Шведская газета побеседовала с бывшим главным экономистом МВФ Оливье Бланшаром о том, что ждет мир, когда он оправится от пандемии. Глобальный экономический кризис неизбежен, считает Бланшар. Самое трудное еще только предстоит, а чтобы справиться со всеми последствиями, потребуются годы.

Чтобы вернуться хотя бы к подобию нормы, нам потребуется больше времени, чем многие думают. Бывший главный экономист МВФ Оливье Бланшар призывает власти всего мира открыть кошельки и спасать жизни людей.

Если у кого-то и есть опыт кризисных ситуаций, так это у Оливье Бланшара (Olivier Blanchard). У него просто не было выбора.

Француз стал главным экономистом Международного валютного фонда в сентябре 2008 года. Через две недели мировая экономика оказалась, по ощущениям, в состоянии свободного падения в результате банкротства инвестиционного банка Lehman Brothers. За этим последовал финансовый кризис, кризис еврозоны, долговой кризис Греции и многих других стран. А разбирались со всем главный экономист Бланшар и Международный валютный фонд, которому часто приходилось выдавать займы.

Сегодня работа Бланшара связана с уважаемым американским научно-исследовательским Институтом мировой экономики Петерсона. На сайте института «финансовые кризисы» стоят в самом верху списка под именем 71-летнего эксперта, ведь это главная сфера его компетенции.

Так что совет раскошелиться дает властям по всему миру не кто попало.

«Я думаю, этот кризис следует разделить на два этапа. В первый нужно постараться уменьшить количество зараженных и дать системам здравоохранения все, что требуется. Это дорого, но необходимо. На втором этапе нужно продолжать сдерживать заболеваемость коронавирусом, и лишь тогда мы сможем сделать первый шаг обратно к нормальному состоянию, — говорит Оливье Бланшар, но тут же поправляется: — К какому-то его подобию».

Этот этап начнется не раньше лета. В июне, а возможно, в июле, считает Бланшар. Ему и самому сейчас нельзя покидать дом. Большую часть жизни он провел в США, а Вашингтон, где он живет сейчас, уже несколько дней полностью закрыт.

«Не думаю, что получится отменить все ограничения разом. Это надо делать крайне осторожно. Не исключено, что после того как власти снимут определенные ограничения, количество зараженных вырастет, и придется их снова вернуть».Он дает понять, что наступают трудные времена, ведь многие, кто еще не переболел или не знает, насколько сильный у него иммунитет, сильно встревожены. Именно поэтому, подозревает Бланшар, наши экономики, возможно, будут восстанавливаться медленнее, чем многие утверждают.

«Я опрашивал своих друзей, чтобы составить некую картину. Будут ли они в июле, как обычно, ходить в рестораны и ездить в метро, если свести количество зараженных к нулю не удастся? Большинство тех, с кем я разговаривал, ответили отрицательно».

Поэтому Бланшар не верит в V-образную кривую и быструю реабилитацию, о которых многие говорят. Например, министр финансов Швеции Магдалена Андерссон (Magdalena Andersson) в конце марта предсказала, что восстановление будет «мощным и быстрым» и что ВВП Швеции, который упадет в 2020 на 4%, в 2021 году поднимется уже на 3,5%.

Конечно, Бланшар говорит не конкретно о Швеции — за ее экономикой он так пристально не следит. Его расчеты касаются скорее экономик развитых стран в целом, ВВП которых, по его словам, за 2020 год может упасть от 5 до 15%.

В качестве примера он приводит Францию. Французский аналог нашего Центрального статистического бюро на днях опубликовал расчеты, которые свидетельствуют, что в марте французская экономика сократилась на 35%.

«Вот как полная остановка сказывается на экономике. И ничего с этим не поделаешь. Стимуляция спроса не поможет, ведь ничего не производится. Разумно предположить, что через шесть месяцев или к концу года мы будем лишь на полпути к нормальной жизни».

В связи с этим на ум приходит Китай. В день нашего интервью появилась информация, что китайская экономика восстанавливается невероятными темпами, и это можно изобразить в виде практически идеальной V-образной кривой — с резким падением и таким же резким взлетом.

Что это, история успеха, которой нам всем следует порадоваться? Сразу видно, что Оливье Бланшар настроен скептически.

Он не говорит прямо, что китайские власти лгут, но упоминает о сайте, который в реальном времени следит за ситуацией с трафиком в крупнейших городах мира.

«Трафик — хороший индикатор активности. Пекин говорит, что все предприятия у них сейчас работают, как обычно. Но вчерашние цифры с этого сайта говорят о другом. В Пекине трафик сейчас составляет половину от нормального. В остальном Китае — примерно 60%», — сообщает Бланшар и добавляет, что, очевидно, мы «не сможем просто перевернуть страницу, и все сразу будет как прежде».

Несмотря на все годы, проведенные в США (он переехал в страну в 1970-е, чтобы защитить докторскую в Массачусетском технологическом институте в Бостоне), Оливье Бланшар до сих пор говорит по-английски с небольшим французским акцентом. В какой-то момент во время интервью он пытается вспомнить слово, которое вылетело у него из головы, и я предлагаю ему вместо этого сказать по-французски.

В ответ он смеется и коротко отвечает: «Как будто это поможет».

Похоже, Бланшар сейчас уже не менее американец, чем европеец: это становится ясно, когда он через некоторое время называет Трампа «нашим» президентом. Оливье Бланшар говорит, что не хочет критиковать Трампа. Но тут же именно это и делает.То, как непоследовательно Трамп ведет себя в этой ситуации, вызывает тревогу, говорит Бланшар. По его мнению, Соединенным Штатам это может обойтись очень дорого.

Гораздо больше Оливье Бланшар доволен действиями американского центробанка — Федеральной резервной системы. По его словам, до сих пор она работала безупречно. Также он хвалит Европейский центробанк (ЕЦБ) и свою бывшую начальницу в ВМФ француженку Кристин Лагард, которая недавно встала у руля в высотке ЕЦБ во Франкфурте.

«Они многое сделали. Лагард допустила ошибку, не поддержав Италию в начале кризиса, но она исправила нанесенный вред и дала понять, что готова выделить большие деньги, если потребуется. Так что да, я впечатлен, и у меня нет никаких претензий к тому, как действуют центробанки».

Это касается и большинства правительств. Конечно, есть отдельные спорные, по мнению экономиста, меры, но в общем и целом все отреагировали правильно.

Так каким же опытом, вынесенным из прошлого финансового кризиса, или «великой рецессии», как его называют в США, мы можем воспользоваться сейчас? Оливье Бланшар отвечает предельно четко:

«После большого финансового кризиса было ошибкой слишком рано вводить меры жесткой экономии. Все боялись, что государственные долги разрастутся, и считали необходимым удерживать их на низком уровне. В результате восстановление в большей части Европы проходило медленнее».

Поэтому Бланшар считает, что пора привыкать к более высоким долгам. Проценты долгое время будут низкими, и даже такая страна, как Италия, сможет заплатить по счетам — конечно, если рынок не потеряет к ней доверие. Хотя, по его мнению, этого не произойдет, если ЕЦБ продолжит покупать итальянские государственные облигации.

«Я думаю, мы должны принять тот факт, что у многих стран будут государственные долги более чем в 100% от ВВП. И это будет продолжаться еще долгое время. Мы сможем начать принимать меры, когда рост станет стабильным. Но на это потребуется много лет», — говорит Оливье Бланшар.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы