных ценностей» власти с оппозицией. Протягивает руку, так сказать «братьям и сёстрам», говоря, что «мы одной крови, у нас одни цели — совершенствование капиталистического общества».

Просто вы (оппозиционеры) немного нервные, наивные, дерганые. Хотя, цели у вас правильные, — «жить как на Западе».

Мы (властная обслуга) — тоже за социальный прогресс, за хороший капитализм, за правовое государство, за то, чтобы и журналистов, и актеров, и представителей других творческих и столь корпоративно близких нам профессий не мучили злые безымянные силовики и судьи с дикими фамилиями.

Таким образом, всеобщая борьба по всем федеральным кремлевским СМИ против приговора Устинову — ни что иное, как лицемерное растворение антипутинского протеста в «хорошем путинизме».

Андрей Илларионов примерно год назад убедительно доказал, что именно системные либералы («сислибы»), а вовсе не силовики, по сути, являются политической и интеллектуальной опорой режима.

Путинизм — это системный неолиберализм, эксплуатирующий патриотизм и апелляцию к моральным ценностям в целях обмана народа для прикрытия грабительской, варварской и колониальной эксплуатации страны. Главными бонусополучателями от которой являются именно сислибы.

Таким образом, скоро выяснится, что между «сислибами» и просто «либами» нет противоречий. Что общая угроза для них — левая оппозиция и национальные и религиозные движения. Думаю, к 21-му году, эта тема усилится.

Все равно, все они встретятся на какой-нибудь «свадьбесобчак» (как на прохановском «теплоходе «Иосиф Бродский»), чтобы лобызаться или мило ссориться друг с другом.

Конечно, есть и третий вариант. «Политтехнологический».

Вопли и стоны про Устинова в Москве — отвлечение внимания от происходящего в Бурятии, где полное фиаско власти в национальном вопросе и неспособность хотя бы минимально соблюдать приличия в «диалоге с обществом» поставили республику на грань народного восстания.

Поговорим о судьях и silovikah в Москве, лишь бы не о протестах и шамане в Улан-Удэ.

Думаю, что истина где-то рядом.

Сейчас читают

Архивы