Знаете, что самое забавное в истории с выборами в Приморье? Это реакция либеральных СМИ и прямых западных агентов на разных каналах на то, как Кремль смог решить региональный политический кризис. Злобой и ненавистью дышит каждая строка их сообщений. «Ловко выпутался Кремль», «Теперь во всём обвинят местных чиновников», «Памфилова сегодня расплакалась, рассказывая о ситуации со вторым туром выборов в Приморье.  Но надо отдать должное главе ЦИК: при подведении итогов выборов президента в марте она не проронила ни слезинки! А ведь могла бы разрыдаться и тогда, поводов было хоть отбавляй». Проигрывая партию, либералы переворачивают весь стол. Попытка привязать Приморье к выборам президента — крик отчаянья, ибо по вопросу выборов Путина у народа нет никаких сомнений в их  честности. Но когда патроны кончились, идут на таран. 

Этими и подобными перлами заказной  «аналитики» буквально взорвалась либеральная блогосфера. Их можно понять — они рассчитывали на долгую эксплуатацию темы, что Кремль сейчас увязнет в результатах, и потом их можно будет вечно таскать в зубах, раздувая скандал и поднимая кризис легитимности власти сначала в Приморье, а потом и везде по стране. Но — не вышло. Кириенко и Памфилова не дали затянуть местный политический кризис и превратить его в кризис системный. Они быстро сориентировались и отменили результаты выборов, смахнув все фигуры с доски, за которой намеревались с таким вкусом играть либералы и финансируемые западом интернет-каналы.

Причём, обнулив приморские выборы, Москва показала готовность не цепляться за кандидатов и начать с чистого листа. Это действительно ловкий ход, выбивший все козыри из рук оранжоидов. Кремль не притворялся, когда говорил о том, что принципы отныне важнее персон. Легитимность власти важнее победы партии власти или её кандидата. Тарасенко не прошёл, в последний момент были вбросы? — Обнуляем все выборы. Разве это не то, что оппозиция всегда требовала от власти? Так отчего же сейчас негодование? КПРФ требует отменить выборы не везде, а лишь там, где по их мнению были вбросы в последние моменты. Но почему должно быть именно так? Кто гарантирует точность черты отсечения? Известно, что многие участки были полностью покинуты комиссиями в полном составе. Кто там в это время хозяйничал и что делал — неизвестно. Кто-то от усердия всю ночь в ТИКах переписывал протоколы. Как сейчас отделить одно от другого? Все попытки где-то пересчитать, а где-то нет означают увязание в спорах вместо решения проблемы.

И Кремль применил Соломоново решение. Он просто отменил все результаты и назначил новые выборы. Будут другие люди, другие сроки, другие расклады. Никто не сможет сказать, что Путин поощряет беззаконие — а как хотелось! Как уже начал разворачиваться хор агитаторов, уже даже сами выборы президента пытаются поставить под сомнение — и вот опять Кремль всех обыграл.

А так всё хорошо складывалось — пенсионная реформа, рост налогов и цен, фальсифицированные приморские выборы — ну просто сказочная ситуация. «7 лет Кремль не применял вбросы на выборах — и вот опять возврат к прошлому!» — кричали заголовки либеральных статей. Призрак Болотной опять завитал на головами либералов. Но надежды на Майдан опять не сбылись. Кремль в одном движении опять перехватил инициативу и выбил у врагов все аргументы. В итоге — ненавистные статьи и злобные комментарии, верный признак их очередного поражения.

Элла Памфилова заявляет беспрецедентные вещи, неслыханные ранее: «Надо выводить за ушки на солнышко всех нерадивых чиновников законодательной, исполнительной власти, которые привыкли за счет административного ресурса, скажем, вылезать или за счет авторитета президента. Вот они целый год то по заграницам, то свои дела решают, забывают о людях, не занимаются их конкретными делами, потом наступают выборы — они вспоминают: ага, надо-то голоса собрать в свою пользу». 

То есть Центр чётко даёт понять регионам: отныне вам придётся самим реально завоёвывать доверие на местах. Президент больше не будет за вас выигрывать выборы и терпеть ваши политтехнологические художества.

Что говорит либеральный сектор? Он всеми силами сопротивляется этой политической линии. «Опять назначают виновными стрелочников!» — кричит либеральный сегмент. Либералы хотят, чтобы все верили, что все вбросы на каждом УИКе Приморья делал лично Путин или как минимум Кириенко после получения путинских приказаний. Теперь никак не привязать Путина к местным нарушениям. В России начался закат административного ресурса партии власти. Ведь если партия власти теперь не в силах без скандалов и фальсификаций побеждать на региональных выборах, то зачем такую партию выводить на выборы национальные?

Вот самое страшное открытие, которое хотят  скрыть либералы. Они привыкли во всём винить партию власти, но категорически не хотят допускать ситуацию переформатирования политического пространства. Потому что на самом деле партия власти в таком её нынешнем виде им остро нужна. Она и проводник вполне либерального курса, и козёл отпущения.

Новый партийный расклад может оказаться очень не в пользу нынешних либералов. Они  могут потерять освоенные структуры во власти и лишиться рычагов влияния.

А новый партийный расклад становится неминуем. Да, пока Кремль не форсирует эту тему. Пока все дефекты стараются показать как неуспех конкретных личностей. Те или иные чиновники недотянули, недоработали, перегнули. И вот система от них избавляется и ставит новых, то есть имеет место коррекция управления. Так можно продержаться год-два. А больше и не нужно. Именно через два-три года и настанет время радикально чистить партийные авгиевы конюшни нынешних партий власти и системной оппозиции. Разумеется, на новых выборах в Государственную Думу подобные коллизии недопустимы. Снова вывести на выборы Единую Россию и КПРФ будет колоссальной ошибкой. Это не спасёт элиту, а погубит её.

Политическая элита России не однородна, а трёхсоставна. Это элита центральная, региональная и местная. На всех трёх уровнях это симбиозные группы бизнеса и чиновников. Любые кандидатуры губернаторов — это плод согласований и компромисса центра и региональных элит.

На самом деле имеет место глубокий конфликт центра и регионов. Этот конфликт не афишируется, но он имеет место в силу несовпадение их интересов. Региональные элиты всегда больны местным сепаратизмом и максимально тянут одеяло на себя. Центральные всё хотят замкнуть на себя и вывести к себе, чтобы потом распределять по своему усмотрению. Это жесткая борьба за ресурсы. Центральным элитам ресурсы нужны для блага страны, региональным — для блага региона, естественно, включая принадлежащие элите фирмы, через которые идет «распиливание» бюджетов. Это диалектический конфликт части и целого. Разруливать этот конфликт как раз и призвана Администрация президента России.

Когда центр был слаб, он старался консолидировать региональные элиты вокруг себя всеми имеющимися мерами, на первом месте из которых стоял подкуп. Потому что сила была невозможна — регионы расползались. «Берите суверенитета, сколько проглотите» — эти слова были сказаны не от глупости Ельцина и не от хорошей жизни. Региональную и местную элиту полным ходом перекупал Запад. Репрессии только ускоряли этот процесс. Центр понял: или он вступит в этот аукцион и перекупит регионалов назад, или Россия распадётся и никакой центр не удержит её. Наступила эпоха двоевластия и системной коррупции.

Именно коррупцией элит Ельцин в тот момент спас страну от распада. Но коррупция — это наркотик в качестве анестезии, в коррупцию легко войти и очень трудно из неё выйти. И вывести из неё элиту. К нулевым коррупция стала фактором системного кризиса.  Местные элиты окрепли, но окреп и центр. Двоевластие сохранялось. Все девяностые и нулевые стороны копили ресурсы для решающего сражения.

Это было как подготовка к Курской битве. Элита настолько вошла во вкус коррупции, что угрожала центру политическим кризисом в случае попытки коррупцию из политики устранить. Центр понимал, что в России нет капитализма, когда состояние возникает из предпринимательства. Издержки в России выше порога рентабельности и чтобы это поменять, нужно поменять элиту.

В вышедшей из социализма стране, где всей собственностью управляла власть, крупная собственность не может образоваться иначе, кроме как от власти. То есть по критерию вполне феодальному. Именно в силу того, что в России нет капитализма, её экономические проблемы не решаются капиталистическими рецептами.

Российский полуколониальный квазикапитализм по-прежнему управляется из центра, социалистическими методами, и только присвоение стало капиталистическим. Но образование капитала до сих пор происходит по- социалистически — руками государства. На это повесили вывеску «госкапитализм», но что это на самом деле — никто не знает. На всех олигархических, то есть крупных предприятиях действует принцип «национализация издержек — приватизация прибылей». Это что угодно, но не капитализм. Капитализм не знает слова «национализация».

В этих условиях трёхзвенная элита России получилась довольно дефективной. Доставшийся Путину в наследство как условие власти элитный консенсус включал в себя политическое уравнение: Центр закрывает глаза на коррупцию элиты регионов, пока та не выходит за рамки предельно допустимого, а те в ответ обеспечивают политическую стабильность и нужные результаты голосования на выборах.

Свою часть договора Центр соблюдал, терпеливо неся все социальные издержки. Но регионалы никогда толком свою часть договора не выполняли. Они охотно сбились в партию власти, брали свой кусок от всего, до чего дотягивались, но население их не любило и они свои выборы не могли выиграть без фальсификаций, вину за которые общество возлагало на Центр. В результате у регионалов всё было и им ничего за это не было. У Центра же были все сопутствующие головные боли о стране, её бюджете, её армии и очень сложной внешней политике. Плюсом к этому добавилось недовольство населения от падения уровня жизни.

Ничего это регионалов не интересовало. Они удобно уселись на шее центра и, пользуясь своей безальтернативностью, выкручивали ему руки и брали от жизни всё. Разлагался центр, разлагались регионы. Первое лицо в государстве становился крайним и ответственным за все проколы любого уездного мэра или главы сельской администрации. Чуть что — система виновата. А кто у нас система? Правильно — Путин. Ибо Путин у нас персонифицирует не только достижения, но и недостатки. Они воруют, а он за всё отвечает.

Очень удобная позиция для регионалов и просто так они ни за что её не отдадут. И все уши, повылезавшие за приморским выборным конфликтом, отражают именно борьбу за сохранение этого статус-кво. Ибо регионалы не в воздухе висят, а имеют в Центре своих покровителей и выходят в чьи-то федеральные кланы.

Вот на что покусился Кремль, отменив впервые в жизни результаты выборов во всём регионе Приморья. Центр выставил регионам ультиматум: больше так, как было — не будет. Лафа кончилась. Система больше так не может — вы сами видите. Каждый баран отныне будет висеть за свою ногу и право на вхождение в региональную элиту придётся завоевывать не только в московских коридорах, но и у себя дома. И те, кто на это не способен, нам не нужны. Как говорил товарищ Сталин — кадры хоть и решают всё, но незаменимых у нас нет.

Региональные элиты слегка в шоке. Слегка — это мягко сказано. Они до сих пор переваривают случившееся и ведут упорные арьергардные бои. То, что выливают либеральные СМИ — это заказ именно от тех, кто стоит за спинами проигравших. Делаются вбросы, что Тарасенко вовсе не уйдёт, а останется на следующие выборы и не мытьём так катанием своё возьмёт — слишком у него сильные покровители в Москве. Но Кремль настроен менять всех.

Больше покрывать собой чьи-то денежные  интересы без учёта интересов страны Кремль не намерен. И это только начало процесса, который должен завершиться к выборам в Думу новым элитным консенсусом, в рамках которого должны быть созданы новые политические партии. И только тогда новый президент — под надзором Госсовета и его Председателя — сможет осторожно и решительно вести страну к новым рубежам.

С Приморья в России началась реформа политической системы. Можно сказать: «Солнце новой политической системы всходит на Дальнем Востоке». Сопротивление будет жутким, но итог неизбежен — под давлением центра будут трансформированы как центральные, так и региональные политические элиты. В России должен прекратиться процесс криминального  первоначального накопления капитала и наступить его инвестиционный этап. С понижением налогов и кредитных ставок. Но для этого дефективные российские элиты должны пройти стадию болезненных, но необходимых оздоровительных трансформаций.

популярный интернет


Сейчас читают

Комментарии:

Популярное Видео