Вы, конечно, будете смеяться, но на Украине появился новый великий полководец. Зовут его Пётр Алексеевич Порошенко. Нет, ни одной войны или хотя бы сражения Пётр Алексеевич пока не выиграл, территорий не завоёвывал и крепостей не брал. Зато он взял «томос». А это, по мнению самого Порошенко, «победа Украины и поражение России». Причём победа, «возможно, не меньшая, а может, и более важная, чем победа на фронте».

По этому поводу на Украине устроены грандиозные торжества. Сам победитель отправился в праздничный тур по стране, повсюду демонстрируя «томос» как свидетельство собственного триумфа. Тут он как бы подражает древним военачальникам, которые после очередной победоносной кампании тоже устраивали триумфальные шествия с демонстрацией военной добычи.

Президент Украины, по всей видимости, уверен, что удачное для него дело с получением «томоса» автоматически обеспечит и победу на приближающихся выборах. Ликующие толпы поклонников, старательно собираемые в каждом населенном пункте, расположенном на пути «томос-тура», как бы подкрепляют эту уверенность.

Да и в самом деле «томос» кажется свидетельством несомненного успеха Петра Алексеевича. Кажется – на первый взгляд. При более внимательном рассмотрении картина несколько меняется. И напоминает уже не успех, а пиррову победу.

Ну, помните, из античной истории? Жил когда-то в Эпире (было такое древнегреческое государство) царь Пирр, воевавший с римлянами. В одном из ожесточённых сражений ему удалось одержать верх над врагами. Но при этом войско Пирра понесло такие потери, что сам он воскликнул: «Ещё одна такая победа, и я потеряю армию».

Так впоследствии и случилось. Пирр был разгромлен и погиб. С тех пор выражение «пиррова победа» означает победу, равносильную поражению.

Вот и на Украине ныне происходит нечто подобное. Кажущийся успех Порошенко грозит ему катастрофой, как когда-то Пирру. С той только разницей, что царь Эпира сразу осознал реальное положение дел. А наш «великий полководец» второй месяц пребывает в состоянии эйфории и выходить из этого состояния, как видно, не собирается.

Между тем «томос» никак не обеспечивает Петру Алексеевичу победу на выборах. Скорее даже наоборот. Судите сами.

Как известно, украинское общество сегодня расколото на три неравные части. На одном его фланге находятся те, кого противники называют «ватниками», «сепарами», «предателями» и «агентами Путина». Сами же они именуют себя «адекватниками», адекватными людьми, здраво оценивающими происходящее в стране. Это примерно 15–20% взрослого населения.

На другом фланге – те, кого принято называть «упоротыми» и «кастрюлеголовыми». В собственном же представлении они являются «патриотами» и «национально сознательными» украинцами. Их тоже примерно 15–20% от всего электората.

Между этими флангами – основная масса, политически невыразительное большинство, так называемое «болото». Иногда, в зависимости от обстоятельств, часть «болота» присоединяется к тому или иному флангу. Но обычно «болото» остаётся просто «болотом». Устойчивых политических убеждений оно не имеет, а на выборах часто голосует под влиянием настроения и разного рода случайных факторов.

На «адекватников» никакой порошенковский «томос» не повлияет. Голосовать за Петра Алексеевича они не будут в любом случае, сколько бы он этим «томосом» ни размахивал. Впрочем, и сам президент вряд ли рассчитывает на их голоса.

Теперь о «болоте». Из него в данном случае сразу необходимо вычленить 5% электората. Именно столько избирателей, по подсчётам социологов, всегда голосуют за власть. Голосуют, независимо от того, что это за власть, какую политику она проводит и как в результате такой политики живётся людям (в том числе самим голосующим).

Это верная опора Порошенко до тех пор, пока он занимает пост главы государства. Однако и на них «томос» не влияет. За действующего президента они проголосовали бы всё равно.

Следующая часть «болота» – люди, далёкие от политики, но близкие к Православной церкви. Затрудняюсь сказать, сколько их. Наверняка не большинство, но не так уж и мало. Они (во всяком случае, какое-то их количество) могли бы голосовать за Петра Алексеевича. Могли бы. До «томоса». А теперь не будут. Ибо затеянная Порошенко история с «томосом» привела (и не могла не привести) к гонению на их Церковь.

Эти люди безразличны к политическим программам и лозунгам, но не безразличны к вероисповедным вопросам. Нынешний президент оттолкнул их от себя и тем самым лишился их поддержки.

В этой связи вспоминается уже давняя история в Киеве с Народным рухом Украины. На рубеже 1980–1990-х годов он считался оппозиционной коммунистическому режиму организацией. И на волне царивших уже в то время в украинской столице антикоммунистических настроений набирал популярность. Набирал, пока открыто не выступил против Православной церкви, заблокировав осенью 1990 года на Софийской площади движение крестного хода. Посвящённого, кстати сказать, предоставлению Православной церкви на Украине автономного статуса (руховцы желали автокефалии, а не автономии).

С тех пор популярность Руха пошла на спад. И не только среди верующих (там у руховцев никогда не было много симпатиков). От Руха стала отворачиваться молодежь. Молодые люди, сами, мягко говоря, не особо верующие, просто послушали рассказы своих бабушек, принимавших участие в том крестном ходе. Рассказы о том, как этих бабушек оскорбляли и не давали им пройти к храму руховские активисты.

Этого оказалось достаточно. Окончательное превращение Руха в маргинальную организацию произошло позднее и по другим причинам. Но начало этому процессу было положено именно тогда. Хотя в тот момент видимый успех был на стороне Руха. Ещё бы! Заблокировали крестный ход «московской церкви». Они искренне считали себя победителями. Ну прямо, как Пётр Алексеевич сегодня.

Однако вернёмся к «болоту»! Перейдём к самой многочисленной его части – тем, кто далёк от Церкви, но любит порассуждать о политике (не особо, правда, в ней ориентируясь). Это самый удобный контингент для политических манипуляций. И да, такие нынче радуются «томосу», считают его получение достижением Порошенко. Но! Будучи людьми, к вере равнодушными (откровенными атеистами или теми, кто заходит в храм от силы пару раз в году по особым случаям), определяться на выборах они будут, ориентируясь в первую очередь не на «томос». И если других достижений у Петра Алексеевича нет (а их нет!), то и голосование за Порошенко этой части электората весьма сомнительно.

Остаются «упоротые», тоже весьма далёкие от Церкви, часто даже враждебные ей. Эти оценили «томос» по достоинству. Они ему рады как средству для борьбы с «церковным влиянием России». И средством этим они воспользуются по возможности. Но это совсем не значит, что в благодарность проголосуют за Порошенко. Тут стоит учесть и извечную привычку украинцев держать дулю в кармане.

Политические предпочтения «упоротых», как правило, уже обозначены. Их симпатии распределены между многочисленными «вождями». Кто-то в этой среде, может быть, и будет голосовать за нынешнего президента именно из-за «томоса». Но вряд ли таковых будет много.

Отсюда можно сделать вывод: получив «томос», нынешний президент в плане симпатий электората больше потерял, чем приобрёл. Типичная пиррова победа! Что, конечно, не означает, что шансов победить на выборах у него нет совсем. Шансов победить у него нет на честных выборах (позволю себе такое предположить). Но выборы ведь бывают разными.

Хотя это уже другая тема. В данной же статье речь шла только о предвыборном значении «томоса». Только об этом.

популярный интернет

Сейчас читают

Архивы