Эффект от принятого польскими сеймом и сенатом закона об уголовной ответственности за пропаганду «бандеровской идеологии» и отрицание преступлений украинских националистов в годы Второй мировой будет долгим и громким.

ПогребинскийВ сущности, в принятии закона «Об Институте национальной памяти», вернее, поправок к нему, не было ничего неожиданного. Ещё год назад 6 февраля единоличный лидер правящей в Польше партии «Право и справедливость» (ПиС) Ярослав Качиньский чётко и недвусмысленно заявил: «Мы не можем согласиться, чтобы на Украине был культ людей, совершивших геноцид в отношении поляков». «Короче говоря, это дело определённого выбора Украины. Я чётко сказал президенту Порошенко, что с Бандерой они в Европу не войдут. Это дело для меня ясное, мы и так проявили огромное терпение, но всему есть предел», — подытожил он.

Обращает на себя внимание, что при голосовании в обеих палатах не прошли и важные смягчающие поправки в законопроект, предложенные оппозиционной партией «Гражданская платформа». В них предлагалось убрать словосочетание «преступления украинских националистов», заменив на «преступления бандеровских националистов». Тем самым можно без особых преувеличений сказать, что если закон подпишет президентАнджей Дуда, польское государство объявляет войну украинскому национализму как таковому.

Реакция на Украине

Украинский президент Пётр Порошенко уже через шесть часов после одобрения польским сенатом раскритиковал закон. «Глубоко обеспокоен решением польского парламента. Историческая правда требует откровенного разговора и диалога, а не запретов. Оценки, содержащиеся в этом решении, являются абсолютно необъективными и категорически неприемлемыми… Принятый законопроект не соответствует провозглашенным принципам стратегического партнёрства между Украиной и Польшей. Призываю Польшу к объективности и диалогу», — написал он в Facebook. Однако тональность этой критики трудно назвать жёсткой. Так, некоторое сожаление.

Возникает вопрос: быть может, этот законопроект в какой-то мере выгоден Петру Порошенко как средство давления на крайних украинских националистов? Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский считает, что, «пожалуй, выгоден». «Он получает определённый инструмент давления на крайний националистический фланг, который угрожает его власти. Однако не ясно, сможет ли и как он этим воспользоваться», — сказал политолог. «Ведь справа — не просто некие радикалы, а их коалиция с какими-то олигархами», — добавил он. По мнению эксперта, соотношения между действиями и противодействиями на Украине неявны, загнаны в тень и часто не поддаются логическому анализу. Погребинский прогнозирует, например, что Юлия Тимошенко захочет представить голосование в польском парламенте как провал внешней политики Порошенко и украинского МИД.

Новый закон об институте национальной памяти, одобренный вчера сенатом Польши, направлен в первую очередь на украинцев, которые живут сейчас в этой стране.

Политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента» (Киев) Владимир Фесенко считает подозрения в выгоде закона для Петра Порошенко запредельно конспирологическими. Он отмечает, что «Порошенко никак не влияет на решения польских властей». А осуждение им польского закона естественно, поскольку его критично воспримут и многие на Украине, кто не придерживается пробандеровских взглядов, поскольку ряд формулировок в документе, по его мнению, некорректен.

Весьма интересна реакция директора украинского Института национальной памяти Владимира Вятровича. Цитируем его пост в Facebook: «Новый закон об институте национальной памяти, одобренный вчера сенатом Польши, направлен в первую очередь на украинцев, которые живут сейчас в этой стране. Вот что читаем в обосновании [принятия закона]: «принимая во внимание растущие миграционные движения с Украины, когда носители идеологии украинского национализма и адепты мировоззрения, основанного на прославление формирований, которые совершили геноцид, всё больше представлены в Польше, что также приводит к напряжённости в польско-украинских отношениях… Глядя на то, что на Украине этот закон положительно воспринимают исключительно пророссийские силы, становится понятно, кого собираются поддерживать польские политики».

Тем самым Владимир Вятрович, которому, кстати, запрещён въезд в Польшу, упрекнул власти этой страны в пророссийской акции. Впрочем, есть подозрения, что польских политиков эти слова не остановят.

Слово за слово… С нарастающим эффектом

На вопрос, осложнит ли принятие закона польско-украинские отношения во внеэкономической сфере, Владимир Фесенко ответил: «Они уже осложнены последние примерно два года». Он считает некорректными ряд формулировок закона и аргументацию за его принятие, но замечает, что с украинской стороны был сделан ряд ошибок. И приводит в пример решения Киевсовета о переименовании Московского проспекта в проспект Бандеры в 2017 году накануне 11 июля, когда в Польше отмечают день памяти жертв Волынской резни — её в Польше считают основным эпизодом геноцида поляков на Волыни и в Восточной Галиции в 1943-1944 годах. Отметим, что дополнительной пикантности этой акции с переименованием прибавило то, что 8 июля 2016 года в Варшаве начинался саммит НАТО, где Польша выступила организатором. Незадолго до этого крайне отрицательный резонанс в Польше вызвало переименование в Киеве проспекта генерала Ватутина в проспект Романа Шухевича.

Впрочем, Михаил Погребинский считает, что эффект нового польского закона будет зависеть от того, насколько польские власти захотят его имплементировать, то есть реально исполнять, в том числе в отношении тех, кто будет нарушать этот закон за пределами Польши.

А эффект может усилить и сама украинская сторона. «Решение польского парламента направлено не на дискуссию об исторической правде, а построение истории мифологии. Введение в юридическую плоскость термина «преступления украинских националистов» усиливает односторонние стереотипы и провоцирует ответную реакцию. Идея признать какие-то нации преступными ведёт в никуда», — среагировал глава украинского МИД Павел Климкин.

Ещё дальше пошла народный депутат Украины, председатель комитета Верховной рады по иностранным делам Анна Гопко. «Политизируя историю, польские политики переходят красные линии в добрососедских отношениях с Украиной, Литвой, Германией и вредят своим интересам, усиливая дополнительно напряжение на линии Варшава — Тель-Авив, Варшава — Брюссель, Варшава — Вашингтон. Надо ли нам напоминать о концлагере в польском Явожно? Нужно ли нам, украинцам, ещё раз вспомнить полякам об операции «Висла» или Рижском договоре? Или когда Варшава вместе с Москвой делила Украину и, как следствие, сама теряла государственность или становилась жертвой разделения?» — написала она в Facebook. Она заметила также, что «важно понимать, что принятие таких законов — это попытка ущемления украинцев в Польше, кроме всего прочего».

Несмотря на то, что у самой Польши растут проблемы с управляющими структурами Евросоюза, последние едва ли станут требовать от Польши пересмотра «украинской» части закона. Вопросы у них вызвала часть закона, предписывающая уголовное преследование лиц, которые публично говорят о «польских лагерях смерти» для определения нацистских лагерей смерти, созданных в годы Второй мировой войны немцами на территории оккупированной Германией Польши, или приписывают полякам участие в холокосте. Впрочем, это немного другая история. Однако имена Бандеры, Шухевича, их соратников и возглавляемых ими организаций всегда «всплывают» и при обсуждении этой темы.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Сейчас читают

Популярное Видео