Тотчас после объявления Путиным о внесении поправок в Конституцию РФ, французские СМИ вышли со статьями, в которых обвинили его в попытке лишить российское общество остатков демократии.

Вот вам хотя бы заголовки основных французских СМИ после 16 января.

Le Point: «Конституционные махинации Путина, чтобы продолжить правление».

Le Monde: «Владимир Путин — одержимость контролем».

France 24: «Российская власть — институциональные фокусы».

Franceinfo: «Владимир Путин — хозяин игры, как никогда».

Liberation: «В России Путин всё перевернул вверх дном, — чтобы подготовить будущее».

Le Depeche: «Изменит ли Путин Конституцию, чтобы остаться президентом пожизненно?».

Le Figaro: «Путин обозначил перспективы своего политического будущего?».

L’Observateur: «Манёвры Путина, чтобы остаться у власти в 2024».

CNEWS: «Владимир Путин предлагает референдум, который позволил бы ему остаться президентом пожизненно».

Французские СМИ фактически все попали пальцем в небо. Достаточно указать на то, что в своих поправках к Конституции Путин предложил ограничить правление одного человека двумя президентскими сроками. И вообще его поправки не о том, не о продолжении его собственного правления. Французские же СМИ все руководствовались и руководствуются стереотипами европейского мышления.

Моё личное мнение такое.

Путин меняет некоторые пункты Конституции дабы уберечь страну от преемника, вдруг попадётся с диктаторскими замашками. Себя Владимир Владимирович наверняка считает отцом-основателем, великим реформатором современной Российской Республики, кем-то вроде генерала де Голля или Кемаля Ататюрка, а вовсе не той личностью из французских заголовков, желающей остаться у власти пожизненно.

Размер желающего остаться у власти пожизненно правителя для него маловат. Он видит себя как носителя демократии.

Европейцы проявляют удивительную слепоту, принимая его за какого-нибудь туркменбаши. Он видит себя европейцем, строгим, но справедливым правителем принесшим в азиатскую суть России европейский строй. В своём противостоянии с брутальной Америкой Трампа Путин более современен и прогрессивен, кстати говоря.

Он пытается обезопасить страну от бракованных (если вдруг) преемников. Он занят исключительно преемниками. На наших глазах ВВП проводит драматические преобразования власти. Это ни к худу и ни к добру, — это драматическое преобразование власти.

Во-первых, он на поколение снизил возраст тех, кого допустили к власти.

Генпрокурору Краснову — 44 года, вице-премьеру Решетникову — 40 лет, министру культуры Любимовой — 39 лет. Да и самому дядьке Черномору премьер-министру Мишустину -53 года. Путин надеется, что министерская молодёжь менее коварна.

Во-вторых. Похоже на то, что либеральная эра в истории России заканчивается. Головокружительную карьеру совершил Белоусов — из советника стал первым вице-премьером. «Революционер» Белоусов, в 2018 году предложивший изъять в бюджет у 14 компаний их сверхдоходы в размере 513 миллиардов рублей.

Сидя на первом заседании правительства, Белоусов бурно радовался, бесконечно улыбался и вертелся. Ему было, что праздновать. И есть чему радоваться. Вот Глазьев просидел в советниках президента столько времени и своего не добился, в конце концов «его ушли».

Ну да, ВВП отметил что «парламентаризм переживает трудные времена». Скорее всего, он сформулировал это заключение в результате наблюдения за борьбой двух палат парламента в США и беспомощностью британского парламента.

Потому уверен Путин — «России нужна крепкая президентская власть». Вот он её и укрепляет от возможных узурпаторов, президентскую власть. Это не о собственном будущем он заботится, но о будущем страны. Давайте не отказывать ему в серьёзных намерениях и порою в позитивном мышлении.

К тому же — быть президентом, это не синекура. Это занудный и тяжёлый труд. Вот ВВП встречался 22 января со студентами вузов. Два часа с лишним старательно отвечал на полудетские вопросы студентов. На самом деле он за 20 лет, я предполагаю, адски устал, вникать в подробности ремонта дорог и работать хозяйственником для всей страны. И отвечать на полудетские вопросы.

ВВП торопится, много думает о смерти (часто вспоминает скоротечность и суетность человеческой жизни, одна поговорка «в гробу карманов нет» — чего стоит, обнажая его задумчивую, размышляющую суть.) Вообще-то, пора заторопиться. Ему пошёл 68-ой год. Явного преемника у него нет. Медведев и Матвиенко неинтересные преемники. Вот он и спешит обезопасить страну.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы