Китай готов запустить первую национальную цифровую валюту, и мир больше не будет прежним.

Что такое QR-код? Фотограф: Майкл Николсон/Corbis/Getty

Итак, Китай готовит к выпуску собственный Биткоин? Отбросьте такую мысль.

Это будет нечто большее. Да, как и любая другая криптовалюта — или если уж на то пошло, сигареты в лагерях для военнопленных, — грядущие цифровые юани будут «токенизированными» деньгами. Но на этом сходство заканчивается. Криптоюань, который может войти в оборот уже в 2020 году, будет иметь полную поддержку со стороны центрального банка второй по величине экономики мира и черпать свою ценность из способности китайского государства облагать налогами бессрочно. Другим национальным органам власти придется принять эту притягательную идею.

О цифровом юане известно мало, за исключением того, что его разрабатывают уже пять лет и Пекин почти готов к его запуску. Большинство сходится во мнении, что для этих токенов будет использоваться закрытый блокчейн и одноранговая сеть для обмена информацией и подтверждения транзакций, а Народный банк Китая будет управлять допуском участников. Сначала валюта будет выпускаться через банковскую систему и заменит часть наличных денег. Это будет несложно, учитывая повсеместное распространение китайских цифровых кошельков на основе QR-кодов, таких как Alipay и WeChat Pay.

Вероятно, все начнется с малого, но цифровой юань может полностью изменить как традиционную банковскую систему, так и пост-Бреттон-Вудскую систему плавающих обменных курсов, с которой весь мир живет уже с 1973 года. Неудивительно, что для Китая «блокчейн и цифровой юань являются национальным стратегическим приоритетом — почти на уровне интернета», — говорит финансовый аналитик компании Sanford C. Bernstein & Co. Гаутам Чхугани.

С момента появления в XVII веке первых лондонских банкиров, вышедших из ювелиров, которые стали принимать у клиентов золото на хранение, самым важным в банковском деле стал учетный журнал, регистр, хранящий неопровержимые записи для установления доверия в ситуациях, в которых его нет. Когда Питер из Ванкувера соглашается отправить деньги Полу из Сингапура, им приходится использовать цепочку взаимосвязанных посредников, потому что в мире нет ни одного регистра, в котором бы содержались записи их обоих. Распределенные регистры в виде блокчейна позволяют исключить из этой схемы доверие. Пол придумывает секретный код и делится его зашифрованной версией с Питером, который использует его для создания цифрового контракта, чтобы заплатить Полу нужную сумму. Громоздкая и дорогая сеть банков-корреспондентов становится излишней, особенно если учесть, что речь идет о 124 триллионах долларов, которые бизнесы ежегодно переводят в другие страны. Представьте себе, насколько эта технология повысит производительность и какую угрозу она представляет для кредитных организаций.

Китай не единственный, кто экспериментирует в этом направлении. Быстрые дешевые трансграничные расчеты — одно из применений Quorum от JPMorgan Chase & Co. Это платформа на базе Ethereum, с помощью которой Денежно-кредитное управление Сингапура руководит проектом Ubin, исследованием в области цифровых денег, управляемых центральным банком. Сложно сказать, что из этого получится, но если блокчейн-технология окажется перспективной в области одновременной обработки большого количества транзакций, то цифровые валюты могут заменить не только наличные деньги, но и банковские резервы.

Ключевые особенности денег центральных банковТаблица 1
 Существующие деньги центральных банковЦифровые деньги центральных банков
Наличные деньгиРезервы и сальдо по расчетамРозничные операцииОптовые операции
ТокеныСчетаТолько токены
Круглосуточная доступностьX()()
Анонимность в отношении центрального банкаX()X()
Перевод между равноправными узламиX()X()
Процентный доходX()()()()
Лимиты или ограниченияXX()()()
✓ = существующее или вероятное свойство, (= возможное свойство, X = нетипичное или невозможное свойство.

Оптовые операции или розничные? На основе счетов или токенов? Банк международных расчетов.

Вот когда меняются правила игры. Резервы в центральных банках формируются за счет кредитных организаций, принимающих депозиты. Цифровой юань — или сингапурский доллар, индийская рупия и т. п. — позволяет обойти эту систему и дает возможность любому держателю валюты открыть депозит непосредственно в центральном банке. Благодаря этому, государство может стать монопольным поставщиком денег для розничных клиентов. Как недавно отметил генеральный управляющий Банка международных расчетов Агустин Карстенс, «если центральный банк станет всеобщим депозитным учреждением, то он может стать и всеобщей кредитной организацией».

Но зачем центральным банкам отодвигать на задний план собственную банковскую систему? Если взглянуть на Европу и Японию, одна из причин может заключаться в том, что отрицательные процентные ставки все равно приведут к такому исходу. Кредитные организации испытывают нехватку прибыли, потому что, в то время как центральные банки взимают с них плату за хранение денег на депозите, они не могут так же легко применять эти отрицательные процентные ставки в отношении своих вкладчиков. Если мировая экономика погрязнет в долгосрочной стагнации, то официальные цифровые валюты как минимум станут эффективным средством смягчения денежно-кредитной политики без вовлечения банков.

Другая, более практическая, причина может заключаться в том, что технологический прогресс попросту не позволяет сохранять статус-кво. Не случайно Китай ускорил запуск национальной криптовалюты после того, как компания Facebook Inc. объявила о проекте Libra, валюте, которая преподносилась как альтернативный доллар. Вероятно, проект оказался слишком амбициозным, поэтому Libra столкнулась с рядом регуляторных проблем. Но если эту валюту будут распространять как подарочные карты Spotify в местных магазинах 7-Eleven, то спрос на токены, которые принимаются в разных странах, имеют стабильный курс по отношению к валютным корзинам и могут использоваться в мировой торговле и инвестировании, неизбежно возникнет. Кто-нибудь в Кремниевой долине в конце концов преуспеет в создании цифровой валюты, между делом сдув «фиговые листки» с валютного суверенитета стран с формирующимся рынком.

Изменения не ограничатся банковскими и валютными соглашениями. Транзакции с токенами будут проводиться с использованием псевдонимов: если центральный банк захочет посмотреть, кто и на что тратит деньги, он сможет это сделать. Анонимность исчезнет вместе с наличными деньгами. Хотя это усложнит жизнь лицам, которые занимаются отмыванием денег, и террористам, это также может стать инструментом наказания за политическую активность. В то же время валюта как внешнеполитическое оружие потеряет часть своей силы. Государства-изгои будут охотиться за доступной криптовалютой в обход банков, которые боятся нарушить санкции Запада. Как отмечает экономист Гарвардского университета Кеннет Рогофф, технологии «готовы лишить Америку возможности эксплуатировать веру в свою валюту для достижения собственных более широких национальных интересов».

Наступающее десятилетие может стать поистине головокружительным — не только для банков и денег, но и для приватности и политики.

Автор: Энди Мукерджи

Сейчас читают

Архивы