28 февраля 2014 года в Киеве состоялось заседание Совета национальной безопасности и обороны (СНБО), которое во многом определило дальнейшую судьбу страны. Множество украинских экспертов, военных и политических деятелей сегодня утверждают: захватившие тогда власть организаторы Майдана отказались бороться за полуостров, фактически сдав Крым в обмен на господство в Киеве.

«Это был размен: власть в обмен на Крым. С другой стороны, какие были у них варианты? Начинать войну, начинать бойню? На самом деле это было контрпродуктивно, потому что решение сдавать Крым получили после того, как со стороны западных государств не оказалось тех, которые бы дали гарантии поддержки Украины в противостоянии с Россией. Так что это было от безысходности. Но вы знаете, иной раз безысходность можно связать с цинизмом и голым прагматизмом. Вот в данной ситуации мы как раз это и увидели», — отметил в комментарии изданию Ukraina.ru председатель правления Института украинской политики Константин Бондаренко.

Следует все же отметить, что борьба за сохранение Крыма в составе Украины вовсе не обязательно предполагала военный сценарий, как этого требовал самопровозглашенный и.о. президента страны Александр Турчинов.

«Нам нужна полная мобилизация страны, необходимо безотлагательно начать перебрасывать имеющиеся войска из Центра и с Запада на Восток и Юг. Это жизненно необходимо», — утверждал он на заседании СНБО, стенограмма которого была рассекречена в феврале 2016 года.

Несмотря на возражения, он поставил на голосование вопрос  о введении военного положения, что фактически означало объявление войны России. Неудивительно, что за его предложение проголосовал только сам Турчинов. Его коллега по партии Арсений Яценюк заявлял, что политическое «разруливание» ситуации возможно и даже излагал его наиболее приемлемый вариант.

«Если бы у нас был вариант политического решения, Александр Валентинович, то думается, что правильное политическое решение было бы: начать переговоры с теми, кто представляет сегодня незаконно избранную власть в Крыму с целью политической стабилизации через принятие Верховной Радой Украины нового Закона Украины «О Конституции Автономной Республики Крым», который бы предполагал формирование самостоятельной системы финансов, я ее назвал бы условно самостоятельной, например, оставление в распоряжении бюджета Автономии налога на добавленную стоимость, отчисление части акцизного сбора и решение так называемых языковых национально-культурных и этнических вопросов», — утверждал Яценюк.

По его мнению, такой вариант был возможен и его следовало «рассматривать как основной». Однако самозваный премьер Украины тут же начал всех убеждать в том, что такой вариант не сработает, поскольку якобы «будет остановлен Российской Федерацией». Больше предложение о переговорах с Крымом на собрании не прозвучало. Наоборот, депутат Рады от «Батькивщины» Юлии Тимошенко Андрей Сенченко заявил, что ни о каких переговорах с Крымом речи быть не может.

«Арсений Петрович сказал о переговорах с нынешними крымскими лидерами. Но мы не можем переговариваться сегодня с предателями и сепаратистами», — приводятся его слова в стенограмме, опубликованной СНБО.

То, что эти слова не вызвали возражений у присутствующих, доказывает: договариваться и уступать крымчанам захватившие власть не желали. Они предпочли расстаться с Крымом, как и.о. царя  Бунша Иван Васильевич, герой незабвенной гайдаевской комедии, готов был отдать шведам Кемскую волость — государство, мол, не обеднеет.

Так почему собравшиеся на заседание СНБО единогласно отвергли возможность переговоров и поиск компромисса?

«За пять дней до этого, 23 февраля 2014 года и сразу же после бегства Януковича, Верховная Рада на радостях отменила закон, который предоставлял минимальные и даже скорее номинальные права русскому языку. Яценюк, как и большинство участников заседания, аплодировал. А 28-го февраля что-либо отыгрывать назад и начинать переговоры с пророссийскими сепаратистами Крыма было уже поздно», — отмечал в своей статье для издания Strana.ua главный редактор Ukraina.ru Искандер Хисамов.

«Потому что Яценюк это поздно предлагал. С подобными предложениями сначала на Киев выходили крымские власти. Власти полуострова в феврале 2014 года интересовало в первую очередь то, чтобы Украина гарантировала, в первую очередь, невмешательство во внутрикрымские вопросы, чтобы новые власти не насаждали свою идеологию», — соглашается с ним Константин Бондаренко.

К тому времени уже случился так называемый Корсуньский погром, когда было убито как минимум семь крымчан, участвовавших в митингах антимайдана в Киеве, и еще 30 человек пропали без вести? Плюс не лишенные оснований подозрения того, что Пашинский и Турчинов организовали расстрелы на Майдане, в которых, по признаниям грузинских снайперов, сами принимали непосредственное участие? Слишком много крови было на руках новой украинской власти. После своих преступлений они имели все основания не верить в успех каких-либо переговоров с Крымом.

«В ситуации, при которой Киев пошел бы на переговоры с крымскими контрэлитами, которые стали потом русскими, влились в российскую элиту, Крым мог бы быть сохранен в составе Украины», — уверен Константин Бондаренко.

Он считает ошибочным решение российских властей о вводе войск в Крым, однако признает, что «и Украина наломала дров тогда».

«Неуступчивость Турчинова и тех людей, которые в то время назвались руководством Украины, привели к тому, что Крым для Украины был потерян», констатирует эксперт.

В то же время он считает, что никто из тех, кто в феврале 2014 года допустил утрату территориальной целостности государства (именно они — настоящие сепаратисты, а не те, кого преследуют за призывы к федерализации!), не понесет за это никакой ответственности. По крайней мере при нынешнем антироссийском режиме.

Использование темы сдачи Крыма во внутриполитической борьбе, как это происходит сейчас, когда одни властные группировки пытаются переложить ответственность за случившееся на другие властные группировки, в лучшем случае приведет к тому, что, к примеру, стрелок Пашинский не попадет в следующий состав Верховной Рады, а экс-и.о. президента Турчинов сможет меньше своих людей провести в украинский парламент. Только полная смена вектора власти на Украине может позволить добиться справедливого наказания для допустивших потерю Крыма.