Беспорядки во время суда по выбору меры пресечения обвиняемому в убийстве радикалу Сергею Стерненко в очередной раз показали слабость власти президента Владимира Зеленского, считает известный политолог Михаил Погребинский

Вчера Сергею Стерненко избрали меру пресечения — круглосуточный домашний арест в Одессе по месту прописки. Но суд и происходившее вокруг него и после имели мало общего с правовым государством. Решение суда Стерненко порвал, после чего с группой поддержки пошел к дому генпрокурора Венедиктовой, а затем и Зеленского. Там радикалы выкрикивали оскорбительные речёвки.

— Михаил Борисович, на ваш взгляд, почему Стерненко и другие радикалы ведут себя так нагло и, мягко говоря, показывают полное неуважение к властям?

— Потому что власть такая, потому что президент слабый, потому что эти радикалы работают дисциплинированно, у них отработан режим оплаты за активные действия, есть целая сеть активных организаторов.

А власть не решается им серьезно противостоять, потому что боится акций меньшинства. Я не вижу другого объяснения.

Можно, конечно, использовать какие-то более жесткие выражения, но смысл в том, что власть, кадровая политика власти и вся атмосфера функционирования власти такая, что создает предпосылки для наглого поведения радикалов.

Если вы многократно показываете, что они могут вести себя как угодно и быть безнаказанными, ведь их в лучшем случае отвозят в отделение полиции а потом выпускают без каких-либо наказаний, то, конечно, они будут себя чувствовать абсолютно безнаказанными, наглыми, угрожать президенту и его семье.

Все это тысячу раз пройдено человеческим опытом, так что я не вижу здесь ничего странного — так должно быть при таком президенте.

Представить себе, что какая-то группа депутатов, притом что депутатская неприкосновенность у нас в украинском парламенте снята, врывается к главному правоохранителю огромной сорокамиллионной страны, отталкивая охрану, и ставит какие-то условия, — они пришли вместе с государственным преступником (предполагаемый персонаж разговора — Петр Порошенко. — Ред.), которого суд пока еще не признал преступником, но большинству людей понятно, что он заслуживает тюрьмы.

Я думаю, это как минимум половина населения страны. 73% населения страны голосовали за то, чтобы он не был президентом, но я думаю, что не менее половины уверены в том, что он коррупционер, военный преступник и так далее.

В 2002 году, когда я был советником главы администрации Кучмы, все эти люди с учетом всех депутатских неприкосновенностей уже сидели бы. Разве Кучма мог бы такое позволить?

— Как вы считаете, могут ли эти «стихийные шествия» радикалов вылиться во что-то более масштабное? В условный «антизеленский майдан»?

— Такой вариант невозможно исключить, однако власть ведет себя так, что не требуется большой антизеленский майдан. Достаточно, чтобы тысяча радикалов прорвалась в администрацию президента, — ситуация такая, что их никто не остановит. Сейчас они легко арестовали бы Зеленского, посадили бы его в самолет и отправили в Оман. Никто не стал бы его защищать.

Он уже показал вчера, когда ребята эти нападали на журналистов, и начинают возбуждать уголовные дела или отстранять от работы этих правоохранителей, которые пытались утихомирить этих ребят (имеется в виду радикалов. — Ред.). Поэтому его и не будут защищать от радикалов правоохранители, так как они боятся, что сами пострадают и Зеленский им не поможет.

Поэтому никакой майдан не нужен. Примут решение, и все. Нет никакой проблемы прекратить полномочия такого слабого президента, который не удосужился за год своего правления организовать верные ему правоохранительные силы. Просто зайдут в администрацию и заставят Зеленского написать «ухожу в отставку по состоянию здоровья».

Такое возможно: у него нет доверенного лица в виде министра внутренних дел, человек, который возглавляет Службу безопасности Украины, — это номинальный руководитель, которого никто из генералов всерьез не воспринимает. Ясно так же, что он не контролирует и Министерство обороны. Там есть свои генералы, начальники, и они Зеленского защищать не будут.

— Как вы считаете, Стерненко — самостоятельная фигура или за ним кто-то стоит?Может ли Стерненко стать политической фигурой?

— Ну, я все же надеюсь, что его посадят. Да и никакой электоральной поддержки у радикалов нет. Есть просто коррумпированная политическая группа, которая называется «Европейская солидарность», люди Порошенко, которая поддерживает радикалов, и люди «Голоса», и то не все. Вот эта компания «соросят», связанная с американским посольством.

А поскольку украинские националисты — это отряд, который поддерживается американцами как оппонент русскому влиянию, то, соответственно, и американское посольство, Сорос и так далее (там же бегает эта сумасшедшая Ульяна Супрун на митинги в поддержку Стерненко) — они же и поддерживают Стерненко.

Я не думаю, что у него есть политические перспективы, хотя видно, что он парень наглый, но неглупый. И судя по тому, что сейчас происходит, ему могут дать и условный срок именно потому, что власть боится радикалов.

Тем более сейчас, когда за них вписались две фракции украинского парламента плюс группа «Солидарность» и даже часть «Слуги народа», в частности Гео Лерос.

Так что это становится политическим явлением. На выборах националисты все проигрывают, но сегодня они поддерживают единственную близкую им политическую силу — Порошенко и вакарчуковский проект, который уже умер, но тем не менее в парламенте еще есть.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы