Представителям  национальных парламентов ЕС запрещено посещать неподконтрольный Украине Донбасс из соображений безопасности, поэтому ни о каких выборах там не может быть речи. Об этом заявила представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко. Она подчеркнула, что украинская позиция в этом вопросе неизменна – выборы на оккупированных территориях возможны только при обеспечении полной безопасности.

ПогребинскийПо данным СМИ, президент Франции Франсуа Олланд на заседании ПАСЕ заявил, что считает приоритетным вопросом проведение местных выборов на Донбассе, а не возвращение Киеву контроля над украинско-российской границей.

Резонанс вокруг заявления французского лидера прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы директор  Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

Есть мнение, что  журналисты перекрутили слова Франсуа Олланда, который на самом деле поставил на одном уровне вопрос выборов и безопасности на Донбассе. Вы ознакомились с оригиналом выступления президента Франции?

– Да, я посмотрел, я с вами согласен. Действительно, ничего особо нового он там не сказал, но и никто вроде бы не против, в том числе и Донбасс с Москвой, что надо обеспечить безопасность до проведения выборов.

Вопрос в том, каким образом это обеспечить. Позиция украинской партии войны, условно говоря, (главы МВД. – Ред.) Авакова и компании, и, конечно, Геращенко, тоже примыкает к этой группе, заключается в том, что для того, чтобы обеспечить безопасность, нужно получить полный контроль над украинской границей, украинско-российской границей, сегодня неконтролируемой, и как бы обеспечить безопасность должны украинские вооруженные люди.

Просто понятно, что, может быть, это было бы и неплохо, но просто это нереально. И в минских соглашениях этого не записано, поэтому нужно как-то искать компромисс, если мы хотим – а мы хотим – сохранить эту часть украинской территории в составе Украины.

Чем  объяснить такой резонанс после заявления президента Франции?

– Поскольку в последние дни стало понятно, что существенно усилилось давление со стороны европейских гарантов: и Германия, и Франция, это еще началось после визита министра иностранных дел Германии и Франции в Киев, где они сформулировали некую дорожную карту, которая очень не понравилась в Украине многим.

И после этого был визит в Москву, после этого визита были разного рода переговоры, разговоры, из чего я делаю вывод, что в том числе и американская позиция заключается в том, что надо искать компромисс, что Киеву указывают на необходимость поиска компромисса, и поэтому вот это давление косвенно отразилось на реакцию…

Мы видим реакцию на это давление со стороны украинских политиков и журналистов, которые никак не хотят смириться с тем, что сохранить Донбасс можно только в том случае, если предоставить ему автономные права.

Я думаю, что дело идет к этому, а позиция украинского руководства заключается в том, что надо как-то дотерпеть до выборов в США, и уже после победы, предполагаемой победы Клинтон, заново вести переговоры о том, как осуществить контроль и получить под контроль вот эти неконтролируемые части украинской территории.

Также есть мнение, что европейские лидеры сейчас давят на Украину, потому что их политическая карьера идет к завершению.

– Это правильно, я бы сказал так, что надо разделить позицию европейских гарантов, у которых выборы предстоят в следующем году, и они хотят хоть какой-то успех продемонстрировать своей восточной политики.

Это верно, и они заинтересованы в том, чтобы было продвижение по части минских переговоров. Немного иная ситуация с американцами. Они вообще не против были бы это все затянуть до выборов и отдать следующему президенту разбираться в этой неприятной истории для американцев. Но после резкого обострения отношений между США и РФ, когда коса нашла на камень, и тут по обе стороны коса и по обе стороны камень, и в этой ситуации возникла колоссальная проблема.

Если не договориться с Москвой о том, чтобы удержать Москву от каких-то односторонних действий, то можно получить неожиданности. Сегодняшняя администрация, которая уходящая, ни в коем случае не хотела бы, поскольку надо если не получить успех, то, по крайней мере,  не получить какой-то провал, поскольку ясно, что Москва в ситуации резкого обострения, такого чуть ли не предвоенного обострения с Западом, вообще может плюнуть на всякие разговоры и предпринять какое-то одностороннее действие здесь, у нас, не дай Бог, в Украине.

И тогда для американцев это будет провал их политики, они ведь не могут этому помешать реально. И они хотят этого не допустить, поэтому поехала (помощник госсекретаря США. – Ред.) Нуланд в Москву и сказала: вы, пожалуйста, сдерживайтесь, а мы попытаемся надавить на Киев, чтобы он пошел на какие-то компромиссы. Я так понимаю визит Нуланд в Москву, поэтому позиция американцев иная, чем у европейских гарантов.

Накануне президент Украины  Петр Порошенко сообщил,  что он не поедет на нормандскую встречу пока во главу угла переговоров ставится  политический вопрос, а не решение вопроса с безопасностью и контролем границ.

– Наш президент находится в чрезвычайно сложных обстоятельствах, на него оказывают колоссальное давление, вот эта партия, Аваков, «Народный фронт», Геращенко, спикер ВР и т. д. Они все в ужасе от этого давления, они явно дают понять, что мы вот устоим, мы на улицы выйдем, Найем рассказывает: не допустим выполнения минских соглашений в версии, о которой сейчас идет речь.

Что в этой ситуации делать Порошенко? Поехать и обсуждать. Ему как-то надо продемонстрировать, что он такой независимый и крутой, что вот только на своих условиях. Но, на самом деле, его никто не спрашивает.

Если в Германии сказали, что сначала договорятся с Путиным, если удастся его уговорить приехать, тогда будут звонить и давать команду Порошенко, чтобы он быстренько приезжал. И никуда он не денется.

Поэтому я отношусь к этому как к попытке сделать хорошую мину при плохой, безнадежной для него игре. Поэтому когда  Порошенко ставит условия гарантам минских соглашений, это просто смешно. Значит, условия он ставить никак не может, он вынужден поехать, если там будет Путин. Но если он не будет, если он увидит, что тоже Путин, если ничего не получается ни о чем договориться, просто эта встреча не состоится.

Кстати, до конца это не ясно. И если она не состоится, то не потому, что Порошенко отказался поехать, а потому, что Путин отказался поехать, пока он как бы не отказался. Я считаю, что Порошенко надо ехать и договариваться о каком-то компромиссе прямо сейчас, это очень важно. Поскольку это же наш интерес — получить и сохранить эту территорию в составе Украины.

Я думаю, что если эта встреча состоится, то это будет хорошо, а не плохо, как думают Найем, Геращенко и очень-очень многие.

Популярный интернет

comments powered by HyperComments
Андрей Фурсов: мир будущего