В Испании увидели приближающуюся эру гегемонии Москвы на международной арене

Россия и США поменялись ролями на международной арене. Об этом в своей статье для Project Syndicate пишет экс-глава МИД Испании Ана Паласио.

По ее словам, после присоединения Крыма и начала операции в Сирии Россия многими воспринималась как деструктивный фактор мировой политики, однако время показало, что она стала действительно влиятельным игроком на международной арене и настоящим субъектом власти.

Согласие Украины принять «формулу Штайнмайера» по мирному урегулированию конфликта в Донбассе бывший министр назвала победой России. По ее словам, это согласие открывает путь к нормализации ситуации на Украине и восстановлению связей между Россией и Западом.

В то же время, напоминает она, ООН завершает работу над формированием комитета, который займется созданием новой Конституции Сирии, что соответствует плану, предложенному на мирной конференции в России в 2018 году.

По мнению Паласио, рост влияния России связан с тем, что США в последние годы теряют лидерские позиции на международной арене. В качестве примера она привела ситуацию с атакой на нефтяные объекты Саудовской Аравии: в то время как президент США Дональд Трамп писал воинственные твиты, Россия представила себя как потенциального гаранта стабильности в регионе.

«Путин, наоборот, показал Россию потенциальным гарантом стабильности в регионе. Он не стал обвинять Иран и сказал, что будет работать со всеми сторонами. Это подход стратега, а не вредителя», — пишет экс-министр.

Мировое сообщество, отмечает Паласио, по-прежнему считает главным геополитическим игроком США, что, по мнению автора, объясняется силой привычки, а не логикой. Автор указывает на то, что Вашингтон не проявляет воли к лидерству, а также выходит из многих ключевых международных соглашений, что оказывает негативное влияние на ситуацию в мире.

При этом, по словам Паласио, Европа является на международной арене лишь «системным координатором», который важен для процесса урегулирования конфликтных ситуаций. «В качестве ключевого глобального координатора Европа должна точно знать, для чего служат ее усилия», — заключает автор.

Напомним, что в конце августа президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что западному доминированию в мире наступает конец в силу геополитических изменений. По его словам, Китай выдвинулся в первый ряд, а Россия добивается большего успеха в своей стратегии. При этом французский лидер отметил важность расширения диалога и укрепления отношений с Россией. «Мы в Европе, и Россия тоже», — подчеркнул он.

В прошлом месяце ряд европейских политиков выступили за отмену антироссийских санкций. В частности, депутат Европарламента от Франции Тьерри Мариани заявил, что приветствует заявление Макрона о необходимо переосмыслить отношения с Россией. «Если мы продолжим курс на изоляцию России, она станет ближе к Китаю, и мы останемся на обочине. Первым шагом в улучшении отношений с Россией должна стать отмена санкций», — подчеркнул парламентарий.

С инициативой снятия санкций в ходе конференции «Пять лет санкций против России — как выйти из взаимной блокады?» выступили также представители сразу нескольких фракций Бундестага.

Член Социал-демократической партии Германии (SPD) Бернд Вестфаль считает, что Берлину необходимо поддержать президента Франции по вопросу сближения с Россией. Он выразил уверенность в необходимости «сделать первый шаг», после пяти лет санкций. За смягчение ограничительных мер, но при условии прогресса по Минским соглашениям, также выступила депутат Свободной демократической партии (FDP) Сандра Везер. Уверенность в том, что у Берлина высокие шансы добиться снятия взаимных санкций, выразила депутат Клаус Эрнст из Партии левых (Die Linke), являющийся председателем комитета немецкого парламента по экономике и энергетике.

Теперь, выходит, к этой тенденции присоединяется и Испания. Кто следующий?

— География здесь не имеет принципиального значения, — уверен исполнительный директор мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Топовые сотрудники министерств иностранных дел, пусть и в отставке, по определению должны видеть глобальную картину мира и те тренды, которые там доминируют. Или, во всяком случае, иметь возможность комментировать глобальную мировую повестку.

«СП»: — Действительно ли Россия и США поменялись ролями на международной арене? Не слишком ли громко сказано?

— Когда Россию слишком громко ругают или, наоборот, слишком активно хвалят, это повод к максимально сдержанному отношению к подобным комментариям. Также подозрение должны вызывать любые тенденции к чёрно-белому делению мира и к быстрому «переворачиваю» этой картины. Мир вообще многоцветный, а политика великих держав по определению многозначна.

«СП»: — Паласио пишет, что после присоединения Крыма и начала операции в Сирии Россия многими воспринималась как деструктивный фактор мировой политики, однако со временем все изменилось. Разве так? Европа по-прежнему обвиняет нас в «аннексии» и «агрессии» и продолжает регулярно продлевать санкции…

— Чиновники, переходящие в статус «экс», имеют свойство начинать совершенно иначе интерпретировать текущие процессы, чем когда они были при делах. Испанка Паласио демонстрирует это. Действительно, для «бывших» топовых чиновников западных стран Россия резко перестаёт быть угрозой мировой безопасности и начинает трактоваться как, по крайней мере, неоднозначный игрок мировой политики, чьи действия бывают более чем прагматичными. Другой вопрос, что действующие коллеги Паласио пока функционируют в духе демократического централизма, не планируя ослаблять санкционное давление на Москву.

«СП»: — Можно ли назвать одобрение Россией «формулы Штайнмайера» чьей-то победой?

— Конфликт на Донбассе пока не разрешён и «формула Штайнмайера» вряд ли может трактоваться как финальная точка в этом противостоянии и как чья-то однозначная победа. Ряд комментаторов и в России, и на Украине как-то зеркально назвали этот документ «поражением» собственной страны и сдачей собственных интересов. У дураков мысли сходятся, как мы в детстве говорили.

«СП»: — По словам Паласио, рост влияния России связан с тем, что США в последние годы теряют лидерские позиции на международной арене. А теряют ли?

— США были и остаются глобальным игроком, а проведение или, наоборот, изменение любой политики такого гиганта, особенно в международных делах, всегда вызывает абсолютно диаметральные оценки как внутри страны, так и вне её. После «холодной войны» был достаточно силён ресентиментарный тренд, распространённый и в России, что США слишком много на себя берут и, выстраивая однополярный мир, не считаются с интересами других стран. А нужно Вашингтону, мол, заниматься своими делами и не вмешиваться в чужие дела.

А когда пришёл Обама, который примерно это же и предлагал, со всех сторон начали раздаваться стоны о том, что Америка теряет свою ведущую и направляющую роль в мире. Тот же Трамп, хотя сам предлагал «заняться собой», и тот критиковал своего предшественника за «слабость» во внешней политике. Иными словами, чего бы Америка ни делала, она всегда, с чьей-то точки зрения, окажется не права. Это, впрочем, относится и к России, но на меньшей карте, конечно.

«СП»: — Экс-министр также говорит, что мировое сообщество по-прежнему считает главным геополитическим игроком США, что объясняется силой привычки, а не логикой. И долго ли еще будет работать эта «привычка»?

— Привычка будет работать до тех пор, пока она подкреплена как военно-экономической мощью США, так и той привлекательной «картинкой», которая соответствует этому государству. Лёгкость ведения бизнеса, защита прав собственности, соблюдение прав личности, демократическая политическая система, не говоря уже о ведущих позициях в высоких технологиях массового потребления и сфере кинематографа — это всё про США.

Китай — предполагаемый второй полюс новой биполярности — не может похвастаться такой же «мягкой силой» и, как представляется, особенно не собирается. Россия в экономическом плане не может тягаться ни с США, ни с Китаем, а преимуществ страны в военной сфере и космических технологиях явно недостаточно для глобальной привлекательности особого русского пути для остального человечества.

— Никакими ролями США и Россия не поменялись, это факт, — уверен доктор политических наук, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова Андрей Манойло.

— И нет никаких оснований считать, что поменяются — это тоже факт для любого, кто хоть как-то разбирается в российско-американских отношениях. Паласио просто занимается любительским популизмом, транслируя фейки и попутно напоминая этим ажиотажем о себе — она же министр бывший. Для всех «бывших» такое поведение и такие заявления, в принципе, являются нормой. Важно при этом понимать, что ее «глубокие» выводы не подкрепляются ни одним фактом и вообще носят вид чисто умозрительных рассуждений о том, «куда мир катится». Но нам эти побасенки симпатичны, потому, что носят для нас утешительный характер (на уровне самотерапии).

Обратите внимание на то, что Паласио при этом не называет тех сил или стран в Европе, кто поменял свое мнение и считает политику России не деструктивным, а конструктивным фактором. Я был бы рад, если бы слова Паласио хоть на йоту соответствовали действительности. Но это, к сожалению, не так: к нам продолжают относиться плохо, и это отношение имеет тенденцию к ухудшению, а не к улучшению.

«СП»: — В сентябре депутат Европарламента от Франции Тьерри Мариани предложил отменить санкции против России. Иначе Россия «станет ближе к Китаю». Многие ли в Европе разделяют эту точку зрения?

— Думаю, эту точку зрения в Европе разделяют немногие. Мариани тоже, видимо, решил хоть как-то в этом своем Европарламенте выделиться и отличиться. Видимо, от скуки. Все более-менее опытные политики знают, что Китай не нуждается в союзниках — а только в попутчиках. А с попутчиками так: сегодня мы сближаемся, завтра начнем расходиться. Что касается санкций, то их точно никто снимать не будет: этот инструмент давления эффективен, зачем же от него отказываться?

«СП»: — По словам Паласио, Европа является на международной арене лишь «системным координатором», который важен для процесса урегулирования конфликтных ситуаций. Не слишком ли принижена роль Европы, столетиями бывшей главным мировым игроком? Сможет ли Европа кого-то вернуть утраченные позиции?

— По поводу оценки роли Европы бывший министр, возможно, права. Да, Европа скорее координатор, чем реальная сила. И эта ситуация будет сохраняться столько времени, сколько в ней заинтересованы Соединенные Штаты.

Сейчас читают

Архивы