Возможен ли окончательный разрыв отношений между Вашингтоном и Пекином, и какую позицию должна занять Россия в этом конфликте? На эти вопросы в интервью изданию Украина.ру ответил политолог Михаил Погребинский

— Михаил Борисович, на фоне пандемии коронавируса обострился конфликт между Пекином и Вашингтоном.  На ваш взгляд, какие цели преследует Дональд Трамп, обвиняя Китай в распространении коронавирусной инфекции?

— Очевидно, что это элемент его избирательной кампании. Страна в кошмарном положении, и Трамп несет часть ответственности за то, что страна не готова к эпидемии. Ему нужно отвести от себя обвинения и найти виноватого, обычное дело. Тем более что есть много желающих обвинить именно Китай как главного геополитического конкурента и противника Соединенных Штатов в борьбе за мировое первенство.

Можно добавить, что серьезных доказательств хотя бы непреднамеренной вины Китая по-прежнему никаких нет. Серьезные обвинители, а не сумасшедшие американские, обвиняют Китай не в том, что он придумал вирус в лаборатории и специально подготовился для удара по Западу и Штатам, а в том, что Пекин должен был на шесть дней раньше рассказать о серьезности угрозы.

Я отслеживаю ситуацию и не вижу никаких серьезных причин даже к этому обвинению, потому что уже к концу января было уже совершенно ясно. Китай в том числе опубликовал и расшифровку генома. Как минимум у США было полтора месяца, чтобы подготовиться, потому что кошмар начался в середине марта, а Трамп поначалу говорил, что это вообще не серьезно.

Так что, я думаю, это будет одна из главных причин его возможного поражения на выборах. Пока что позиция у него довольно крепкая.

Это как на Украине: «Власть плохая, ничего не делает, к коронавирусу не готова, но президент у нас хороший, 60% доверяет».

Аналогичная ситуация и в Штатах. Несмотря на идиотскую политику в течение двух месяцев, рейтинг у Трампа сейчас рекордный, никогда такого не было, 49%. На 6% вырос за два месяца его идиотской политики.

— Как Китай может ответить США?

— Китай отвечает, можно было лучше, но они быстро учатся. «Жэньминь Жибао» опубликовала список вопросов к пропагандистской машине США. Если на них честно ответить, то ясно, что Китай не несет ответственности. У Китая не такой опыт, как у американцев, которые действуют на большую часть мира.

В Соединенных Штатах Трамп для своих фанатов выступает уже как Господь Бог. Он высказал такую возмутительную идею, что обеззараживающие средства и свет убивают коронавирус, так давайте глотать эту обеззараживающую жидкость. Так, оказалось, что десятки людей послушали этот маразм и попали в больницу.

Но поскольку глобалистские элиты фактически контролируют медиаповестку в западных странах и не только в западных, то там воспринимают обвинения в сторону Китая как серьезные аргументы.

Уже руководство Великобритании говорит, что отношения с Китаем не могут быть прежними. Это отражение китайского наступления и боязнь того, что в мире меняется лидер. Они этого не хотят и пытаются этому противостоять, а единственный способ — это обвинить во всех смертных грехах Китай.

— Возможен ли вариант развития событий с полным разрывом отношений между США и Китаем, вплоть до вывода предприятий США с территории Китая?

— Американские предприятия выводятся все четыре года президентства Трампа. Это была его первая внятная мысль. Может быть, только часть пути пройдена, но этот процесс будет продолжаться. Не только американские предприятия, но и европейские тоже будут уходить.

Вот немецкие компании будут уходить. Будет ли разрыв у Германии с Китаем? Не будет, это понятно. Конечно, им американцы ближе, и они будут выступать, может быть, риторически на стороне США, но переходить в стадию жесткого противостояния с Китаем не станут.

Если даже Великобритания не прислушалась к требованиям Трампа отказаться от вышек 5G, то что уже говорить о Франции и Германии.

С Европой это не получится, а в США будет нарастать противостояние, но оно не может быть ни военным, ни окончиться разрывом. Слишком жестко США и Китай связаны друг с другом.

Не случайно была геополитическая история с проектом Кимерика (проект создания единого государства США и Китая. — Ред.). Они очень плотно связаны экономически. США не могут в долгосрочной перспективе отказаться от китайских товаров. Известно же, что 95% анитибиотиков, которые потребляются в Штатах, производятся в Китае.

То есть весь мир будет стараться производство вещей, которые жизненно необходимы для конкретной страны, переводить под собственный контроль. Так будут делать и американцы, но это длительная история ввиду колоссальных экономических связей.

Да, будут торговые войны, но они все равно останутся главными экономическими партнерами друг для друга. Например, Китаю нечем заменить поставки сельскохозяйственных продуктов, которые Пекин в колоссальном количестве закупает в Соединенных Штатах. И так по огромному количеству номенклатуры товаров.

С другой стороны, китайцы заинтересованы, чтобы китайским ученым не ограничивали доступ к продвинутым исследованиям, а китайских студентов не лишили возможности оканчивать курсы в США.

То есть все это очень длительная история. Вполне вероятно, она закончится каким-то новым миром, а не новой войной.

— Может ли Вашингтон попытаться воздействовать на Китай изнутри, то есть использовать оппозицию, возбуждая массовые протесты?

— Это совсем нереалистично. Я был в Китае и неплохо представляю внутриполитическую ситуацию там.

Можно сказать, конечно, никогда не говори никогда. Мы же не могли полгода назад представить этот кошмар — мир, охваченный коронавирусом?

Точно так же может быть и в Китае, но я считаю, что крайне маловероятно нарушить стабильную систему, которая действует там уже много лет. Тем более полномочия Си Цзиньпина после последнего съезда существенно усилены, и никто ему не может помешать проводить ту политику, которую он считает нужной.

Пекин не будет останавливаться перед жесткими мерами противостояния. Когда началась истерика обвинения, немедленно были арестованы организаторы протестов в Гонконге, и можно с уверенностью утверждать, что ситуация там стабилизировалась.

То есть раньше власти вели себя либерально, но сейчас решили, что с этим пора кончать.

— Как вы считаете, какую позицию Россия должна занять в противостоянии США и Китая?

— Очевидно, что Россия не может быть на стороне Соединенных Штатов. Но поскольку стратегические отношения с Китаем не переходят в форму союза, то соответственно Россия не имеет союзных обязательств. Она будет голосовать вместе с Китаем, когда надо будет, в Совбезе ООН. Она будет занимать не то чтобы прокитайскую, а суверенную позицию.

Там, где посчитает возможным, будет воздерживаться, но во всех прочих случаях будет против Соединенных Штатов в их попытках наехать на Китай. Возможны ли какие-то дальнейшие сближения? Это не исключено. Но мой опыт говорит о том, что Россия и Китай далеки от постановки задачи вступить в военный союз.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы