Президентская кампания в Белоруссии фактически завершена, и завершилась она эскалацией системного кризиса. Сокращается промышленное производство и ВВП в целом, внешняя торговля и экспорт в частности. Высокотехнологичный сектор демонстрирует деградацию и эмиграцию. Заверения нового премьер-министра Романа Головченко в способности выполнить официальный прогноз через месяц были им же дезавуированы с традиционным перекладыванием вины на пресловутые внешние факторы.

Социальный климат Белоруссии осложнён выросшей безработицей и сокращением реальных доходов широких масс населения. Покупательская способность белорусов и до очередного кризиса была относительно невелика. Массовое снятие физлицами денег с депозитов говорит не только о недоверии к белорусской финансовой системе и обращённых к правительству подозрениях в девальвационных умыслах, но и об элементарном проедании накоплений.

Гуманитарная ситуация характеризуется деградацией, особенно сильно поразившей в нынешнем году сферы культуры, науки и образования, а также ростом конфликтогенности во внутренней социально-политической жизни. Государственная идеология не состоялась, вакантное место фактически занял местечковый русофобский национализм. Официальная пропаганда скатилась на уровень тиражирования фейков и оскорблений, полностью проигрывая оппонентам все информационные баталии. Знаковым стал исход пропагандистов из «Белтелерадиокомпании» — рупора лживого официоза.

Во внутренней политике обнаружилась несостоятельность «столпов» режима Лукашенко. Выступая 29 апреля 2008 года с ежегодным посланием к белорусскому народу и Национальному собранию, он перечислил их. «Я уже давно определил то, что мы называем столпами гражданского общества, и это не надо забывать. Это профсоюзы, молодежные организации в лице «Белорусского республиканского союза молодежи», это ветеранские и женские организации. Они самые массовые и представляют все общество, — заявил Лукашенко. — Это те четыре опоры, на которые мы будем опираться. Это наше понимание гражданского общества».

Уже тогда было очевидно: тоталитаризм не намерен считать «гражданским обществом» никого, кроме упомянутых «столпов». Впрочем, вскоре из номенклатуры была создана РОО «Белая Русь» — аналог российского «Наш дом Россия», недоКПСС. Обострение кризиса в августе наглядно и со всей очевидностью продемонстрировало отсутствие реальных столпов в обществе, на которые мог бы опереться Лукашенко. Их место заняли спецслужбы, прежде всего — ОМОН и Внутренние войска МВД.

Во время нынешнего кризиса поредевшие ветеранские организации по большей части отмалчивались, а молодёжные (БРСМ) и женские (БСЖ) оказались неспособны собрать даже более-менее приличную массовку. Чиновничья «идеологическая вертикаль» наглядно продемонстрировала: любить Лукашенко даже за деньги охотников немного, а вот ненавидящих его бесплатно настолько много, что по Минску он вынужден перемещаться на вертолёте.

Состояние внешней политики официального Минска правомерно охарактеризовать как один большой провал с проблесками на российском направлении. Причём проблески эти появились не благодаря, а вопреки всему сделанному МИД Белоруссии за предыдущие годы — особенно с 2019 года по август 2020 года включительно.

Наивно полагать, что избранный официальным Минском «разворот на Запад» — самодеятельность главы МИД Владимира Макея. Из этого следует, во-первых, что нынешнее внешнеполитическое фиаско — заслуга не только его, но и Александра Лукашенко.

Во-вторых, Лукашенко не отказался от не оправдавшей себя «многовекторности» и продолжает торговаться как с США, так и с Евросоюзом, которые уже ввели санкции. Примечательно: в свои «чёрные списки» из почти 40 персон ЕС не внёс ни Макея, ни Лукашенко, оставив дверь приоткрытой.

Также обращает на себя внимание факт отказа руководства Белоруссии признать территориальную целостность и границы Российской Федерации даже в нынешних условиях. Москва нажила такого союзника, который после русофобской истерии с демонстративными контактами со специалистами по «сдерживанию России», захватами российской собственности и граждан вставляет ногу в захлопывающуюся с Запада дверь.

На днях, 1 октября представитель посольства Белоруссии на Украине заверил киевских друзей и партнёров, что «официальная позиция страны в поддержку территориальной целостности Украины в ее международно признанных границах никоим образом не изменилась». Минск продолжает считать Крым украинским даже после того, как Киев отказался называть Лукашенко президентом и фактически присоединился к санкциям ЕС в отношении побратима по «Восточному партнёрству».

Такое поведение Минска имело бы хоть какое-то логическое объяснение, если бы возбуждённое в Белоруссии уголовное «дело вагнеровцев» не было операцией спецслужб США, Украины и столь дорогой белорусскому правителю Турции, а действительно являлась бы попыткой свержения Лукашенко — как в этом почти три недели (вплоть до тайного освобождения с отправкой в Россию) убеждал обывателей госагитпроп Белоруссии. Возможно, не следует искать логики в таких иррациональных категориях, которыми руководствуется Лукашенко при реализации самостийного проекта.

Есть, однако, и другое объяснение происходящему: Макей смирился с полным провалом пресловутого «западного вектора», уговорив при этом Лукашенко не сжигать мосты и выждать до лучших времён. Такой подход часто срабатывал — появлялись новые вводные в повестке западных друзей и партнёров другой части Союзного государства, санкционная удавка ослаблялась — как это было после демонстративной поддержки белорусским лидером украинских мятежников в разгар «майдана».

Главное событие в трагикомической истории «разворота на Запад» официального Минска грянуло под занавес прошедшей недели — 2 октября Совет Евросоюза и МИД Белоруссии обменялись заявлениями о введении санкций. Обе стороны не опубликовали списки «невъездных».

В своём эмоциональном заявлении, сочетающем элементы памфлета, импрессионистского этюда и рекомендации, МИД Белоруссии обвинил вчерашних друзей и партнёров в утопизме, лицемерии, бездушности, неуважении, безответственности на грани безумия, а также в «генетически засевшим миссионерстве» и «продемократическом тоталитаризме».

В заявлении обозначено огорчение Лукашенко и Макея тем, что «особенно усердствуют в направлении ухудшения отношений с нами соседи, которые как никто должны быть заинтересованы в стабильной, независимой, суверенной и процветающей Белоруссии». В духе мастеров старой школы подчёркнуто: «Попытки навязать белорусам каких-то одобренных извне представителей, проекты неких «правительств в изгнании» и т.п. обречены на провал. Судьба таких структур печальна — еще не стартовав, они оказываются на обочине исторического процесса».

«Дальнейшая раскрутка ЕС «санкционного маховика» может привести к еще более серьезным последствиям, например, выходу Белоруссии из совместных программ и проектов, пересмотру уровня и модальности дипломатического присутствия вплоть до решения о целесообразности сохранения дипломатических отношений», — сказано в опубликованном 2 октября заявлении МИД Белоруссии.

Помимо угрозы разорвать дипломатические отношения, МИД Белоруссии также анонсировал 2 октября ещё две меры, что указывает на загодя подготовленное пакетное решение. Пресс-секретарь министерства Анатолий Глаз сообщил, что Минск с 5 октября отзывает «для консультаций» своих послов в Польше и Литве, а также «рекомендует» этим странам в течение следующей недели сократить почти вдвое персонал их посольств в Минске.

«Еще раз подчеркну, что предложения, которые мы вчера озвучили, не направлены на ухудшение отношений между нашими соседскими народами, носят вынужденный ответный характер и мотивированы особой деструктивной ролью, которую решило играть руководство Польши и Литвы в текущей ситуации», — заявил Глаз в комментарии 3 октября.

Заодно, 2 октября МИД Белоруссии отменил аккредитацию всех иностранных журналистов — в том числе и российских. Фактически, все они стали уязвимыми при освещении традиционных протестных акций на выходных 3−4 октября.

В тот же день, 2 октября, официальный представитель МИД России Мария Захарова прокомментировала обмен санкциями между Минском и Брюсселем. Оценивая решение ЕС, она сообщила: «Расцениваем такой шаг как открытое и неприемлемое давление на белорусские власти, которые предпринимают усилия по нормализации обстановки внутри страны. Опять со стороны ЕС ни слова не сказано в поддержку конституционной реформы, нацеленной на либерализацию политической системы Белоруссии путем общенационального диалога».

Нюанс в том, что Лукашенко в течение последних лет неоднократно объявлял начало «конституционной реформы» и дезавуировал свои заявления. Перед августовским голосованием он снова заявлял о намерении то ли отредактировать нынешнюю Конституцию, то ли подготовить проект новой. Видимо, правительство РФ лучше информировано о содержании готовящихся в тайне от белорусского народа предложений, коль скоро утверждает о либерализации анонимных так называемых реформаторов.

Никакого «общенационального диалога» в Белоруссии нет, и решительно не понятно, на чём основаны озвученные Захаровой домыслы. Лукашенко отказывается от переговоров, он разговаривает с диссидентами резиновыми пулями и дубинками, водомётами и слезоточивым газом, карцером следственного изолятора и дикими выдворениями за границу похищенных сограждан.

Захарова в том же заявлении сообщила, что ответные санкции Белоруссии в отношении Евросоюза будут автоматически применяться и со стороны России в рамках союзнических обязательств. И это гораздо более заслуживающий внимания аспект созданной Минском проблемы — по двум причинам.

Во-первых, Союзное государство не состоялось, оно не получило широкого международного признания и зачастую стало восприниматься как фигура речи политиканствующих демагогов. В конце 2019 года Лукашенко в очередной раз торпедировал его, отказавшись подписывать пресловутые «дорожные карты», касавшиеся исключительно экономической интеграции. Обсуждение политических и иных её аспектов он и вовсе отказался вести. При этом подписанный им собственноручно в 1999 году договор о создании СГ прямо обязывает исполнять положения о создании единого парламента и т.д.

Во-вторых, Белоруссия никогда не присоединялась к России, когда против последней вводили санкции. Иногда сочувствовала на словах, но не более того. Однако чаще она занимала нейтралитет или поддерживала врагов России.

Показательно, как в ответ на антироссийские санкции Запада, применённые после воссоединения Крыма с Россией, Лукашенко не только не присоединился к Москве в применении ответных мер, но и создал «белорусский продовольственный офшор». С тех пор России нанесён многомиллиардный ущерб из-за такого поведения «союзника», сразу же и открыто принявшегося насыщать российский рынок контрабандой.

Во периоды конфликта с Грузией, госпереворота на Украине, истории с уничтожением ВВС Турции российского самолёта вместе с пилотом, а также в ряде других «моментов истины» Лукашенко фактически играл на стороне врагов России. Он и сейчас это делает. С таким опытом и именно сейчас в Москве вдруг вспоминают о союзническом долге, но в одностороннем, мазохистском формате.

Правительство РФ за счёт российских налогоплательщиков помогает Минску скидками на газ и нефть — после череды нефтегазовых войн, сопровождавшихся русофобской истерией в госСМИ Белоруссии и демонстративным, в разгар глобального нефтяного конфликта импортом нефти из Саудовской Аравии, инспирировавшей этот конфликт в пику России. Оно помогает белорусскому как бы союзнику построить БелАЭС дешевле, задним числом уменьшая долг Минска, чтобы помочь реализовать концепцию энергетической безопасности от России.

Министр финансов Белоруссии Юрий Селиверстов в воскресном эфире ещё недавно извергавшего тонны русофобии белорусского госТВ рассказал о российской финансовой помощи. Таковая оказывается напрямую правительством РФ и через ЕФСР. Особенность ситуации в том, что в прошлый раз официальный Минск фактически обманул этот же антикризисный фонд и его основного донора — Россию. МВФ в аналогичной ситуации попросту прекратил выдавать деньги обманщику.

Белоруссия продолжает состоять в откровенно антироссийской программе Евросоюза для постсоветских республик «Восточное партнёрство». Показательно, как в сложившейся ситуации официальный Киев (тоже «восточный партнёр») заявил о готовности поддержать санкции ЕС против Белоруссии и прекратил называть Александра Лукашенко «президентом».

Не приостановилась помощь официального Минска откровенно враждебному России военно-политическому блоку НАТО, оказывая помощь оккупационным войскам. Минобороны и МИД Белоруссии почти три десятилетия развивают отношения с НАТО в рамках Совета евроатлантического партнёрства, программ «Партнёрство во имя мира», «Наука ради мира и безопасности», «Индивидуальной программы партнёрства и сотрудничества», «Процесса планирования и оценки сил».

Как бы союзник России, наотрез отказывающийся посылать свои войска за пределы Белоруссии по линии ОДКБ, проводит совместные военные учения с британским спецназом («Зимний партизан», 2019 год), открыто декларирует достижение совместных с НАТО так называемых «19 целей партнёрства» — по линии ВВС, сухопутных сил и т.д. Следком и другие силовые ведомства Белоруссии открыто развивают отношения с ФБР и другими западными спецслужбами, а также окормляемыми ими «мозговыми центрами», специализирующимися на «сдерживании России».

Всё это «взаимовыгодное сотрудничество» Минска с врагами России не свёрнуто. Оно временно ушло в тень и ждёт часа, когда Лукашенко снова обидится на Москву. Тогда начнётся наступление с подготовленных позиций — как это было на Украине после госпереворота. Виктор Янукович проводил ту же самую политику, сменившие его мятежники ничего не создавали с чистого листа — лишь развивали и дополняли.

МИД РФ задекларировал присоединение к ответным санкциям официального Минска без каких-либо видимых уступок «многовекторного партнёра», без его гарантий и более-менее внятных объяснений, почему Москва должна брать на себя такие обязательства. Более того: в это же время Минск демонстративно лишает аккредитации российских журналистов и ужесточает дискриминационные требования к ним при получении аккредитации по новым правилам. До сих пор ни Лукашенко, ни даже Совбез, публично распространявший дичайшую ложь о «200 вагнеровцах», не принёс публичных извинений и не выплатил оболганным и избитым российским гражданам компенсаций.

Сергей Лавров вступается за попавших под санкции белорусских «друзей и партнёров», среди которых — замминистра внутренних дел Александр Барсуков, заявивший, что в минском изоляторе «Окрестино» никто никого не избивает. В то же время опубликованы фотографии и заключения медиков, свидетельствующие о зверских избиениях мирных манифестантов в этом и других учреждениях МВД. Уличил министра во лжи один из бывших узников, публично заявивший, что Барсуков лично избивал его в камере в СИЗО на улице Окрестина.

«Чёрные списки» ЕС почти полностью состоят из таких «правоохранителей», чиновников и других лиц, ответственных за развязанную волну массового террора в ответ на справедливое возмущение фальсификацией президентских выборов. Вместо того, чтобы солидаризироваться с фальсификаторами, вдохновителями и предводителями банд гангстеров с сорванными погонами, Москва могла бы проявить последовательность и наблюдать. Она ведь наблюдала почти 30 лет за тем, как в Белоруссии преследуется всё русофильское, как искусственно создаётся ситуация выбора между агрессивным национализмом и умеренной, системной, официозной русофобией.

Поспешив присоединиться к санкциям Минска, Москва не посчитала нужным разъяснить, что имел в виду МИД Белоруссии, туманно рассуждая на тему неких «правительств в изгнании». Возможно, аналитики обслуживающих министерство спецслужб поспешили присвоить неким группам оппозиционеров статус «правительств в изгнании» без каких-либо серьёзных для этого оснований. Сами оппозиционеры, не имеющие влияния на протестные манифестации и почти полностью угасшее забастовочное движение, сами себя так не позиционируют и фактически таковыми не являются.

Например, 2 октября группа экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской через свой Telegram-канал по итогам пресс-конференции с членами Координационного совета распространила заявление, в котором сказано, что «Тихановская отдельно отметила, что не позиционирует свою работу как правительство в изгнании».

Даже беглого взгляда на деятельность группы её сторонников достаточно, чтобы сделать вывод: «онлайн-разговор с Ниной Багинской» (известной в узких кругах подвинувшейся на русофобии городской сумасшедшей) и тому подобные мероприятия никак не тянут на деятельность «правительства в изгнании». При всём желании из полукриминальной самодеятельности в рамках проекта КС или самодеятельности Светланы Тихановской со своими «представителями» трудно слепить теневое правительство и даже теневой МИД персонально под профессионального карьериста-перебежчика Павла Латушко.

В заявлениях последнего немало интересного не только для белорусских, но и российских поклонников Лукашенко. К примеру, 2 октября в эфире «Эхо Москвы» Латушко заявил: «Ведь мы же должны вспомнить, и я об этом говорил российским политикам через СМИ, еще раз адресую, прямо перед выборами главным врагом Беларуси была Российская Федерация и Кремль. Нас собирали всех на закрытые совещания, в которых принимали участие председатель КГБ тогдашний Вакульчик (сегодня — госсекретарь Совета Безопасности Беларуси), Тертель, председатель Комитета государственного контроля (сегодня он уже председатель КГБ), Качанова, председатель Совета Республики (у вас — Совет Федерации). И они нам доказывали в течение 3 часов, что главным врагом Беларуси является Россия, именно Кремль; через своего посла Бабича, которого попросили из Беларуси, через Службу внешней разведки приезжают генералы российские, которые пытаются поставить на колени действующего президента и изменить власть в нашей стране; что ставленники Кремля — это Бабарико, это Цепкало как кандидаты в президенты. Ну неужели России такого урока недостаточно?».

Многие задавались этим вопросом, констатируя очевидные тенденции задолго до 9 августа 2020 года. Минск и Москва пытались замалчивать проблемы, иногда даже кооперировались по линии МИД и других ведомств в стремлении заставить критиков замолчать. Даже теперь ряд московских чиновников и депутатов пытаются петь про хорошего Лукашенко и плохого Макея, который якобы играет в свою игру, и если хозяин его снимет — вот тогда точно зацветёт союзное строительство и заколосится всеобъемлющее объединение.

Очевидно, что ни ранее, ни теперь Запад не в состоянии удушить Белоруссию санкциями из-за России, которая, как совершенно ясно дал понять в своём публичном выступлении Владимир Путин, не позволит этого сделать и окажет Минску всестороннюю помощь. Такая помощь уже предоставлена (финансовая, внешнеполитическая и иная), несмотря на «многовекторное» перманентное предательство как бы союзника. Лукашенко принимает её с нескрываемым удовольствием, потому что ему ради своей стратегической цели — укоренения пародии на самодержавие — важна любая поддержка.

Евросоюз и США могли бы сообща наказать Минск, введя экономические санкции. Отказ от белорусских нефтепродуктов и калийных удобрений, введение ограничений для белорусского финансового сектора — это действительно была бы мера реального воздействия. В нынешнем виде то, что продемонстрировали прибалты со своей жалкой попыткой бежать впереди паровоза, а затем и ЕС со своими детскими санкциями, которые не распространяются даже на жён челяди «последнего диктатора Европы» — это какая-то имитация, санкционный формализм.

Для вида в Минске возмущаются и даже топают ножкой, но на самом деле санкции ЕС в нынешнем виде ни на что не влияют, кроме как на настроения участников протестных манифестаций. Судя по откликам в дворовых чатах, они разочарованы беспомощностью своих новоназначенных «кукловодов» (напомним, в начале года Лукашенко назначал таковых из окружения Путина).

Одной рукой ЕС вводит санкции за фальсификацию выборов и брутальное подавление протестных манифестаций, а другой — помогает «последнему диктатору Европы» бороться с манифестантами. Интернет в Минске блокируют благодаря помощи партнёров из США, где очень озабочены дефицитом распространения коллаборационистской символики, активами российского бизнеса и распространением русского языка на западных рубежах Русского мира.

Евросоюз поставляет белорусским силовикам (фальсификаторам судебных экспертиз) 15 новых дронов. Спецслужбам они сейчас остро необходимы для использованы против оппозиционно настроенных граждан.

Британия помогает финансовыми операциями и сбытом самых ликвидных белорусских товаров — нефтепродуктов. Канадские водомёты разгоняют манифестантов.

Кстати, 4 октября с этой техникой (по слухам, собранной в ОАЭ) произошёл совершенно комичный казус: митингующие его разобрали на запчасти буквально на ходу, во время орошения участников «массовых беспорядков». Эпикфейлом стало прибытие поломанной техники к толпе ОМОН — водомёт стал поливать их. МВД попросило вернуть «украденные» запчасти укравшим у народа право выбора.

Также 4 октября глава внешнеполитической службы ЕС — зампред Еврокомиссии Жозеп Боррель распространил заявление, в котором подверг критике решение МИД Белоруссии добиваться сокращения дипломатического присутствия Польши и Литвы в Минске. Он констатировал: «Требование белорусских властей к Польше и Литве отозвать своих послов и значительно сократить свои дипломатические представительства в Минске безосновательно и достойно сожаления. Это противоречит логике диалога и приведёт к дальнейшей изоляции минских властей».

Логики действительно нет, если присмотреться к десятилетиям «многовекторного» виляния Лукашенко, откровенного предательства союзнических отношений с Россией, всесторонней помощи Западу в антироссийских санкциях, поддержки сателлитов Брюсселя и Вашингтона в конфликтах с одним из «стратегических союзников». Только за последние месяцы глава МИД Белоруссии Владимир Макей мог раз пять поставить вопрос о высылке западных послов.

Например, после устроенной ими сходки у графоманствующей русофобки Светланы Алексиевич из самозваного «Координационного совета по трансферу власти в Белоруссии» во время визита к ней белорусских следователей. В любой уважающей себя стране (например, во Франции) такое поведение послов означало бы крест на их карьере. Видимо, PR-акция послов была согласована с минскими товарищами.

На самом деле внешняя политика Минска с августа принципиально не изменилась. Об этом говорит не только имитация разворота в сторону России, выражающегося в выманивании пресловутой «поддержки» под жалобы на злокозненного польского блогера NEXTA и коллективный Запад. Об этом говорят также «говорящие головы» из прокладочных структур, созданных КГБ, МИД и другими белорусскими государственными заинтересованными.

Например, переброшенный из президентского ИСПИ в русофобский «Центр стратегических и внешнеполитических исследований» Юрий Царик, отучившись в Британии, на днях заявил об угрозе поглощения Россией белорусской «автономии». Ныне он сотоварищи наблюдают»дефолт Белоруссии как государства».

Изо всех сил надувает русофобский жупел патронируемый властями Белоруссии и лично г-м Макеем «Совет по международным отношениям «Минский диалог». Представитель этой структуры Денис Мельянцов уверен, что одной из важнейших задач для окружения Лукашенко было «обеспечить невмешательство России в процесс на стороне протестующих».

Политолог также фантазирует по поводу якобы наличии некоторых «факторов», которое «позволяет говорить о возможном российском влиянии как на кампании альтернативных кандидатов (все они так или иначе были связаны с Россией), так и на чрезвычайно быструю эскалацию насилия на минских улицах сразу после выборов». Он устанавливает лишь ему очевидную связь между такими явлениями: «В данном контексте примечательно, что после контактов с российским руководством и принятия решения о выдаче ранее задержанных в Белоруссии бойцов ЧВК Вагнера России протестное движение становится подчеркнуто мирным».

Замечательным примером аналитических способностей формально второго лица в «Минском диалоге» служит такой вывод: «Несмотря на то, что гипотеза с российским влиянием на политический кризис в Белоруссии нуждается в более тщательной проверке, на сегодняшний день очевидно, что Россия является главным бенефициаром происходящего».

Мельянцов констатирует: «Несмотря на то, что политика балансирования Белоруссии фактически закончена и ее отношения с Западом испорчены на годы вперед, Лукашенко все еще заинтересован в том, чтобы окно возможности на этом направлении было приоткрыто, поскольку углубленная интеграция, продвигаемая Россией, ставит под угрозу его власть не в меньшей степени, чем внутриполитический кризис».

То есть в белорусском кровавом бардаке виновата Россия. Не Лукашенко, не Макей и даже не политологи вроде Мельянцова, а Россия. Это она угрожала, угрожает и будет угрожать пресловутой белоруской «власти» (персонифицированной при авторитарном режиме). Это она устроила фарс вместо выборов. Это она своей всесторонней помощью довела агрария до дефолта.

«Кроме этого Россия теперь легитимно может претендовать на роль арбитра в урегулировании белорусского кризиса, что делает ее важнейшим субъектом на политическом поле Белоруссии», — добавил Мельянцов.

В том же духе выдержаны публикации Евгения Прейгермана — директора того же русофобского «Минского диалога». Он сожалеет о провале прозападной политики балансирующего лимитрофа и указывает на диктат Москвы, который «противоречит базовым интересам союзников». Прейгерман отмечает, что «в последние годы Минску удавалось отстоять многие свои интересы, когда они входили в противоречие с московскими», поясняя: «Например, в отношении российско-украинского конфликта Белоруссия заняла позицию ситуационного нейтралитета, отказалась размещать у себя российскую авиабазу, отклонила ряд ущемляющих ее суверенитет идей по углублению интеграции в рамках Союзного государства».

Этот политолог считает, что Путину не выгодно падение режима Лукашенко, приводя такие доводы: «Прежде всего, сохраняющаяся власть Лукашенко — это гарантия, что отношения Минска с Западом в ближайшее время не вернутся в какое-то конструктивное русло. И что за счет этого Россия сможет усилить свои стратегические позиции в Белоруссии, которые в последние годы немного ослабли».

За женственным «немного ослабли» скрывается, на самом деле, отсутствие даже сколько-нибудь значимой имитации российской «мягкой силы» в другой части Союзного государства. Сторонников общерусского единства и критиков русофобии власти Белоруссии отправляют сидеть в тюрьму, а сторонников выхода из Союзного государства, ОДКБ, ликвидации государственного статуса русского языка, ревизии официальной историографии и других мер углубления проводимой сейчас «белорусизации» отправляют в формально законодательный орган, используют в имитации президентских выборов, назначают в Парламентской собрание Союзного государства, всячески раскручивают в СМИ. В Белоруссии нет ни одной русской партии, ни одной русской школы, ни одного русского массового издания и даже трансляции российских телеканалов по требованию цензоров идут в записи с местными пропагандистскими купюрами.

Учитывая, кто патронирует «Минский диалог» и кому адресованы его рассылки, совсем не трудно рассмотреть заинтересованного в распространении подобных инсинуаций. Макей, видимо, убедил Лукашенко в целесообразности продолжать пугать западных товарищей Россией, а Россию — Западом.

Бывший пресс-секретарь МИД Белоруссии Андрей Савиных, назначенный «палаточником» по итогам прошлогодних парламентских «выборов», уже заявляет об ожидании от ЕС привлекательной для Минска повестки переговоров. Видимо, сено должно прийти к корове.

Тем временем Запад попробует усилить давление на Минск через ряд механизмов, например — уже запущенный Московский механизм ОБСЕ. Однако он может доставить некоторым белорусским чиновникам лишь лёгкий психологический дискомфорт, как и отчёты спецдокладчика Совета по правам человека ООН.

На большее, как выясняется, Запад пока не способен. Он не желает «второй Украины» и сопутствующих этому расходов. Поэтому провал западного вектора внешней политики Лукашенко вовсе не катастрофа. А Россия…

Россия по логике лимитрофов и их западных кураторов всегда виновата по определению. Она обязана платить за слова, обменивать нефть на поцелуи и периодически получать унижения. Так будет продолжаться до тех пор, пока не появятся, во-первых, адекватная стратегия, а во-вторых — возможности её осуществления.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы