Все социологические исследования настроений электората Украины перед предстоящими президентскими выборами едины в одном – рейтинге действующего президента. Многочисленные соцопросы, независимо от того, кто их оплатил, свидетельствуют, что популярность Петра Алексеевича оценивается в диапазоне от 5 до 6,5%. Это тот редкий случай, когда социологам можно верить безоговорочно. Не по причине их честности и неподкупности, о чем лучше промолчать. А по другой – весьма тривиальной.

Ни один из хоть сколько-нибудь реальных будущих кандидатов на президентских выборах: ни Тимошенко, ни Вакарчук, ни Зеленский, ни рвущиеся в пиночеты Наливайченко с Гриценко – не заинтересован в умалении порошенковского рейтинга.

Более того, все они, а в первую очередь уже видящая себя на Банковой качановская кыця, готовы пылинки сдувать с соперника, чтобы Порошенко вышел во второй тур с ними. Так как только данная личность является универсальным ключом их победы – он единственный, у кого гарантированно выиграет абсолютно любой кандидат. Если, скажем, какой-нибудь нетрадиционный радикальный Ляшко попадет чудом способной на все украинской политики вместе с Порошенко во второй тур, то тогда новый гарант засияет всеми цветами ЛГБТ-радуги.

Впрочем, есть одно, но сугубо теоретическое исключение. Согласно социологии, Порошенко побеждает во втором туре кандидата с антинационалистическими лозунгами (условного Бойко). Поэтому АП вяло и пытается по схеме «Кучма ― Симоненко» организовать такого спарринг-партнера. Забывая, что нельзя войти дважды в одну и ту же реку и сработавшая двадцать лет назад после победы евромайдана схема априори обречена.

Но и речи быть не может, чтобы дружная компания заклятых друзей-патриотов платила за умаление порошенковского рейтинга.

Аксиоматично, что при любых раскладах шансы Порошенко на победу равны нулю. Недаром его ближайшее окружение, былые верные из верных, обивают пороги у Тимошенко и/или в амбасаде США, униженно предлагая свои услуги в борьбе против «преступного режима» и разоблачение всяческих его грязных тайн.

Однако сам президент отнюдь не ведет себя подобно Ющенко в 2010 году, который, прекрасно понимая результат выборов, реально никакой избирательной компании не проводил и был озабочен лишь получением от Януковича гарантий неприкосновенности для себя и своей вороватой диаспорянской миссис. Ничего подобного с Порошенко не наблюдается. Его избирательная кампания, без преувеличения, гиперактивна. Да и вне ее рамок очевидно, что предпринимаемые им действия, включая интенсивные кадровые пертурбации и упорные попытки уничтожения бизнес-структур конкурентов, направлены исключительно на сохранение президентского кресла.

И не стоит, наблюдая за этим триумфом неадекватности, повторять сакраментальный вопрос из «Собачьего сердца»: «Как же он работал в очистке?» Просто еще раз подтверждается давнее наблюдение, что за воровство в особо крупных размерах и элементарный здравый смысл отвечают разные участки мозга.

Свою победу в 2014 году Порошенко одержал благодаря двум ключевым факторам. Американцы тогда прямо вмешались в выборы царька бантустана, в том числе пояснив Тимошенко, как себя надо вести, а находившиеся в ужасе от происходящего избиратели проголосовали за, как им казалось, «президента мира». Каким было нетрудно представляться на фоне совсем уж бабуинов.

Ничего этого сейчас нет и в помине. Для вашингтонских хозяев он давно отыгранная карта, а население в подавляющем большинстве проголосует за кого угодно, лишь бы не прошел ввергнувший страну в нищету и хаос Порошенко.

Живущий в параллельной реальности хозяин так и не проданного «Рошена» находится целиком под влиянием придворных политтехнологов, сладко поющих, подобно мудрецам бухарского эмира, о народной любви к великому владыке и почти находящейся в руках победе. Последние, впрочем, как раз действуют совершенно рационально. Для порошенковских мудрецов надо лишь получить и «эффективно освоить» бюджеты, а потом за провал спросить будет все равно некому.

И под их влиянием президент с его отнюдь не титаническим интеллектом избрал заведомо провальную, но зато требующую огромных затрат стратегию.

Было решено, что Порошенко будет позиционироваться жестким националистом и «железной рукой», откуда и его избирательный слоган (билбордами с которым буквально заставлена вся страна, и не звучит он только из утюгов) «Армия, мова, вера».

Политтехнологическая команда Банковой избрала ориентацию на националистический, верящий в бандеровские идеи электорат. Он действительно начал составлять на евромайданной Украине серьезную величину, хотя даже после более чем четырех лет тотальной идеологической обработки страны не способен самостоятельно определить результат выборов.

Однако для националистического электората Порошенко, несмотря на проводимую государственную бандеризацию и шовинистическую риторику, остается барыгой, спекулирующим на святых понятиях. Несмотря на то что за прошедшие годы зачищались наиболее активные потенциальные вожаки, которые бы могли возглавить данный сегмент, подобные настроения только значительно усилились.

Ему не забыли и никогда не забудут участие в создании Партии регионов, дьяконство в УПЦ, липецкую фабрику, работу подкрышных фирм на строительство Керченского моста и многое другое.

Своим для необандеровцев у Порошенко стать никак не получается. Скажем, политтехнологи всячески представляют своего работодателя отцом автокефалии, но это оставляет равнодушными и поведенных на данной тематике избирателей (тем более понимающих, что вопрос решался в Вашингтоне). Согласно социологическим исследованиям, пресловутый томос может добавить к рейтингу Порошенко не более 1–1,5%, что никак не поможет ему даже выйти во второй тур.

Националистический электорат без теплых чувств относится и к Тимошенко, которой тоже многое, начиная от этнического происхождения и попытки «ширки» с ПР, всегда припомнят. Но все же немалая часть националистов будет за нее голосовать как за временного попутчика, а для полностью дискредитированного Порошенко данная опция исключена.

Но дело даже не в том, что для президента бессмысленной является ставка на националистов, для которых он все равно останется чужим.

Выпячиваемой бандеровщиной Порошенко отпугнул не только антинационалистический электорат, часть из которого, пусть и небольшая, все же была готова поддержать его в качестве «меньшего зла».

Критично другое – он полностью оттолкнул от себя аполитичный, желающий лишь спокойствия, мира и самой минимальной стабильности базовый электорат, который и составляет большинство избирателей. Фактически Порошенко прямо подтолкнул свою былую электоральную основу к Тимошенко, которая абсолютно те же националистические идеи преподносит без нарочитой истерики и топанья сапогами, а в красивой «евроинтеграционной» обертке.

Причем Порошенко так вошел в образ нового Бандеры, что, в отличие от Юлии Владимировны, в избирательной кампании практически игнорирует социальную тематику. В то время, когда его главная соперница именно на ней делает основной акцент, привычно обещая молочные реки в кисельных берегах от «отечественного производителя». Несмотря на то что прекрасно известна цена ее обещаний, но такое «маленькому украинцу» приятнее слышать (лелея при этом слабую надежду, что хоть что-то будет реализовано), чем крики об армии и мове.

Крайне раздражают весь без исключения электорат и настойчивые заявления Порошенко, что именно благодаря президенту решена проблема коррупции. И это в то время, когда в самом глухом селе не только знают, но и ощущают на себе, что подобного уровня коррумпированности госаппарата, как при нем, на Украине еще не было.

В итоге «гениальные» политтехнологические наработки команды Порошенко свелись к окончательной потере избирателей, голосовавших за него (пусть и просто от безысходности) в 2014 году, и полному провалу планов по привлечению новых.

Теперь президент может рассчитывать лишь на тех, кто поддерживает любую власть (т.е. примерно имеющиеся 5–6%), что бы она собой ни представляла. Но проблема в том, что только одной этой биомассой никто еще выборы не выигрывал.

Похоже, что в конечном итоге Порошенко возлагает основную надежду все же не на политтехнологические ухищрения как таковые. Они явно сориентированы не только на привлечение избирателей, но и создание необходимого фона для применения «админресурса».

Все более интенсивная, подчеркнуто назойливая избирательная кампания должна весной объяснить, откуда вдруг появилась масса избирателей, проголосовавшая за «второй срок». То есть для того, чтобы, соблюдя минимальные приличия, придать видимость легитимности успеху, когда на местах дорисуют нужные цифры.

Однако и во времена существования на Украине достаточно твердой, жестко контролирующей вертикали власти «корректировка» результатов достигала максимум 3%. А что говорить про Порошенко, жестко контролирующего разве что собственную приемную – никто ради априори проигравшего рисковать не станет.

Пока Порошенко сидит на Банковой, губернаторы будут, само собой, обещать «все порешать». Подобно политтехнологам, они знают, что потом за отсутствие результатов спросить будет некому. Более того, можно попытаться рассказать победителю, как мужественно «отказался выполнять преступные приказы».

У Порошенко еще есть время упиваться иллюзиями параллельной реальности, но это никак не отменяет того, что под играемые политтехнологами бравурные марши он шагает прямиком к обрыву. И при неминуемом падении в него речь пойдет уже не о неприкосновенности бизнеса, а о собственной свободе.

Дмитрий Тесленко

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео