Вспомним начало 80-х. Бойкот Олимпиады в Москве. Конфронтация двух сверхдержав достигает невиданной силы. Над Камчаткой сбит южнокорейский Боинг на борту которого было якобы более двухсот пассажиров и который отклонился от маршрута более чем на 29 градусов с целью сбора разведданных о советских атомных подводных лодках. МИД СССР выражает соболезнования семьям погибших и обвиняет с произошедшем США. В ответ американский президент Рональд Рейган требует уничтожения советской «Империи зла». В сентябре 83-го США с согласия Британии начинают размещать в Европе крылатые ракеты, направленные на СССР. В ответ СССР договаривается с дружественным правительством острова Гренада о размещении там советского военного аэропорта. У берегов США во-вот появится крупнейшая советская военная база. Мир понял: СССР и США уже не контролируют себя в проявлении взаимной ненависти. Министр Обороны Д.Ф.Устинов на секретном заседании Политбюро говорит открыто: «Война может начаться в любую минуту, но как бы нам не напугать народ». США военным десантом высаживаются в Гренаде и захватывает остров.

Сейчас в отношениях России и США разворачивается практически аналогичный сценарий. Взаимная ненависть между США и Россией выходит из-под контроля политических сил. Конфронтация достигает невиданного уровня даже для времён холодной войны. Вместо Гренады — Сирия, но в отличие от Гренады в Сирии уже находятся российские вооружённые силы и вытеснить их оттуда без ядерного столкновения у США не получится. Однако и России не получается вытеснить США из Дейр-эз-Зора, где сконцентрированы главные нефтяные запасы Сирии, необходимые ей для возрождения её экономики. США строит в Дейр-эз-Зоре военную базу, то есть обустраиваются там основательно.

Это плацдарм в сердце Сирии. Душить его в кольце осады можно, но это колоссальное длительное отвлечение сил и средств, которых у Сирии и России нет. И Россия, и Сирия стремятся как можно скорее войну закончить, тогда как США, напротив, стремятся не допустить её окончания. Для изменения патовой ситуации США в ближайшее время непременно нанесут удар по Дамаску, причём есть все основания полагать, что на этот раз удар не будет таким формальным, каким он был перед этим. США уверены, что у России более слабое положение в Сирии, чем у США с точки зрения военной логистики. И потому США могут легко и быстро нарастить военную мощь в Сирии в разы, тогда как России сделать этого не удастся.

События показывают, что США переходят к крайним сценариям в политике, потому что никакие другие им уже недоступны. Это означает одно: в ближайший месяц мир опять встанет на грань ядерного столкновения России и США. На этот раз полем боя будет Сирия.

Практически полностью повторяется то, о чём говорил министр обороны СССР Д.Ф.Устинов: «Война может начаться в любую минуту, но как бы нам не напугать народ». И здесь мы переходим к очень интересному аспекту внутренней политики России.

У любой власти бывают моменты, когда первостепенной задачей становится вопрос «Как бы нам не напугать народ». В СССР такое было в июне 1941 года, было в дни Карибского кризиса в 1962 году. Как видим, было в октябре 1983 года. Тогда  во время высадки американского десанта в Гренаде там внезапно всплыл советский атомный ракетоносец К-324. До сих пор этот факт остаётся секретным и не освещается военной историей. В Сирии сейчас сконцентрированы небывалые силы российского военного флота. Как они себя проявят, зависит от развития событий по инициативе США.

В любом военном искусстве отдать инициативу — это проиграть бой. Рубка на мечах давно установила тут проверенные правила. Пассивная оборона — отбивание летящих в тебя ударов — помогает только в самом начале. Отбивается первый и второй удары. Третий проходит с вероятностью 80%, четвёртый — 100%. Мастер может обить третий удар, но и он спасается тем, что немедленно переходит в контратаку. Поэтому есть закон: никаких блоков, кроме самых крайних случаев. Спасение — в жёстком прессинге, в наступлении. Меньше хитростей, больше силы в каждом ударе. Спасение в бою — перехват инициативы.

Когда у вас вместо мечей ракеты, ничего не меняется в принципе ведения боя. Как известно, Россия уклоняется от прямого боя, отдавая инициативу США. Россия  — мастер. Но мастер — не тот, кто бесконечно отбивает всё, что в него летит, а тот, кто контратакует внезапно и мгновенно. Есть также возможности у России? Даже российские ракеты в Сирии будут сбивать летящие американские ракеты и только в случае угрозы российским базам могут попасть под удар американские корабли и самолёты. После чего наши базы получат массированный ответный удар и война перейдёт в ядерную фазу по причине логистических проблем затяжной локальной войны для России. Сценарий для Росси явно невыгодный и ею избегаемый. Россия старается не загонять США в угол и давать им спасти лицо. США понимают это как слабость и наступают без оглядки на сдерживающие мотивы. Но и Россия не даст загнать себя в угол и может сделать непредсказуемые выпады. США это понимают и учитывают.

Несмотря на то, что сражение США и России происходит на земле Сирии, Россия более уязвима геополитически. США стараются создать коалицию арабских стран, которые должны заменить войска США в Сирии со временем. Очень проблематичное решение, учитывая острые противоречия между арабскими странами. То есть война между США и Россией неизбежна совершенно, потому что компромисс невозможен, так как означает уступку с любой стороны, а никакие уступки для России и США в Сирии невозможны в принципе и повели бы к фатальным катастрофам для обеих стран.  Потому в Сирии назревает война, которая через 2 -3 недели полностью вытеснит в России из сознания граждан всю внутреннюю повестку.

В этой ситуации главной задачей власти является «не напугать народ». Речь идёт не о разделе власти на Ближнем Востоке, а о судьбе однополярного мира. Он или будет, или нет. Что ждёт Россию в контексте угрозы ядерной фазы конфликта?

Практически со стопроцентной вероятностью надо понимать, что США будут избегать ядерного столкновения в Сирии и переведут атаку на множество российских уязвимых точек. Будет реанимирован конфликт в Закавказье между Арменией и Азербайджаном. Сделать это сейчас, после появления в Армении новой власти, очень легко. Будет предпринята попытка свержения Эрдогана, чтобы создать нам проблемы на турецком направлении. В Средней Азии начнётся активизация Аль-Каиды и ИГИЛ. В России снова возникнут теракты. Вновь запылает Кавказ, к нему присоединится Поволжье. Ошибочно думать, что в России решены проблемы с проповедью ваххабизма. Нет, всё не погашено, а тлеет.

Кто-нибудь знает, что когда в марте 2018 года Межрелигиозный совет России предложил запретить ваххабизм, Совет Муфтиев России категорически воспротивился этому предложению?  Скорее всего, об этом почти никто не знает. На этом вопросе решили не делать акцента и спустить всё на тормозах. И потому в России остаётся в скрытом состоянии ваххабитское подполье и оно в любой момент может выйти из него и начать действовать через общины кавказцев в Москве и Санкт-Петербурге. В Поволжье и Закавказье они так же могут активизировать борьбу. ФСБ, конечно, наблюдает за ситуацией, но политически решить вопрос до конца не может. Это может только власть. А власть в своём составе имеет очень высоких покровителей радикального исламского движения. То есть власть в своём составе очень неоднородна и пока одна половина власти с радикалами борется, другие группы под разными предлогами их берегут. Какие это группы?

Прежде всего это те, кто тесно связан с США и арабским миром экономическими и политическими интересами. Внешне они работают по реализации интересов России, а внутренне давно ведут свою собственную игру. Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Сальман однажды в США признался, что активно начать продвижение ваххабизма в мире Эр-Рияд подталкивал Вашингтон — с целью сдерживания ещё Советской России. Сейчас у России с КСА есть общие интересы в сфере цен на нефть. Есть перспективы у экспорта оружия. Нужны каналы связи для переговоров и не всегда эти каналы должны быть официальными. Мы для этого вынуждены держать среди нас их людей.

Россия ведёт переговоры с арабскими странами, где ваххабизм является государственной политикой. Естественно в России появляются каналы влияния на власть со стороны арабов. Контрагенты арабов в России — не только чиновники и бизнесмены, но и исламские духовные деятели. Арабы просят чиновников и бизнес их не трогать, эти лоббисты выполняют просьбу и просят власть ради отношений с арабами и бюджета не дожимать их агентуру, ограничиваясь наблюдением. То есть  они начинают быть двойными агентами, извлекая личную выгоду из отношений с арабами и толкая власть на определённые действия в угоду «партнёрам». Так в России тормозят полный разгром ваххабитского движения.

По тем же самым причинам в России сохраняется пятая колонна американских либеральных глобалистов. Их нельзя убрать потому, что именно они являются каналом связи с мировыми финансовыми институтами, без которых Россия пока существовать не может. Что Россия — даже СССР избегал конфронтации с ними. Правда СССР в первую очередь избегал сближения с ними до той степени, какую себе потом позволила Россия. Но это сближение вынужденное — 50% содержания магазинов в России составляет импорт.  В промышленности то же самое — импортозамещение пока разворачивается и в самых главных отраслях не завершилось. А значит это импорт технологий, это расчёты с банками. Именно сюда бьют американские санкции.

Главным противоречием в России является необходимость построения более закрытой от внешнего влияния экономики, но высокая степень монополизации власти и собственности в руках ограниченного числа групп и кланов препятствует таким изменениям. По сути от президента требуют невозможного, когда заставляют проводить курс на жесткое обуздание монополистов.

Дело не в том, что президент не может приказать олигархам. Он приказать может, но он не может работать за олигархов — в России при СССР была чрезвычайно высокая степень монополизации экономики, и эти монополии были просто приватизированы. Олигархи теперь олицетворяют наши советские монополии, которые раньше олицетворяли министры. И точно так же Политбюро не могло ними ничего поделать, так как это ключевые отрасли, на которые завязаны благосостояние людей и регионов, состояние смежников, поступления в бюджет. Министры тогда, как и олигархи сейчас, вполне могут отстаивать свою точку зрения, мотивируя это важностью действующих связей их предприятий с мировыми рынками. И власть может их поменять, но не может их игнорировать. В этом весь смысл. Так жёны руководят мужьями, формально будучи слабее физически и административно.

Это влияние помогает крупному бизнесу уклоняться от тех решений, которые до него через своих помощников доводит президент. После чего у президента не остаётся никаких других вариантов, кроме так называемых «непопулярных решений».  Кстати, против крупного бизнеса не может идти даже президент США — мы это видим сейчас со всей наглядностью. Экономика всегда лежит в центре политики.

Другими направлениями давления США на Россию является провоцирование техногенных катастроф и отключение от всей сферы международных расчётов. Власть начнёт сильнее требовать перехода на замкнутый контур, монополии начнут сильнее этому сопротивляться. Конфликт по этому поводу ставит власть между молотом и наковальней — между ориентированным на внешние рынки крупным бизнесом, союзным с чиновничеством, и зависимым от внутреннего рынка населением. Мы прекрасно видим первые последствия уже по вопросу налогов и пенсионной реформы.

То, что Путин не сказал об этом в своём Обращении, вызвано тем же самым, о чём говорил Д.Ф Устинов: «Как бы нам не напугать народ». Жалобы власти на угрозу войны и на крупный бизнес накануне войны напугают и бизнес, и народ. Начнётся распад власти и бегство вместо консолидации сил и средств. Задача любой власти на войне пресечь панику и успокоить всех, ибо только так можно организовать оборону. Способную от обороны перейти в наступление — и это придётся делать, так как  ещё один фронт — Украина — не заставит себя долго ждать. И мы это уже видим.

Таким образом, Россию будут растягивать между несколькими фронтами вовне и внутри. в расчёте на  то, что её рёбра жёсткости не выдержат и она рухнет. Да, пока власть не хочет пугать этими сообщениями народ. Но народ должен сам это видеть и понимать, чем вызвано такое положение дел и к чему оно может привести. Мы помним, что было после Гренады. После 1983 года наступил год 1985. Горбачёв, перестройка и крах СССР. Сейчас то же самое, только вместо Гренады Сирия. Да только Россия уже не СССР. И нам уже нельзя допустить ни нового Горбачева, ни новой перестройки.  Решение всех проблем возможно постепенно, а для этого надо просто сохранить страну.

Александр Халдей

популярный интернет



Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео