Во-вторых, плотность населения на Корейском полуострове колоссальная и исключить большие человеческие потери будет просто невозможно.

США сейчас находятся в таком положении, что ищут любые поводы и объяснения, почему всё так сложно и безнадежно с Северной Кореей. Поэтому появление подобной публикации The New York Times является совершенно естественным.

Что касается того, насколько данные, приведенные в статье, могут соответствовать или не соответствовать реальности, здесь надо проводить расследование. Я, естественно, не могу делать какие-либо выводы, пока не появятся другие источники информации. Сейчас фактически есть только один источник и один эксперт, который что-то сравнивал. Вроде бы у американцев есть фотографии северокорейских ракетных двигателей или частей этих двигателей, но точно не знаю. Нужны дополнительные источники.

Нынешний генеральный конструктор «Южмаша» прямо сказал, что теоретически исключить возможность украинского происхождения двигателей нельзя. Его высказывание противоречит тому, что говорят украинский МИД и украинское руководство, уверяющие, что этого не может быть, потому что не может быть никогда.

Но как же не может быть? Были 1990‑е годы, когда всё продавалось по «серым» или «черным» схемам, в том числе все секреты, которые только могли быть, — всё было продано. И это хорошо известно. Уже в 2000‑х и даже в 2010‑х годах было возбуждено много уголовных дел относительно тех, кто принимал решения по продаже вооружения. Сейчас в бегах находится один из руководителей времен Ющенко (причем «майданного» типа человек) — руководитель организации по продаже оружия за рубеж.

И сегодня в торговле оружием и технологиями на Украине участвует немало подозрительных людей. В одну из таких компаний Сергей Пашинский (депутат Верховной рады Украины от «Народного фронта» — прим. RuBaltic.Ru) пристроил своего сына. А так как известно, чего можно ожидать от этих людей, то исключить продолжение работы «серых» или «черных» схем я не могу.

Некоторые эксперты, которым я склонен доверять, говорят, что одних ворованных документов недостаточно, нужны реальные люди, которые должны работать в Корее. Есть разные утечки, по которым якобы в КНДР работают люди, которые когда-то работали то ли на «Южмаше», то ли на смежных предприятиях. Вроде бы такая информация есть, но пока она надежно не подтверждена.

— Можно ли рассматривать эту публикацию как способ давления США на нынешних украинских политиков?

— Я бы сказал, что США Украину в упор не видят. Украину рассматривают как некий инструмент ограничения возможностей России и вообще давления на Россию. Если нет русского фактора, тогда и Украина не интересна.

Что касается возможных последствий для американо-украинских отношений, думаю, что у тех людей (в том числе в американском истеблишменте), которые выступают против продажи летального оружия Украине, появляется дополнительный сильный аргумент. Кстати, об этом говорят не только те, кого обвиняют в сговоре с Россией, а вполне «истеблишментные» люди. Они считают, что передача вооружения будет во вред американским интересам. А теперь появился сильный аргумент: «Что же мы будем продавать это оружие? Оно завтра окажется у наших врагов».

Что же касается политических последствий, я не верю в то, что отношение к Украине может измениться. Она так и останется инструментом давления на Россию. И никто не изменит недавно введенные санкции. Украину так и будут рассматривать как страну, которую надо поддерживать, а Россию — как врага.

— Нет. До сих пор есть противоречивые позиции. Скажем, у Тиллерсона позиция одна, у министра обороны и советника по национальной безопасности Герберта Макмастера — другая. Сейчас назначен спецпредставитель по Украине, который как бы выполняет функцию, близкую к функции Виктории Нуланд в прошлой администрации Обамы. Но тогда, между прочим, Нуланд имела более высокий статус: она тоже была спецпредставителем, но занимала должность заместителя госсекретаря США.

Общий контекст отношений США и России, Европы и России говорит о том, что Соединенные Штаты как-то существенно повлиять, например, на минский процесс не могут. Чтобы проводить ту линию, которую они определят по Украине, у них нет достаточных инструментов.

С другой стороны, я считаю, что США устроила бы ситуация, когда Донбасс уйдет вместе с ориентированным на Россию населением. Всё-таки это три миллиона населения (было когда-то пять). Крым ушел. И тогда остальная часть Украины необратимо становится антироссийской, этот статус легко поддерживать. В этой связи совершенно прав Киссинджер, который говорил, что хорошо было бы, чтобы Донбасс вернулся в Украину, поскольку это была бы гарантия того, что Украина будет нейтральной страной и какие-то нормальные отношения с Россией возобновятся из-за учета интересов Донбасса.

У США противоречивая позиция. С одной стороны, им хорошо, если Донбасс уйдет. С другой стороны, им надо показать свою «гегемонистскую» сущность, что они всё могут сделать и им за это ничего не будет. Но всё сделать они могли раньше, сейчас — нет. Украина — типичный пример того, что их возможности ограниченны.

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео