Когда рейтинг пропрезидентской партии «Слуга народа» совсем упадет, она захочет переформатироваться, но все равно рано или поздно распадется по уже существующим группам влияния, заявил директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский

Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Михаил Борисович, учитывая хорошие результаты местных партий в разных регионах в состоявшихся в воскресенье, 25 октября, выборах в местные органы власти, как вы считаете, как это скажется на авторитете центральной власти?

— На авторитете центральной власти сказались плохие результаты правящей партии. А то, что хорошо сыграли местные мэрские проекты, — это было понятно. Они и в прошлый раз хорошо сыграли. Это отражение того, что люди с недоверием относятся к политической партийной системе.

А то, что вот эта «зеленая волна» — придуманная, несуществующая партия — победила, это еще одно свидетельство того, что у нас не сформировалась нормальная политическая система. И люди, может, не полностью отдавая себе отчет, понимают, что с этим дело плохо, а вот этот начальник, пускай коррумпированный, пускай мерзавец сто раз, пускай не может связать два слова с третьим, пускай у него полторы мысли в голове, — мы лучше за него проголосуем. Это понятный нам кандидат, который вывозит мусор, как-то иногда чинит дороги и все такое.

Все эти наши опросы общественного мнения, внешне управляемые, говорят нам: надо справиться с коррупцией, и будет все замечательно! Но люди не собираются справляться с коррупцией. Им плевать на нее — они выбирают коррупционеров. Все мэры, которые выигрывают выборы, — коррупционеры, все без исключения. И грамотные люди это знают, но даже они все равно идут и голосуют за этих людей.

— Может ли президент Владимир Зеленский как-то с этим бороться? Восстановить контроль над регионами?

— Не может. Зеленский не может ничего. Он будет как-то маневрировать из-за того, что сложившиеся обстоятельства не способствуют выталкиванию его из этого кресла. Потому что Верховная Рада не заинтересована, потому что они все потеряют уютные места. Олигархи более или менее устроены и решают свои вопросы. Какого-то политического актива, который мог бы вывести на улицы 50 тысяч людей с требованием президента в отставку, нет. Есть горлопаны-националисты, которые больше нескольких тысяч людей сейчас не собирают.

— Но ведь многие критикуют действующую власть?

— Системная оппозиционная партия (имеется в виду «Оппозиционная платформа — За жизнь». — Ред.) — единственная [кто критикует] в том смысле, что она предлагает стране принципиально иной курс и во внешней политике, и во внутренней. Все остальные критики президента, например, [экс-президент, лидер «Европейской солидарности» ПетрПорошенко и его банда, совсем не против текущего курса. Это продолжение курса Порошенко, просто они хотят быть на месте Зеленского.

И другие критики в разной степени тоже ориентированы против России, за подчинение Международному валютному фонду, за подчинение указаниям из американского посольства и так далее. Все заглядывают в рот и в точности повторяют позиции, проголосованные Европарламентом по перевиранию истории и так далее.

— К слову об ОПЗЖ и «Евросолидарности». Вот вы упоминали эту «зеленую волну», которая в прошлом году накрыла Украину и размыла традиционное разделение страны на Запад-Восток. Сейчас же, по данным экзитполов, видно, что ОПЗЖ выигрывает Восток, а «Евросолидарность» — Запад. Можно ли говорить о возвращении Украины к расслоению, которое было до этой «волны»?

— Можно говорить о том, что шаг в этом направлении сделан этими выборами. Но сказать, что, например, ОПЗЖ выигрывает Восток и Юг, нельзя, потому что пока ни одного мэра они не получили, хотя борются. Если говорить о больших городах, есть шансы на двух — в Николаеве и Одессе, но только шансы.

Но есть приличные, хорошие результаты с претензией на первое место в целом ряде областей по выборам в местные советы. Но, насколько я понимаю, ни в одном из них нет большинства, которое сами по себе могут составить представители ОПЗЖ, чтобы принимать решения, невзирая на всех остальных. То есть им придется искать коалиции. Аналогичная ситуация и с Порошенко и его бандой.

Кроме того, административный ресурс, силовые структуры по-прежнему под контролем центра. Конечно, такого у нас никогда не было, чтобы правящая партия, да еще имеющая абсолютное большинство в Верховной Раде, не получила ни одного индивидуального большинства ни в городских, ни в областных советах и не могла сформировать политику в местных советах. Такого никогда не было, поэтому это провал, но провал электоральный, из которого (так у нас устроена политическая система) не следует, что они теряют вообще возможности контроля.

Такое могло бы произойти, если бы у нас правительство как-то отражало [позиции разных сторон]. Сейчас оно не отражает, и, пока не будет парламентских выборов, оно и будет действовать под контролем «галичан» и «соросят».

— А что в перспективе может произойти со «Слугой народа»? Она, может, как-то переформатируется? Какой урок может извлечь из выборов?

— Правильно было бы, чтобы она умерла без последствий. Просто поскольку это никакая не партия. Понимаете, партий, в которой действуют радикально по-разному представляющие курс движения страны люди, не бывает. Например, с одной стороны, там есть такой националистический антирусский радикал с русской фамилией [НикитаПотураев, продажный тысячу раз, я помню, как он работал на «регионалов». А с другой стороны, там есть несколько человек, которые занимают вполне вменяемую позицию, пытаются защитить русский язык и так далее.

Но такого не бывает в одной партии. Это не партия, а клуб по интересам. А интересы сейчас — держаться за те места, которые они получили, с хорошей зарплатой, возможностями и так далее. Поэтому эта партия должна умереть, но как будет умирать, никто сейчас сказать не может.

Может, она, когда рейтинг совсем упадет через полгода, захочет переформатироваться, переназваться, но все равно они будут распадаться по тем группам влияния, которые уже сегодня есть.

— Вы говорили о кризисе парламентской партийной системы на Украине в целом. Как думаете, возможны ли досрочные парламентские выборы? Есть ли, например, у ОПЗЖ возможность добиться нового голосования?  

— Нет, у ОПЗЖ нет достаточных ресурсов, чтобы вынудить к этому президента и большинство, которое не хочет перевыборов, — они же перестанут быть депутатами. Сегодня такой ситуации нет.

Это должен быть полный кризис управляемости, сейчас это такой полукризис. Но когда перестанут платить зарплату госслужащим, пенсии, вот тогда этот не политический, а социальный протест выгонит всех этих придурков к чертовой матери. Но пока я не вижу перспектив, чтобы это произошло в ближайшие месяцы.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы