«Захарченко ясно выразился, что без согласования с ДНР ни о какой военной миссии речи быть не может, и что если это произойдет и будет миссия с оружием, то он будет рассматривать это как цели. Это закрывает тему о том, что миссию нужно ввести, не согласовывая такой шаг с ДНР и ЛНР. ПогребинскийА Киев до сих пор считает невозможным проведение прямых переговоров с республиками. Соответственно, это означает, что никакой вооруженной миссии не будет. По крайней мере, пока не будет прямых переговоров.

Позиция сформулирована четко для того, чтобы дать понять, что все, что выходит за рамки Минских соглашений, не поддерживается ДНР. В Минских соглашениях нет ничего о вооруженной миссии, значит, ее не будет. Позиция ДНР, и, я думаю, у ЛНР такая же, заключается в том, что надо двигаться строго в рамках Минских соглашений. Если нет движения со стороны Киева, значит не будет и движения с другой стороны, и граница не будет передана», — констатировал Погребинский.

«Самое главное в нынешней ситуации — это закон о выборах. Из разных источников сейчас, как будто бы, известно, что этот закон Украина подготовила, какой-то вариант закона. Но устраивает ли он Донбасс, Москву — я в этом сомневаюсь. Возможно, данный разговор необходим для этого. Возможно, какие-то идеи могут обсуждаться в отношении изменения мандата миссии ОБСЕ на границе, которая разделяет сейчас стороны. Я думаю, что разговоры о полицейской миссии на всей территории выглядят, на мой взгляд, нереалистичными совсем. Я их рассматриваю как повод найти оправдание тому, что Украина не хочет допустить проведения там выборов. А вот на линии противостояния я не исключаю, что на бронетранспортерах будут ездить представители ОБСЕ».

comments powered by HyperComments
Андрей Фурсов: мир будущего