Я уже не первый год пишу про проблему появления мигрантских гетто в Москве. Но тут есть такой момент – нет-нет, да и наткнёшься на этакого скептика, который заявит: «Да всё это ваше субъективное восприятие, если не сказать – фантазии. Дайте нам научные исследования, данные социологов!» Что ж, теперь у нас есть и такие данные.

В журнале «Социологическое обозрение» (2020 год, том 19, №2) опубликована статья «Места резидентной концентрации мигрантов в российских городах: есть ли паттерн?», подготовленная научными сотрудниками Центра региональных исследований и урбанистики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации – Евгением Варшавером, Анной Рочевой, Наталией Ивановой и Майей Ермаковой. Отдельно стоит упомянуть, что статья подготовлена при поддержке гранта – только не Госдепа США, а Российского научного фонда – «Анализ механизмов формирования этномиграционных анклавов в российских городах».

Авторы изучили по одному мигрантскому району в трех городах-миллионниках – Москве, Екатеринбурге и Красноярске. Небезынтересно, что в Московском регионе предметом их исследования – перед этим отдельная статья тех же авторов «Являются ли Котельники этномиграционным анклавом?» вышла в журнале Высшей школы экономики «Городские исследования и практики» (2020, том 5, №1, журнал пока что выложен онлайн ввиду эпидемии коронавируса) – стали Котельники, о которых я упоминал в статье, опубликованной в июле 2019 года на сайте «Завтра». Напомню цитату:

«Котельники – выстроенные в нулевые в чистом поле «бетонные джунгли». Помню, как в 2014 году жители наукограда Дзержинского яростно сопротивлялись слиянию в один городской округ с Котельниками именно из-за криминальности этого «нового гетто», дешевые квартиры в котором скупили выходцы из самых разных стран».

Это моя информация, почерпнутая из работы на выборах в Дзержинском летом 2014 года, когда я как раз регулярно ездил в этот подмосковный город. Как раз перед этим, зимой 2013 – 2014 годов, прошла основная волна протестов против объявленного властями области слияния Дзержинского с Котельниками. Власти преподносили слияние уже как решЁнный вопрос, но в итоге оно провалилось из-за сопротивления граждан.

Дзержинский мне запомнился как удивительно тихий и уютный город – малоэтажный (хорошие дома-«сталинки»), утопающий в зелени. Помню лежавшие на крышах припаркованных рядом с домами автомашин спелые яблоки, упавшие с деревьев…

Свое происхождение город ведёт с Николо-Угрешского мужского монастыря, по церковному преданию, основанного в 1380 году Дмитрием Донским во время похода на Куликово поле. Однако, в ХХ веке город пережил второе рождение, связанное с развитием в нЁм ракетостроительных предприятий. Интересно, что в сознании горожан два этих символа города спокойно и даже как-то гармонично уживаются рядом.

И вот на горизонте замаячила новая Орда!

В Дзержинском мне рассказывали про Котельники жуткие вещи – целые дома, битком населенные одними мигрантами, куда полиция боится приезжать. Всё, как в «лучших образцах» классических гетто на Западе!

Впрочем, я уже предвижу возражение условного скептика: «У страха глаза велики! Увидели 100 мигрантов – дальше додумали про 1000! Вот Вы лично в Котельниках были? А если даже были, лично все дома обошли? Прям поквартирно жильцов посмотрели? Нет? Значит, всё это – плод воспаленного ксенофобного воображения».

Но так вот, упомянутые мною исследователи много дней работали «на земле» в Котельниках, общаясь с жильцами и консьержами, а некоторые дома реально обходили поквартирно! Процитирую статью в «Социологическом обозрении»: «В Котельниках было проведено 165 экспресс-, 36 экспертных и 14 глубинных интервью, а также осуществлено 155 часов наблюдения. После нескольких таких интервью можно было в целом сделать выводы относительно того или иного подъезда или дома и выразить их в процентах, отдавая себе отчет в приблизительности таких вычислений. Более подробным вариантом использования этой методологии стал поквартирный обход в одном из подъездов дома в Котельниках, считающегося наиболее мигрантским».

Итак, как же в Котельниках дошли до жизни такой?

«Период экономического роста 2000-х знаменуется началом массового жилищного строительства на территории Котельников, при этом застраивались преимущественно территории, ранее бывшие совхозными полями (из-за чего в городе явственно выделяются районы старой и новой застройки). Этот период совпал с «оседанием» первой, в основном закавказской, волны миграции в Россию, и таким образом в городе появился контингент армянских мигрантов, покупавших в новых домах на тот момент относительно недорогую недвижимость. В это же время в городе стал появляться малый бизнес, принадлежавший армянским мигрантам».

В статье в «Городских исследованиях и практиках» этот момент описан со слов местных жителей более эмоционально: «По свидетельствам информантов, именно в этот период в городе появляются первые мигранты: в частности, упоминаются армяне, которые бежали от войны и «целыми аулами» покупали квартиры в новых домах в Ковровом».

Стоит пояснить, что Ковровый – это название микрорайона в Котельниках.

Но это было лишь началом. «Жизнь города существенно изменилась в 2009 году, когда на территорию до того небольшого уличного рынка «Садовод» была перенесена оптовая торговля с Черкизовского рынка. Это совпало с приростом жилого фонда новыми многоквартирными домами, которые начали заселять в том числе мигранты с «Садовода» – бизнесмены и наёмные работники».

В статье в «Городских исследованиях и практиках» есть важное уточнение: «Настоящий «всплеск» миграции случился позже – по словам информантов, в 2014 – 2015 гг. Рассуждая о притоке мигрантов в этот период, многие информанты характеризуют его как «нашествие» и «вторжение» и чаще всего связывают с «Садоводом». Вероятнее всего, этот приток был связан с реконструкцией и расширением «Садовода» в 2013 – 2016 гг., которое, помимо прочего, происходило на фоне продолжающейся борьбы с «дикими» рынками по всей Москве. В конце 2016 г. вместо некапитальных построек и разреженных палаточных рядов здесь появились колоссальных размеров крытые торговые комплексы, благодаря чему «Садовод» стал одним из крупнейших рынков Москвы и России».

Действительно, как раз именно в это время в Котельниках начали бить тревогу. 2 августа 2013 года в Интернете было опубликовано открытое обращение к президенту страны о помощи«На сегодняшний день город Котельники превратился в гетто нелегальных мигрантов из Таджикистана, Узбекистана, Киргизстана и других стран СНГ, а также Вьетнама, Китая…».

На ситуацию в Котельниках обратили внимание даже на второй кнопке телевидения, где 23 августа 2013 года вышел репортаж «Новостройки в Котельниках кишат мигрантами». К сожалению, встроить плеер видео в статьи не получается, так что рекомендую зайти по ссылке и просмотреть. Тем более, как кишели они семь лет назад, так кишат и сейчас.

Репортажи из Котельников тогда снимал и телеканал «Подмосковье». Безрезультатно.

Россия поднялась с колен, воюет в Сирии, решает важные вопросы в Африке, посылает стратегические бомбардировщики к берегам Америки, но ничего не может поделать с нелегальными мигрантами, обосновавшимися в «мягком подбрюшье» собственной столицы. А все потому, что кто-то (не будем называть фамилии) имеет с этих оптовых рынков, где работают орды мигрантов из самых разных стран, баснословный доход, которым щедро делится с «нужными людьми» в высоких чиновничьих кабинетах.

Вернёмся в многострадальные Котельники. Как отмечается в статье в «Городских исследованиях и практиках»: «Наиболее высокая доля мигрантов наблюдается в квартале 2-го Покровского проезда и новостройках Белой дачи и Южного, которые появились в 2010 – 2014 гг.». Конкретный пример из статьи в «Социологическом обозрении»: «Китайская мигрантка владеет восемью квартирами в доме на 2-м  Покровском проезде, которые она сдаёт также преимущественно мигрантам».

Китайцы – почти всегда оптовики, причем предпочитающие работать «вчёрную». Именно они в последние месяцы, например, гоняли фурами медицинские маски, продавая их на том же «Садоводе» за нал – прямо из машины в машину.

А вот данные, полученные по конкретным домам: «В одном из подъездов, согласно интервью с консьержкой, примерно в половине квартир живут русские собственники, в четверти – армяне-собственники, а остальные квартиры снимают мигранты. В другом 30% квартир – это русские собственники, еще в 20% квартир живут собственники из Армении и Азербайджана, 40% снимают мигранты из Центральной Азии, преимущественно в формате «квартир-общежитий», в остальных живут приезжие из Китая и Вьетнама (6% квартир, как в собственности, так и в аренде), Северного Кавказа (приблизительно 6% квартир, в аренде), а также Афганистана и Кубы. Кроме того, в одном подъезде был сделан поквартирный обход. Согласно его результатам, доля мигрантских квартир из тех, о которых известно, кто там живет, составила 42%, при том что про этот подъезд, а также на основании прочих данных известно, что если квартира съемная и мигрантская, то количество жильцов в ней больше, чем в случае, если в квартире живет собственник».

Авторы исследования делают оправданный вывод: «Если взять дома, сданные в эксплуатацию в 2010-х, по приблизительным оценкам, доля квартир, в которых живут этнические мигранты, может доходить до половины. С учетом того, что часть квартир – это в большей степени общежития, доля этнических мигрантов в фактическом населении этих домов может быть еще выше».

Неудивительно, что коренное население чувствует себя здесь очень неуютно. В 2016 году в соцсети попала фотография первого класса средней школы №3 из Котельников. Из 28 фамилий учеников – только две славянские, и то у первоклашки с фамилией Волков типично азербайджанское имя Богдат.

Причем, не обязательно даже, чтобы в классе было 90% детей-мигрантов. «Многие информанты открыто говорят, что присутствие в классе 15 – 20 нерусскоязычных детей отрицательно влияет на образовательный процесс, в то время как прочие жалуются лишь на плохое образование и переполненность школ. И те, и другие тем не менее предпочитают отдавать своих детей в другие школы – в Жулебино, в Дзержинский, в другие районы Москвы и Подмосковья. Жить в Котельниках, а детей возить учиться в другое место – распространенная стратегия среди наших информантов, хотя известны также семьи, которые готовы уехать или уже уехали из города только для того, чтобы отдать детей в школу».

Проще говоря, белые люди покидают гетто, где чувствуют себя меньшинством. Об этом прямо говорится в статье в «Социологическом обозрении»: «Сложно сказать, в какой степени в Котельниках – в старых и новых районах – происходит «отток белых», однако, во-первых, были зафиксированы случаи «избегания белыми», когда семьи не селились в Котельниках, принимая решение в том числе в связи с тем, что в городе живет много мигрантов, во-вторых, непросто отделить недовольство соседством от недовольства инфраструктурой, в том числе и потому что транспортный и инфраструктурный коллапс связывается жителями с притоком мигрантов, в том числе этнических, в-третьих, «оттоком белых» характеризуется ситуация в школах – старожилы и неэтнические мигранты массово отдают своих детей учиться в школы в соседние города, где мигрантов меньше, а образование – в связи с этим – лучше. В новых частях города складывается мигрантская инфраструктура, наиболее заметной частью которой являются халяльные кафе. Старожилы и неэтнические мигранты ожидаемо считают, что доля этнических мигрантов за последние годы в населении выросла, и, в частности шутят, что Белую Дачу – район, где много новостроек – нужно называть Чёрной Дачей. Известно также, что некоторые мамы ходят гулять с детьми на площадки, расположенные рядом с менее мигрантскими домами, которых больше в старой части города, поскольку считают, что дети мигрантов плохо воспитанные и конфликтные».

Вот немного для ощущения жизни в мигрантских микрорайонах: «На улице и во дворах этих домов почти всегда можно увидеть женщин в хиджабах и национальных платках, а в городских маршрутках визуально отличимых иноэтничных мигрантов обычно не меньше половины… На первых этажах домов – халяльные лавки, «этнические» кафе, мелкие продуктовые магазины, принадлежащие мигрантам… Всего на девять домов пять кафе, которые можно классифицировать как «этнические», – «Дидор», «Рахат», «Амина», «Душанбе», «Евразия», а в местном спортзале после шести «сплошной Садовод», как рассказывают информанты. Дети на детских площадках – со всех уголков СНГ – из Армении, Азербайджана, Таджикистана, Киргизии и пр.».

Не хотелось бы погружать этим текстом читателя в состояние безнадеги, поэтому отмечу лишь – после того, как в 2009 году был закрыт Черкизон, район Измайлово был покинут торгашами и грузчиками с рынка, вновь став тихим, безопасным и уютным. Нужна лишь политическая воля, чтобы сделать жизнь наших граждан спокойной и комфортной в их собственной стране, обезопасив себя от появления мигрантских анклавов, неизбежно превращающихся затем в оплот воинствующего исламизма и терроризма.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы