— У каждого третьего украинца есть родственные связи в России, — отмечает директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. — Остановка железнодорожного сообщения разорвать их, конечно, не сможет. Люди наверняка будут общаться через социальные сети, которые, уверен, будут работать на Украине несмотря на любые блокировки.

ПогребинскийНо в целом, конечно, этот путь ведет к полному отгораживанию Украины от России. То, что он реализуется теперь, связано с новым пониманием руководством «незалежной» реальной ситуации. Сейчас, по-видимому, стало ясно окончательно и бесповоротно, что в отношениях РФ с этим руководством мосты сожжены.

Кремль дал ясно понять, что не воспринимает нынешнюю украинскую власть вообще никак. И вопрос только в том, будет ли Кремль предпринимать жесткие шаги в отношении этого руководства, создавая ему внутренние проблемы, или не будет.

Фактически, украинское руководство сейчас заинтересовано в том, чтобы спровоцировать Москву на резкие шаги. Спровоцировать, чтобы снова привлечь к Украине внимание США и Запада в целом, которое значительно ослабло, и вернуть ее в западную повестку дня. В том числе, по вопросам оказания финансовой и военной помощи.

Вопрос: — Почему Кремль не хочет иметь дело с киевским режимом?

Михаил Погребинский:— Прежде всего потому, что Москва убедилась: у Петра Порошенко нет политического ресурса для того, чтобы о чем-то вообще договариваться. Порошенко, с точки зрения Кремля, — виртуальная фигура. Говоришь с ним или не говоришь — все равно он ничего сделать не может, или еще и не хочет. Поэтому Порошенко перестает быть партнером для переговоров, и поэтому, как я понимаю, президент РФ Владимир Путин в открытую называет нынешнюю украинскую власть нелегитимной, хотя раньше он такие выражения не использовал.

Россия формально признала киевскую власть, но в конце концов оказалось, что договориться с ней ни о чем нельзя. Причем, ведет себя эта власть по отношению к Москве чрезвычайно враждебно.

Как я понимаю, Россия пока не применяла реальных жестких мер против украинского руководства. Такие меры ударили бы в первую очередь не по «шоколадному королю», а по простым украинским гражданам. Москва, по-видимому, не считает это правильным.

Вопрос: — Если Киев полностью перережет железнодорожное сообщение, Москва будет отвечать?

Михаил Погребинский:— Мне кажется, в ближайшие месяцы Россия никак отвечать не будет. Киев планирует, если верить СМИ, прервать пассажирское железнодорожное сообщение с 1 июля. А 6 июля в Гамбурге открывается саммит G20, и на нем, возможно, между Россией, США и ЕС будут достигнуты какие-то договоренности по Украине.

Да, шансы на это малы. Но исключить такую вероятность нельзя, и создавать препятствия для договоренностей, думаю, Москва не станет.

Вот когда — уже после 6 июля — станет ясно, что договориться ни о чем не получится (причем, не на текущий момент, а в среднесрочной перспективе), от Москвы можно ожидать ответные шаги.

Если Москва посчитает, что выполнить условия Запада она не может или не хочет, смысл занимать сдержанную позицию по отношению к Киеву пропадет, и Кремль сможет применить жесткие ответные меры. Он может, например, разорвать соглашения о поставках ТВЭЛ для украинских АЭС, или полностью прекратить поставки газа через территорию «незалежной».

На деле, у Москвы имеются колоссальные возможности, чтобы поставить Киев в очень сложное положение. И до сих пор она не задействовала их даже на 2 процента.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео