Евросоюз наконец-то отреагировал на белорусские протесты и их силовое подавление. Лидеры стран ЕС собрались за мониторами, сказали несколько громких слов и ввели санкции против Александра Лукашенко и его сторонников. Неудивительно, что европейские правозащитники и белорусские протестующие остались недовольны такой реакцией.

Ситуация в Белоруссии меняется в пользу Александра Лукашенко. Ставка протестующих на блицкриг не удалась – президент не только удержался, но и смог мобилизовать часть своих сторонников. При этом отсутствие у оппозиции харизматичного руководства и тактики действий по силовому смещению Батьки (без предательства элит и пассивности силовых структур, как это было на Украине), а также акцентирование антироссийского характера перемен (через состав координационного совета оппозиции и приписываемую Тихановской программу) приводят к тому, что протест выдыхается.

Надежды на то, что ему помогут в администрации Лукашенко, у протестующих нет. Батька отказывается садиться за стол переговоров и тем самым легитимировать самоназначенный координационный совет, предлагая ему вместо дележки портфелей в кабмине взять в руки метлы и лопаты.

Единственным шансом оставался заряд извне. Активисты надеялись, что их явно и недвусмысленно поддержит Евросоюз, который вырастил белорусскую оппозицию и в интересах которого она, собственно, работает.

Отметились

В среду должен был состояться саммит ЕС, на котором Европа могла ввести жесткие санкции против Лукашенко, заявить о морально-материальной поддержке протестующих, а также поставить Владимиру Путину ультиматум (подкрепленный угрозами) с требованием невмешательства в белорусские дела.

Саммит действительно состоялся. Но его итоги для белорусской оппозиции были разочаровывающими.

Да, на встрече были сказаны громкие слова поддержки. Евросоюз заявил, что не считает более Лукашенко главой Белоруссии. «Выборы 9 августа не были ни честными, ни прозрачными. Мы не признаем результаты выборов, обнародованные белорусскими властями», – заявил глава Евросовета Шарль Мишель.

Он же заявил о введении Евросоюзом персональных санкций против «значительного числа людей, ответственных за жестокость, репрессии и фальсификации на выборах». Их точный список будет опубликован позднее.

Также, по всей видимости, страны–члены ЕС будут вводить персональные санкции на национальном уровне, что (если речь пойдет, например, о запрете на въезд) будет распространяться и на весь Евросоюз. Так, в литовском черном списке из 32 человек присутствует и Александр Лукашенко.

Проблема в том, что эти персональные санкции не доставят особых неудобств для белорусской элиты.

Во-первых, потому, что тамошние силовики и аффилированные с президентом представители власти вряд ли рискнут посещать сейчас европейские страны.

Во-вторых, как верно пишет Deutsche Welle, «Лукашенко вырос в условиях санкций. Запрет на въезд в страны ЕС ничего не значит для президента, который легко может провести свой отпуск в российском Сочи».

Куда более серьезными были бы санкции против белорусской экономики, однако они не были поддержаны рядом стран. В частности, Польшей.

Что же касается помощи протестующим, ЕС расщедрился и выделил им аж 53 млн евро, которые пойдут в руки нуждающихся организаций и физических лиц напрямую, то есть минуя белорусские власти. Правда 94% выделенной суммы (то есть 50 млн) пойдут на помощь «бизнесу и системе здравоохранения страны, пострадавшим от коронавируса».

Пострадавшие от насилия со стороны белорусских властей получат всего около 2 млн евро. Учитывая, что по состоянию на 13 августа в стране было задержано около семи тысяч человек, а кроме них к числу «пострадавших» примажутся и другие тысячи протестующих (отравленных газом, побитых ОМОНом), то получается малоинтересная сумма в пересчете на одного.

Еще миллион евро уйдет на поддержку «независимых СМИ», то есть в основном на зарплату полякам и литовцам, откуда эти «независимые СМИ» сейчас вещают.

Уперлись в границы

С чем связана такая скромная реакция? По мнению некоторых экспертов, ЕС боится пережать. Считает, что слишком жесткие санкции отпугнут Лукашенко, толкнут его в сторону России.

Он уже почувствовал себя настолько смелым, что даже игнорирует звонки Ангелы Меркель – лидер Евросоюза заявила, что она несколько раз пыталась дозвониться до Батьки, но он отказывался с ней разговаривать. Лишь передал через Путина, чтобы ЕС не вмешивался в белорусские дела.

Конечно, этого страха не было бы, если бы ЕС был уверен в том, что поддержанный им белорусский протест способен сковырнуть Батьку и привести к власти в Минске нужных Брюсселю лидеров. Однако в Европе понимают, что этого не случится. И причин тому несколько: тактическая, стратегическая и глобальная.

В тактическом плане протест стал фальстартом. Да, Запад через Польшу и Прибалтику долгие годы взращивал белорусскую оппозицию, однако к моменту нынешних протестов она не доросла еще до нужно уровня – способности устроить госпереворот. В ней отсутствовали яркие харизматичные лидеры, не было никакой организационной структуры, не сформировался силовой блок и, что самое главное, не сконструирована общая «правильная идеологическая заряженность».

Для западных стран протест в любом постсоветском государстве имеет смысл только как инструмент для смены геополитической ориентации этой страны, как инструмент превращения ее в часть антироссийского проекта, а в белорусах (несмотря на все старания Запада и помогавшего ему Александра Лукашенко) русофобию вырастить не удалось.

В итоге, как только западные страны попытались оформить широкий белорусский протест как антироссийский (через создание все того же координационного совета с русофобским интеллектуально-идеологическим блоком), протест начал осыпаться.

Со стратегической же точки зрения Запад столкнулся с пределами своих возможностей, обозначаемыми Россией. Совместный опыт урегулирования кризиса в Молдавии не стал для Путина основанием договариваться с западными партнерами по белорусскому конфликту, а противоречия последних месяцев между Москвой и Минском не стали причинами для того, чтобы Кремль отдал Белоруссию на откуп Евросоюзу.

Россия четко усвоила уроки украинского Майдана и больше не верит в то, что направляемые западными силами местные протесты (пусть даже они имеют под собой внутриполитические основания и справедливы по сути своих требований) не угрожают российским интересам.  

Оппозицию можно вырастить, с Россией можно как-то договориться, но ЕС никуда не деться от глобального препятствия на пути организации цветной революции в Белоруссии и других странах постсоветского пространства. И препятствие это называется «украинский Майдан».

Недостаточно просто совершить революцию, нужно после нее обеспечивать грамотное «сопровождение» новых властей, которое обеспечит превращение страны в «маяк свободы и демократии». Маяк, который создаст куда больше проблем для российской политики, чем агрессивный и разваливающийся на части антироссийский проект, которым стала Украина.

Белорусы ведь видели, во что она превратилась, и понимали, что силовой переворот может повести их собственную страну по такому же пути. Что по итогам они получат не свободу, процветание и демократию, а разруху и новую общественно-политическую реальность. Реальность, в которой плюрализм мнений карается, а стояние государства на паперти с протянутой рукой оказывается чем-то естественным, нормальным и даже безальтернативным.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы