Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский в комментарии Ukraina.ru проанализировал причины эскалации конфликта в Донбассе.

Погребинский— Как вы оцениваете обострение ситуации вокруг Авдеевки? Как это скажется на Минском процессе?

Минский процесс и так в тупике, ничего нового обострение ситуации не добавляет. Я думаю, что тут имеют место две вещи. Во-первых, наше руководство Министерства обороны вместе с главнокомандующим не сильно управляют процессом, но в то же время имеют к нему отношение.

На протяжении последней недели, очевидно, шла подготовка к занятию важных, по мнению украинского Генштаба, пунктов на нейтральной полосе. Эта подготовка фиксировалась, в том числе, мониторинговой миссией ОБСЕ. В том числе были обстрелы с украинской стороны, что тоже фиксировалось ОБСЕ.

Если неделей ранее чаще инициаторами обстрелов, по версии ОБСЕ, были представители непризнанных республик, то в последнюю неделю ОБСЕ отмечает подавляющий перевес инициативы со стороны ВСУ.

Да и украинские пропагандистские ресурсы не скрывали победных реляций по поводу продвижения на нейтральной полосе, и даже выходили целые сюжеты на этих ресурсах, в том числе на канале «1+1», о том, как продвигаются украинские вооруженные силы с тем, чтобы получить контроль над территорией, которая по Минску-1 была закреплена за Украиной.

Но надо сказать, что по Минску-1 Дебальцево тоже должно было быть под контролем Украины. Так что это выглядит как подготовка возврата этих территорий.

До последнего времени как-то вяло отбивались непризнанные республики, а здесь, видимо, была дана команда дать жесткий ответ. И в итоге десятки людей убиты и ранены — в общем, кошмар и ужас.

Я хочу сказать, что был некий план, и было непротивление Генштаба и президента этому плану и, может быть, даже одобрение его. А вот уже конкретно эта атака, обострение — я не уверен, что это является результатом команды Порошенко. Поскольку как-то оно некстати произошло в связи с его визитом в Германию. Публично Меркель не готова обвинять украинскую сторону в том, что она ее, Меркель, подставляет. Но, с большой вероятностью, непублично такие слова были сказаны, и президент был вынужден отменить или сократить поездку в Германию.

Поэтому я предполагаю, что ответственность за обострение близ Авдеевки вряд ли лежит на Порошенко, поскольку ему это было некстати.

— Может ли быть связано обострение в Донбассе с позицией президента США Дональда Трампа по украинскому урегулированию?

Мы не знаем позицию Трампа по урегулированию украинского кризиса, но можем рассматривать другую сторону объяснения роста напряженности в Донбассе.

Я уже высказал предположение, что не все контролировалось властями Украины. Но если предположить, что действительно все это обострение контролировалось Киевом, то тогда это можно рассматривать как проверку «нового Запада», его отношения к украинскому кризису.

Поскольку украинское руководство себя ощущает загнанным в угол и действует по принципу «пан или пропал», оно могло попытаться, например, спровоцировать Россию на супержёсткий ответ.

Этот ответ и так был жёсткий, но мог бы быть и более жестким, например, с контрнаступлением. Этого не произошло, но, если бы события развивались по такому сценарию, можно было бы сказать Трампу, что, мол, «агрессивная Россия, с которой ты собираешься договариваться, вот такое делает».

Даже если бы и не было такого супержёсткого ответа, хотели бы посмотреть на реакцию новой администрации США. Скажут ли они что-то по поводу обострения, как они это прокомментируют… Это обострение может быть способом проверки того, как изменилась для Украины ситуация на Западе и в Москве.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео