Каждый новый выпуск «Бесогона» – это ещё одна дверь в Зазеркалье, открытая Никитой Михалковым. И новый выпуск не стал исключением. Jedem das Seine – этот девиз нацисты не просто так вывесили над воротами в концлагерь Бухенвальд. Известный ещё со времен античности принцип справедливости «Каждому по заслугам» был превращён в издевательское «Каждому – своё». И теперь у него другой смысл – в новый «лагерь смерти» загоняют и Россию, но мы всё ещё можем сделать выбор: принять или сопротивляться?

Пандемия коронавируса, глобальный локдаун, в который погрузились сотни стран. Первая волна, вторая… Британские власти лишают жителей страны Рождества, Германия снова вводит строгие антиковидные меры, а Израиль так и вовсе «закрылся в коробочку» – такой самоизоляции целой страны ещё никто не видел. И вот уже нам говорят и о третьей волне заболевания. Что происходит? Кому это выгодно?

Глобальная ковидная перезагрузка – эта фраза сегодня у всех на слуху. Сам термин «Великая перезагрузка» оказался в главных трендах в соцсетях ещё весной минувшего года, в то время, как по всему миру распространялась невиданная экономическая депрессия. И заговорили об этом настолько громко, что в New York Times даже был опубликован материал, опровергающий некую «теорию заговора», мол, всё не так.

Что нам готовят глобалисты?

Но уже в начале июня на сайте Всемирного экономического форума в Давосе появилась информация о теме очередного саммита, запланированного на январь 2021 года. Она так и звучит: «Великая перезагрузка», при помощи которой миру предлагается «извлечь выгоды из глобального экономического шока». И представленные планы почти полностью соответствуют политике ООН, озвученной в программе Agenda 2030 ещё в 2015 году.

Как говорилось в одной из публикаций Царьграда, президент ВЭФ Клаус Шваб (вместе с принцем Уэльским Чарльзом) является одним из главных проводников этой концепции: глобальной перестройки мировой экономики в пользу якобы более экологичной и социально ориентированной модели развития.

По словам известного экономиста Валентина Катасонова, Клаус Шваб вместе с единомышленниками и сообщниками, составляющие «золотой миллиард» человечества, демонстрируют следующий фарс: они заявляют, что в нынешних бедствиях человечества виновны религия и капитализм.

Клаус Шваб вместе с такой известной дамой по имени Линн де Ротшильд (женой одного из главных Ротшильдов – Эвелина Ротшильда) взялись за обличение старого строя, который они называют «капитализмом акционеров» (shareholder capitalism). А у акционеров, мол, нет никакой другой цели, кроме как получение наживы, прибыли любой ценой.

Они выдвинули проект создания «капитализма всех заинтересованных сторон» (по-английски: stakeholder capitalism). На самом деле это не новый капитализм, а новый рабовладельческий строй.

О «Большой перезагрузке» с завидным постоянством в последнее время заговорили либеральные политики всего мира, и прежде всего избранный президент США Джо Байден.

Режиссёр, актёр, автор программы «Бесогон TV» Никита Михалков в своём новом выпуске продемонстрировал видеозапись выступления в Совете Федерации учёного, советника министра обороны России Андрея Ильницкого, в котором он тоже затрагивает тему «Великой перезагрузки» и упоминает фактического автора этой идеи – главу ВЭФ Клауса Шваба. О том, что представляет собой Клаус Шваб, который относится к когорте так называемых «новых глобалистов», Царьград рассказывал довольно подробно.

О доковидном мире забудьте

Андрей Ильницкий напомнил, что Шваб – главный идеолог глобализма. Именно он и создал в начале 70-х годов прошлого века этот Давосский клуб, «в который так любят ездить наши министры и олигархи».

В недавно вышедшей книге под названием «Ковид и глобальная ковидная перезагрузка» её автор Клаус Шваб рассматривает COVID как свой проект и открыто говорит о том, что они [глобалисты и транснациональные корпорации] не допустят возвращения к доковидному миру и будут ставить вопрос о том, что сдерживающие меры ослаблять нельзя. И здесь так и сквозит, что не COVID является угрозой, а те меры ограничения, которые из-за него принимаются по всему миру,

– сказал Ильницкий. По словам публициста, в «дивном мире будущего», который предлагает всем Шваб, будут править корпорации, им будут переданы власть и ресурсы, а национальным государствам места просто не найдётся. Причем произойдёт это в самое ближайшее время.

Шваб и другие авторы этой идеи считают, что сейчас у всего мира есть «узкое окно возможностей изменить мир». «А чего же они хотят?» – задаёт вопрос Никита Михалков.

К «Великой перезагрузке» Шваб призывал задолго до начала этой пандемии, этой заразы, которая пришла в мир. Почему после испанки вернулись к норме, которая намного больше людей убила, а сейчас прямо невозможно вернуться? Это вопрос из вопросов. Обращаясь к профессиональному мнению, Никита Михалков приводит слова философа и футуролога Сергея Переслегина:

Что же касается коронавируса, воздействие этой пандемии на человеческую популяцию пренебрежимо мало. Сегодня фиксируется около 1,7 миллиона. Но, для сравнения, испанка в первый год унесла 8 миллионов жизней. При этом социальный эффект пандемии COVID-19 совершенно невероятен. За один год мы потеряли достижения двух с лишним сотен лет демократической и свободной жизни. Это по-человечески трудно понять. Тот факт, что правительства захотели, а народы согласились, и есть реальный и очень значимый социальный результат пандемии.

Дело не в отрицании. Важно понять – что происходит?

Михалков подчёркивает, что он не собирается отрицать саму болезнь, но его настораживает паника, охватившая мир. Дело не в отрицании, а в необходимости найти ответ на вопрос: кому выгодно всё, что происходит в мире? Всё равно кто-то получает выгоду, от любой войны, от любой революции, от любого землетрясения, как и от того, чтобы людей превратить в «человеческий капитал», постепенно лишив их частной собственности и сделав всех «равными».

Мы тоже это проходили. Отказ от частной собственности может быть добровольным, а может быть насильственным. Это звучит заманчиво. Свобода, равенство, братство. Разве мы забыли эти слова? Но равенства не бывает. Равенства быть не может. Должно быть равноправие.

– напоминает Никита Михалков. Но мало кто задумывается над тем, что кроется за всем этим на самом деле, как и за повальной роботизацией, за цифровизацией всего и вся. Конечно, сегодня уже невозможно прожить без цифровых технологий, они проникли во все сферы жизни. Но ведь смысл-то заключается не собственно в самой цифре. Если цифровые технологии помогают жизнь – это одно. Кто от кого зависит? Человек зависит от цифры или цифра зависит от человека, считает режиссёр.

Но идеи, продвигаемые Швабом и его соратниками, – это на самом деле настоящий передел мира, при котором всё переходит в руки монополий. Это устранение среднего класса и поляризация общества. Будут только бедные, равенство и братство и 1% управляющего олигархата.

В роликах, которые публикует ВЭФ, говоря о будущем, все люди в масках. То есть отменять их и не планируется. Человечество должно привыкнуть к тому, что пандемия может длиться годами. Мало того, там нет глаз. Почему? Там нет ничего того, что может выразить человеческое чувство: удовлетворение, обиду, злость, радость и так далее. Обезличено всё. И это разговор идёт о человечестве вообще. Какой национальности этот человек, в маске и без глаз? Неважно. Потому что он не индивидуален. Он часть скота. Это скот. Который идёт туда, куда его ведут.

Человек – расширение цифры

В этом же ролике показаны люди с телами, которые становятся «продолжением» технологий, то есть это такое технологическое «расширение» человека.

А вот тут мы уже видим, что нет места Богу, вообще. Потому что если верить, что человек – создание Божие, то как может этим Божественным созданием руководить искусственный интеллект, технократия. Людей поделят на «генетически обогащённых» и «генетически слабых». И у первых окажется больше возможностей, а вторые станут изгоями.

А как добиться этого? Например, через обязательное вакцинирование (в России и власти выступают против этой меры, но не в мире. – Ред.) Для тех, кто эту вакцину принял, жизнь продолжается по одной дороге, а кто не принял – по другой. Я не говорю о том, что не надо вакцинироваться, не надо меня неправильно понимать. Но я уверен, что насильственная вакцинация должна напугать. Ну, хорошо, ладно, мы живём у себя здесь, мы можем доверять нашим врачам. И я надеюсь, то, что нам вкалывают в плечо, делается ради того, чтобы мы не болели или чтобы мы выздоравливали,

– говорит Никита Михалков. Но что происходит во Франции, к примеру?

Там в конце декабря началась кампания по массовой вакцинации, которая тут же стала с треском проваливаться. Согласно социологическим опросам, проведённым Национальным агентством здравоохранения, число французов, отказывающихся от вакцинации, растёт с каждым днем. «Здоровые сомнения» французов подкрепил скандал с президентом компании Pfizer Альбертом Бурла – это один из главных поставщиков вакцин на мировой рынок, который отказался сам прививаться. А между тем Александр Гинзбург, один из авторов и производителей российской вакцины «Спутник V», привился в первые же дни, проверяя безопасность препарата.

Не останутся без внимания глобалистов и СМИ – их повально оцифруют, что обернётся глобальной цензурой. И за примерами далеко ходить не надо: президента США Дональда Трампа навсегда блокируют в Twitter, потому что он говорит не то, что хочется глобалистам.

Мы вообще можем себе представить, что это за масштаб? Что это за масштаб лжи, когда люди, рвущиеся к этой форточке, к этому окошку последних возможностей, идут абсолютно на всё! И это делает не государство. Это делают владельцы огромных медиакорпораций. Владелец Facebook Марк Цукерберг. Ну, чем он отличается от Геббельса, если уже сказал фразу: «Демократия – это дисциплина и ответственность».

И вот тут действительно впору вспомнить лозунг Jedem das Seine – «Каждому своё», который висел на воротах Бухенвальда, страшного лагеря смерти. Разве не напрашивается такое сравнение, когда выясняется, что демократия в самой демократической стране – это дисциплина и ответственность. То есть это ответственность перед теми, кто тебя заставляет быть дисциплинированным. Своим задачам, своим приказам и своей воле.

– подчёркивает режиссёр. И встаёт главный вопрос: что нам делать? Принять или сопротивляться? Сможем ли мы захлопнуть ту «форточку узких возможностей», в которую нам предлагают нырнуть глобалисты? Сможем ли остаться верными своим историческим, нравственным законам, нашей культуре, нашей истории?

Завершил Никита Михалков этот тревожный выпуск «Бесогона» такими словами:

Ну, вот и всё, что я хотел вам рассказать сегодня. Наверное, это путано, наверное, это не так однозначно. Но я, собственно, и не жду удовлетворения от того, что меня сочтут правым. Нет. Это меня волнует. Эти вопросы меня волнуют. Я никого не хочу учить. Но мне кажется, что верно поставленный вопрос иногда даже бывает важнее, чем ответ.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы