Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский — об ошибке переводчика на встрече Владимира Путина и Ангелы Меркель.

ПогребинскийВал публикаций по итогам визита Ангелы Меркель в российской и зарубежной прессе столь велик, что, казалось бы, обращаться к этой теме спустя неделю не имеет смысла. Есть, однако, один нюанс, на который, на мой взгляд, стоит обратить внимание. Дело в том, что в российских СМИ комментаторы дружно обратили внимание на фразу Ангелы Меркель о том, как она видит последовательность реализации минских соглашений: сначала передача под контроль Украины границы между непризнанными республиками и РФ, и лишь затем пункты политического урегулирования, включая проведение выборов в ДНР/ЛНР, что в точности соответствует позиции руководства Украины и ранее никогда немецкой стороной неподдерживаемой.

Более того, не так давно в Киеве разразился нешуточный скандал после того, как посол Германии в Киеве в одном из интервью заявил, что выборы в непризнанных республиках можно провести «даже в присутствии российских войск». Посла вызывали в МИД Украины, требуя разъяснений. Спустя пару дней МИД Германии заявил, что полностью поддерживает позицию своего посла. А тут сама Ангела Меркель на пресс-конференции с Владимиром Путиным утверждает прямо противоположное — сначала граница, а потом выборы!

Ясность внёс комментарий Виктора Медведчука на сайте «Украинского выбора», который обратился к оригиналу выступления Ангелы Меркель на её сайте. Оказывается, никакой сенсации нет — адекватный перевод с немецкого в точности соответствует той последовательности выполнения пунктов минских соглашений, которые прописаны в соответствующем Комплексе мер. Иными словами, в данном случае мы имеем дело с ошибкой синхронного перевода, чреватой дипломатическим скандалом.

Я написал «в очевидном противоречии», но очевидно оно для тех, кто внимательно читал Комплекс мер по реализации минских соглашений, где чёрным по белому в п. 9 написано, что выборы предшествуют передаче границы.

Казалось бы, кто-кто, а корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников, участник президентского пула журналистов и лично многократно общающийся с Владимиром Путиным, должен был бы быть в их числе. Однако и он в своём комментарии представил дело так, будто Меркель считает, что сначала граница, а затем выборы, а Путин — наоборот. Так, будто эти две интерпретации равносильны. Не знаю, намеренно или случайно Андрей допустил такой «прокол». Если по незнанию, то это непрофессионально.

В конце концов, допущенный к телу собкор «Коммерсанта» мог бы удосужиться прочитать три странички Комплекса мер и, услышав русский перевод слов Меркель, обязан был бы написать, что они противоречат тексту минских соглашений.  Но мне почему-то кажется, что Андрей Колесников всё прекрасно знает, но очень хочет представить дело так, будто есть позиция Меркель и есть несогласный с ней Путин. А кто из них прав, бог знает. Так читателям «Коммерсанта» комфортнее, да и автору то же.

https://life.ru/

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео