О смыслах по итогам встречи президента с главами думских фракций. В продолжение темы и «для чистоты отношений», как это модно говорить в думе.

Во-первых, эта встреча, действительно, демонстрирует и транслирует единство партийной четверки по ключевым вопросам государственной политики в духе концепции «единой партии власти» — в частности, о недопустимости реабилитации нацизма и иностранного вмешательства (привет Навальному). Но это совсем не означает, что провластный «партийный консенсус» освобождает протестную нишу и дает какое-то преимущество новым псевдооппозиционным партиям, о чем поспешил заявить Минченко. Встречи президента с партийной четверкой, которые решено проводить чаще и в регулярном формате наоборот свидетельство обратного. Путин делает ставку на парламентскую четверку – четыре партийные колонны власти, где пятая или шестая – может быть только элементом декора, но никак не несущей конструкцией.

Желание прокачавшего эти спорные тезисы о новых партиях Минченко поднять стоимость своего актива («Новых людей») понятно и объяснимо, но Путин на встрече примерно ни разу не давал сигналы в адрес новых партий, а его заявления о необходимости перемен не касались партийной системы – они про ожидания людей, это пролог к посланию, где будут озвучены новые решения в социальной сфере. Не плодите лишних сущностей.
Во-вторых, встреча Путина с думскими фракциями – это сеанс арбитража от первого лица. Президент демонстрирует, что готов и дальше выполнять роль верховного арбитра, разруливающего межпартийные споры. У думских фракций часто накапливается претензии как друг другу, так и в отношениях с АП и силовиками, и ресурс личной аудиенции с президентом для них – это последняя инстанция в решении конфликтных вопросов, минуя при этом АП, где они часто не находят понимания. Во время и в преддверии думской кампании такие конфликты множатся в геометрической прогрессии, борьба обостряется, и роль Путина как арбитра и балансира в этот период особенно важна – прямые коммуникации лидеров думских фракций с президентом разряжают обстановку и не позволяют допустить выхода парламентской борьбы в деструктивную и неконтролируемую фазу. При этом Путин выступает на встречах не только в роли арбитра, но и психотерапевта – иногда выслушать мнение думских старцев достаточно для того, чтобы снять напряжение — они хоть и старцы за 70, но как дети очень ранимые, поэтому требуют особого внимания и ухода.
В-третьих, и, пожалуй, главное – Кремлю очень важно сохранить работоспособность Думы, даже в условиях избирательной кампании, которая обычно накладывает негативный отпечаток. На это акцентировали внимание и Путин, и Володин. Впереди принятие большого проекта новых законопроектов, в том числе, которые необходимо принять по итогам послания Федеральному собранию. Думский «дембельский законодательный аккорд» ожидается крайне насыщенным, и здесь крайне важно сохранить стабильную работоспособность – часть парламентариев, которые «на выход» начнут откровенно филонить, другая может оставить законотворческую деятельность на второй план, а на первый — выборы.

Путин похвалил Володина за эффективность работы Думы, отметив результативность и качество проработки законов, что обеспечило ему рост акций, однако он не изменил своему тонкому чувству баланса и тут же обозначил, что законотворческая деятельность – это совместный труд Думы, АП и Правительства.

Есть и скрытый сюжет — Володина сейчас пытаются ограничить рамками прикладной законотворческой деятельности и вопросами функционирования Думы, тем самым желая ослабить его влияние непосредственно на выборы и выключить из широкой предвыборной повестки. Начинается крайне интересная позиционная борьба АП и Госдумы за рычаги контроля за выборами. Как бы сказал непревзойденный классик – «Сегодня в завтрашний день не все могут смотреть»

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы