Сегодня сенсация №1 – вывод российских войск из Сирии. Следует ли расценивать его как сдачу позиций или элемент серьезной политической игры? Об этом Sputnik спросил об этом у журналиста и телеведущего Максима Шевченко.

Максим Шевченко«Все цели, поставленные перед началом войсковой операции, достигнуты, — сказал нам Максим Шевченко. — Асад спасен. Напомню: в сентябре 2015 года, когда вводилась группировка, Асад был в нескольких днях от падения. Теперь, в марте 2016 года, позиции законного правительства укрепились, нанесены серьезные военные поражения оппозиционным отрядам, а правительство Асада получило серьезную политическую и экономическую поддержку».

По мнению эксперта, на Ближнем Востоке уже поняли, что Асад – не один. А так как он не один, то за него теперь будут многие. Начались переговоры, в ходе которых значительная часть оппозиционных вооруженных формирований если не перешла на сторону правительства, то, во всяком случае, заключила мирное соглашение с правительством. И, безусловно, на этом этапе войны Асад победил.

«Россия очень эффективно применила локальное военное вторжение с согласия правительства, — заявил Максим Шевченко. — И дальше что России делать в Сирии? Просто тратить деньги? Мне кажется, надо выводить. И я рад, что именно так и делается».

По мнению политического журналиста, выводя войска из Сирии, Россия, несомненно, уходит от конфликта с Турцией.

«Я думаю, что страшный взрыв в Анкаре дал Турции многочисленные поводы для прямого вторжения, — говорит Максим Шевченко. — А на фоне вывода российских войск как-то странно Турции вторгаться в Сирию. Когда весь мир говорит о мире, Россия выводит войска, Турция вдруг начинает вторжение. Я думаю, что в большой шахматной игре Россия делает большой и важный политический ход».

Вмешательства США в конфликт, по мнению эксперта, ожидать не следует.

«США сейчас будут заняты выборами, — сказал Максим Шевченко. — Сейчас замирение в Сирии очень работает на Обаму и является, по сути, частью соглашения между президентами».

comments powered by HyperComments
Андрей Фурсов: мир будущего