«Что мне осталось? Разве красть химеры С туманного собора Нотр-Дам». В.Высоцкий, «Я не успел»

Те, кто не успел увидеть Нотр-Дам, прозевали свой взлёт, как писал Высоцкий. Собора больше нет. Неоткуда красть химеры, и вопрос, сохранились ли сами химеры. В соборе было огромное множество ценнейших исторических реликвий. Репортёры говорят, что их удалось спасти, вынести из собора, пока разгорался пожар.

Я не пойму, что могло так гореть, как будто в здании находился склад горюче-смазочных материалов или проходила труба газопровода. Ведь там одни камни. Но горело так, как не горит порой нефтяная скважина. Ущерб даже невозможно помыслить — это цивилизационная катастрофа. И хотя остались не менее древние и важные памятники, Собор Парижской Богоматери — это сакральный символ европейской христианской цивилизации. Которая умерла — гей-парады и толерантная содомия даром не проходят. Всевышний долго терпел — и напомнил европейцам, кто они были и кем стали. За ненадобностью у них отнят важнейший символ их цивилизационно-культурного ядра. Они потеряли право на обладание им. Другого смысла у произошедшего 15 апреля 2019 года в Париже нет.

Бессмысленно винить традиционную безалаберность французов и их известную легкомысленность. Тысячу с лишним лет это не мешало существованию Собора. Теперь помешало. Тот, кто сводит всё к недостаткам реставрационных работ — не видит главного, сути события. А это значит, что французы, как и Европа в целом, продолжат стоять на пути утрат.

У католиков Страстная неделя. На их Страстную потерян Нотр-Дам. Это знак, намёк, и если он не будет понят, самое страшное для Европы будет впереди. Опомнится ли европейцы? Что-то мне подсказывает, что нет. За Нотр-Дамом непременно последуют другие утраты. Бог никогда ничего не отнимет просто так. Всё осмысленно и целенаправленно. А пока — попрощаемся с Нотр-Дамом. Будет новодел, который будут делать весь текущий век, но настоящего Нотр-Дама больше нет. Последний день европейской Помпеи наступил.

Александр Халдей

популярный интернет

Сейчас читают

Архивы