Европа позиционирует себя форпостом по объединению человечества, хотя данная стратегия угрожает ее культурной идентичности, считает известный французский политолог, профессор Школы перспективных исследований в области социальных наук в Париже Пьер Манент.

«Европейское чувство собственного достоинства и европейское самосознание оказалось в зависимости от неприятия европейской истории и европейской цивилизации! Мы не хотим иметь ничего общего с христианскими корнями и с распростертыми объятиями встречаем ислам», — с тревогой пишет Манент в журнале Causeur. Среди молодых европейцев, как никогда раньше, распространено ложное марксистское представление о том, что если вы успешны или вам комфортно жить, то это исключительно за счет человечества: если я выигрываю, то кто-то другой обязательно проигрывает. Похоже, больше не существует «беспроигрышной» концепции (если я выиграю, то все также выигрывают: каждый может выиграть!), которая лежит в основе свободной рыночной экономики. Именно эта концепция помогла вытащить из нищеты значительную часть мира. Многие молодые люди видят лишь преграды, которые необходимо ломать. Паскаль Брукнер назвал это «тиранией вины». К сожалению, цена культурного релятивизма стала все более заметной в Европе, а распад западных национальных государств уже не выглядит чем-то нереальным. Мультикультурализм, появившийся на фоне демографического спада, массовой дехристианизации и культурного самоотречения, не что иное, как переходная фаза, которая рискует привести к фрагментации Запада. Среди причин данного явления историк Давид Энгельс называет «массовую миграцию, старение населения, исламизацию и распад национальных государств». Массовая миграция уже подорвала единство и солидарность западных обществ и дестабилизировала достигнутый после 1945 г. политический консенсус, отмечает zerohedge.com. Политика открытых дверей канцлера Германии Ангелы Меркель помогла появится крайне правой партии «Альтернатива для Германии» (AfD), которая на каждых выборах получает все больше голосов немецких избирателей. Еще недавно правящая Социалистическая партия Франции на глазах исчезает с политической арены. Диктат Брюсселя по миграции и миграционным квотам нарушил единство Европы и привел к фактическому отделению Вышеградских стран (Польша, Венгрия, Чехия и Словакия). Миграционная утопия в Швеции привела к появлению популистской правой партии, а прибытие полумиллиона нелегальных мигрантов выдвинуло некогда маргинальную «Лигу» Маттео Сальвини на вершину политического истеблишмента Италии. В настоящее время европейские страны, обещавшие никогда не строить стены после 1989 г., массово возводят многокилометровые заборы для защиты от беспрецедентной ситуации. Европа чувствует экзистенциальную культурную угрозу от миграционных потоков. Существует давление не только со стороны нелегальной, но и легальной миграции. Более 100 тыс. человек обратились за убежищем во Франции в 2017 г., что стало «историческим» рекордом, но в 2018 г. этих заявлений было уже более 123 тыс. В Германии в прошлом году было подано 200 тыс. просьб о предоставлении убежища. Массовая миграция стремительно меняет состав населения Европы. В Антверпене, втором по величине городе Бельгии и столице Фландрии, половина детей в начальных школах мусульмане. В Брюссельском регионе можно получить некоторое представление об изменениях, проанализировав посещаемость религиозных классов в начальных и средних школах: 15,6% — католические классы, 4,3% — протестантские и православные, 0,2% — иудейские и 51,4% — классы исламской религии. Неудивительно, что миграция вызывает наибольшие опасения бельгийцев. Марсель, второй по величине город Франции, уже на 25% мусульманский. Роттердам, второй по величине город в Нидерландах, на 20% мусульманский. В Бирмингеме, втором по величине городе в Великобритании, 27% мусульман. Подсчитано, что через одно поколение треть жителей Вены будет исповедовать ислам. К сожалению, многие европейцы все еще отказываются смотреть правде в глаза, не видя в этом особой проблемы. «Распространение данной позиции заставляет меня думать, что все мы находимся на борту «Титаника», — пишет известный французский философ Ален Финкелькраут. Если меняется население, то меняется и культура. Как точно заметил Эрик Земмур: «После определенного числа количество становится качеством». Хорошая новость в том, что ничто не высечено в камне. Европейцы все еще могут решить для себя, сколько мигрантов необходимо их обществу. Они могут принять решение, которое будет когерентным, а не хаотичным. Они все еще могут заново открыть свое гуманистическое наследие. Они могут больше рожать детей и начать реальную программу интеграции находящихся в Европе мигрантов. Но никаких шагов по спасению Европы пока не делается.

Сейчас читают

Архивы