Сегодня с утра ряд СМИ сообщили, что «более 20 тыс. человек подписали петицию с требованием уволить полицейских, задержавших мальчика, читавшего Шекспира на Арбате…» По мнению авторов петиции, действия полицейских, задержавших ребенка, — это «превышение должностных полномочий, существенно нарушающее права гражданина, сопровождающееся насилием или угрозой применения насилия, ст. 286 УК РФ, от 3 до 10 лет лишения свободы».

Не хотелось вставлять свои 5 копеек в массовую истерию по этому поводу, если бы не ряд моментов, прошедших мимо взглядов «защитников детей». Эмоциональный хор сторонников той или иной позиции в этом деле прекрасно скрыл суть, остающуюся «за кадром». Суть, очевидную любому нормальному отцу.

мальчик, Арбат, стихи, полиция|Фото: социальные сети

Прежде всего, ни один психически вменяемый отец, тем более, отец-одиночка, не позволит своему 9-летнему сыну стоять на паперти. Я сейчас не о законности и не об оправданиях папаши на тему: «Он не просил, ему люди сами кидали мелочь, которую ребенок тратил на сладости». Я именно о главном – молодой и здоровый отец сознательно и регулярно отправлял своего сына побираться. Среди нас десятки миллионов родителей, в 90-е воспитывавшие маленьких детей. И почти каждому приходилось работать, как проклятому, иногда рискуя здоровьем и жизнью, чтобы не только накормить семью, но и оградить своих детей от ужасной действительности, сохранить ранимую детскую психику.

Я специально не останавливаюсь на суммах «мелочи», которые получал ребенок, я о том, что отец оставлял своего 9-летнего сына по сути одного. Да – именно одного. В центре громадного мегаполиса. Одного! Чтобы тот читал стихи, предварительно положив перед собой раскрытую суму. Суму. Крохотный побирушка с сумой. Такой несчастный и необычный, наизусть читающий Шекспира. Как трогательно, какой прекрасно рассчитанный сценарий.

Почему я утверждаю, что одного? Это очевидно. На фото выше мы видим трех полицейских, разговаривающих с мальчиком. Картина предельно ясна – термосумка для сбора денег открыта, никто никого не хватает, ситуация спокойная.

Я сам не только отец, но десятки лет занимаюсь фотографией. И начинал с «экстремальной». То есть снимал события динамичные, в которых надо реагировать предельно быстро. По этому фото я вижу, что у снимающего не только было минимум полминуты на то, чтобы достать камеру и спокойно сделать эту фотографию – у него была причина ее сделать. Сделаем себе зарубку о причине и пойдем дальше. К чему я уделил внимание времени?

К тому, что если у чужого человека оно было достаточным, чтобы не только заметить эту сцену, но и сфотографировать ее, то минимум это же время было у так называемой «мачехи», которой отец поручил следить за ребенком, и сидевшей «в 20 метрах с книжкой». И которая почему-то не подошла в этот спокойный момент к полицейским и не объяснила ситуацию.

Оправдания «зачиталась» не принимаются. Они лишь подтверждают – отец бросил ребенка одного. Если вы посмотрите видео и послушаете сказанное ею, то убедитесь, что она — чужой человек. Ее мат обсуждать не будем – подзаборное воспитание – ее проблемы. Но ребенок ни разу не воззвал к ее защите, не увидел в ней единственного близкого человека. И она тоже не называет себя мамой, не объясняет полицейским, что это ее ребенок.

Наоборот, она говорит то, что гарантирует – ребенка ей не отдадут. «Я знакомая, я соседка…»

Давайте будем честны. Весь этот «случайно» снятый на видео цирк — не более чем дешевая постановка. Любовнице (или кто она ему) отца достаточно было не вставая со скамейки окликнуть полицейских и сказать: «Это мой ребенок, оставьте его в покое». А самому ребенку показать пальцам: «Вон моя мама (няня) книжку читает». Что любой ребенок в девять лет делает автоматически – ищет защиту у самого близкого или знакомого лица. Равно как и действия даже няни очевидны.

Ничего подобного не произошло. Ребенок ни разу не обратился к этой женщине за помощью, а она ни разу не сказала, что это ее ребенок, под ее защитой.

А в созданной искусственно ситуации ни один полицейский хоть в Америке, хоть в Англии, хоть в Москве не отдаст на улице девятилетнего побирушку чужой женщине – это очевидно каждому. И в данном случае не только она сама вела себя так, чтобы максимально обострить ситуацию, но и ребенок был четко научен не взывать к ней и не просить полицейских отпустить его с мамой (няней).

Я внимательно слушаю видеозапись и лишь через 93 секунды с ее начала «мачеха» говорит: «Знакомый мой». Все это время ребенок ни разу к ней за помощью не обращается, и сама она не пытается сказать главное: «Это мой ребенок, он со мной, я его мама». Любые фразы, уточнять правовой статус можно потом. Но нет, много мата, много эмоций, но камера в руках старательно фиксирует происходящее, любовница не забывает снимать, не теряет голову, помнит – главное – видеозапись. Это она помнит, а вот сказать о том, что это ее ребенок – нет.

109-я секунда записи: «Я знакомая ребенка». Только когда шоу закончилось и ребенок в машине, любовница позиционирует себя по отношению к пацану. При этом – максимально от него дистанцируясь и гарантируя, что «знакомой» полиция ребенка не отдаст и увезет его в участок.

2 минуты 50 секунд:
– Я соседка
– Нужны родители ребенка, – спокойно отвечает полицейский.
– Я с родителями свяжусь, давайте поговорим…

Дальше даже слушать не хочу, ситуация с правовой и человеческой точки зрения одинакова. Полиция задержала одинокого побирушку и везет в участок для установления личности и нахождения его родителей (опекунов). Мадам-сожительница отца четко от ребенка дистанцируется – я соседка, я знакомая, я свяжусь с родителями.

Именно поэтому я и говорю, что по причинам, рассматривать которые нет смысла, отец сознательно и регулярно оставлял ребенка одного просить милостыню, а сопровождавшая пацана мачеха не должна была защищать ребенка — она должна была фиксировать происходящее.

Не хочу глубже копать эту субстанцию, в которую взрослые люди сознательно втравили девятилетнего пацана. Взрослые, которые прекрасно понимали, что не в первый, так в пятый раз полицейские обратят внимание на побирушку и будут обязаны доставить его в участок, так как он один. Обязаны.

Знаете, говорят, что дети лет до двух не запоминают свою жизнь. Это не так. Запоминают. Если событие достаточно эмоционально их задело. Пожалуй, первое мое воспоминание – няня везет меня в коляске по парку и к нам пристает какой-то мужик. Я не запомнил ничего, кроме одного – няня превратилась в ураган. Молодая сельская девица рявкнула, что-то закрутилось и все успокоилось.

Понимаете, сопровождающая – необязательно мама. Она может быть кем угодно – знакомой, любовницей отца, соседкой или приятельницей с работы. Но она всегда – защитница. И родители, оставляя с ней ребенка, отдают его под ее защиту. Чтобы в экстремальной ситуации она не делала видеозапись, а защищала. Здесь ничего подобного нет – и это самое мерзкое.

Я не хочу искать и обсуждать статьи уголовного кодекса. Но как отец и как русский человек, я хотел, чтобы такие отцы не воспитывали детей и такие любовницы их не сопровождали. В жизни достаточно семейных и человеческих драм, в которых участвуют и дети. Им и без того нелегко вырасти. И каждому родителю, положа руку на сердце, есть в чем себя укорять, даже когда дети выросли и состоялись.

Но взрослых, которые так относятся к детям, которые сознательно их используют в подобных делах… у таких взрослых не должно быть детей в зоне досягаемости (а не у тех, которые могут шлепнуть ребенка, если он по неразумению подвергает себя опасности). Что до сбора подписей, то не о наказании выполнивших свои обязанности полицейских надо заботиться, а о том, что ряд граждан России начинают активно использовать детей для политических целей. Как выяснилось, горе-отец — «гламурный фотограф» и мoнтажер видеoрoликoв Навальнoгo. Экс-журналистка радиo «Свoбoда» Люся Штейн, рабoтающая нынче в штабе Дмитрия Гудкoва, кoнечнo, сoвершеннo случайнo прoхoдила мимo и сняла инцидент на видеo. Детей надо защищать от таких взрослых. Как эти, как Навальный. Если это не сделать сегодня, завтра кто-то додумается воспитать Гавроша. Вспомните пример Украины. Там тоже всё началось с крика «Они же дети!«. И задумайтесь о том, что папа мальчика приехал из Киева, а его сожительница — хоть и плохонькая, но актрисулька. Не позволяйте использовать детей в качестве статистов погорелого театра! Горящей Украины достаточно.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео