Президент внёс в Госдуму проект закона, запрещающего в России признавать западные гей-браки и вообще положения западного семейного законодательства, противоречащие российской Конституции. Можно увидеть в этом консервативное решение в области общественной нравственности. А можно – последовательную работу по защите суверенитета страны

Нюансы толкования

Правила международных договоров, касающиеся семейного законодательства, не будут применяться в России, если их трактовка будет противоречить не только Конституции, но и «основам правопорядка и нравственности». Это положение позволит избежать регистрации в России однополых браков, заключённых за рубежом. Внести в Семейный кодекс поправку о запрете применения в России подобных правил международных договоров предложил президент России Владимир Путин, проект внесён им в Госдуму вечером 14 октября.

Президентская поправка должна привести положения семейного законодательства в соответствие с обновлённой статьёй 79 Конституции, которая не допускает применения в России решений межгосударственных органов, основанных на противоречащих Конституции России трактовках международных договоров,

– сообщают «Ведомости».

В этой новости можно увидеть пропасть разных смыслов.  Можно, например, увидеть «троллинг» российских либералов, западников, любителей пересаживать на русскую почву всё, что растёт по ту сторону Вислы, особенно если оно разрушительно для русской культуры, и ещё особенней, если оно как-то относится к «свободам». Россия на Западе и так считается гомофобной из-за закона, запрещающего гей-пропаганду среди несовершеннолетних (кто бы его ещё применял по назначению). Теперь, выходит, не только в самой России жениться может только мужчина на женщине, но и признавать супругами западные однополые пары у нас не будут. Могу себе представить масштабы возмущения слушателей «Эха Москвы». Впрочем, несколько вторичного, поскольку сообщение о том, что брак в России – это союз мужчины и женщины, уже стало частью Конституции и вызвало у либералов припадки свободолюбия. А теперь остаётся только выполнять конституционную норму.

Что до меня, я думаю, дело в другом. Один из главных принципов, заложенных в ельцинскую конституцию, – примат международного права и международных договоров над российскими законами. При широком толковании – а либералы любят именно широкое толкование этого принципа – он означал принципиальное подчинение России Западу по всем вопросам. И по вопросам общественной нравственности в том числе. «Свобода нравов» девяностых казалась создателям той России слепком западных свобод.

Таким же, как многопартийная система и «рынок». Таким же, как необходимость поддерживать расширение НАТО на восток. Ельцинская Россия с нездоровым энтузиазмом отказывалась от одной части своего суверенитета за другой – вплоть до самого разворота Примакова над Атлантикой.

От России Ельцина – к по-настоящему суверенной

С 1999 года начался обратный процесс, медленный и трудный, потому что некоторые элементы «западных свобод» – разрушительных для России институтов и установлений, правил западной жизни – успели укорениться в нашей почве довольно прочно.

2020 год, очень тяжёлый для всех нас по множеству причин, стал  годом принципиального, на уровне новой редакции Конституции, отказа от принципа низкопоклонства перед Западом. Больше никаких договоров и никакого автоматического признания западного опыта, если они и этот опыт противоречат основному закону России.

Правила международных договоров, касающиеся семейного законодательства, не будут применяться в России, если их трактовка будет противоречить не только Конституции, но и «основам правопорядка и нравственности».

С этой точки зрения внесённый президентом в Думу закон – важный символический жест. Однополые браки – вряд ли такая уж важная тема для современного гражданина России. Других проблем хватает. Но эти браки – одна из примет современного Запада. Нечто вроде маркера его нынешнего образа жизни. Или, во всяком случае, обозначение «свой-чужой» для западных либералов и консерваторов. При этом на Западе консерваторы свою битву, судя по всему, проиграли. Быть гомосексуалистом там означает обладать определёнными привилегиями. Количество субъектов права, признающих и поощряющих гей-браки, растёт как грибы после дождя. Обвинение в гомофобии » одно из стандартных обвинений со стороны Запада в адрес всех, кто «недостаточно демократичен». Или попросту свободен от западного влияния. Или хочет освободиться.

И вполне естественно, что Владимир Путин не может обойтись без того, чтобы зафиксировать независимость России на этом направлении – как и на всех остальных. Нет, мы никого не дискриминируем. Но есть такая вещь – культура. В нашей культуре муж и жена – это мужчина и женщина. Чужие законы на этот счёт (как на любой другой счёт) не применяются.

Конечно, у этого решения есть и прямые следствия (в смысле существующих договоров по усыновлению детей, например) но прямые следствия намного менее важны, чем символические.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы