Вначале — актуальная аналитика. The Washington Post констатирует, что эра американской гегемонии завершилась — просто еще не все это поняли.

«Европе еще понадобится время на то, чтобы обойти американские санкции против Ирана», — пишет издание. — «Арабским государствам еще понадобится время на то, чтобы понять, что теперь не нужно советоваться с США перед началом очередной войны. Американской экономической политике еще предстоит стать настолько дурной, чтобы остальные отказались от доллара как резервной валюты… Но рано или поздно этот момент придет».

По меркам истории, отмечает автор (старая солдат инфовойны, специалистка по России и лауреатка Пулитцеровской премии), гегемония Америки продлилась недолго. Она началась в 1991-м с развалом СССР, достигла пика в 2001 году, а затем, при Буше-младшем и Обаме, неуклонно скользила вниз. Почему? Потому что Америка «недостаточно инвестировала» в свое глобальное царство. Недостаточно вторгалась, недостаточно поддерживала своих сторонников в разных странах, недостаточно вкладывалась в управление Европой.

Кстати, по версии WP, Трамп со своим желанием «восстановить гегемонию недорого» только ускорил процесс. Но не он его начал — процесс шел давно.

И вот — сегодня признаки утраты могущества налицо. В Европе это ощущается особенно. Вот после выхода США из иранской сделки его превосходительство американский посол в Германии велит через твиттер: «Все германские компании должны немедленно свернуть свою деятельность в Иране», а Германия и Европа в ответ начинают обсуждать, как бы им проигнорировать приказ. А простые немцы пишут его превосходительству обидные комментарии.

И даже одно из самых проамериканских СМИ Германии, Spiegel (основанное некогда британскими оккупационными силами), пишет, изо всех сил пытаясь усидеть на двух стульях: «Европа должна стремиться избегать провоцировать Вашингтон. Она может демонстрировать Ирану, что она хочет продолжения действия ядерной сделки, и вдохновлять небольшие компании без американских клиентов делать бизнес с Ираном. Может быть, ЕС сможет найти и пути для защиты компаний побольше. <…> Важно найти баланс между последовательностью и тактичностью. Победа антиамериканизма столь же опасна, как и капитуляция». Но даже «Шпигель» признает, что «Запада на данный момент, пока Трамп президент США, больше нет».

В самой Америке, впрочем, не уверены, что после Трампа единство Запада удастся сшить. Именно потому, что не Трамп начал распад западного мира. Та же The Washington Post писала о необходимости «усилить НАТО» и «вкладываться в американскую гегемонию» (да, одно и то же явление в американских СМИ называется гегемонией, а в европейских — «западным единством») еще до всяких Трампов, в 2015-м.

В общем, сегодня как никогда остро стоит вопрос: что может теперь спасти союз?

Так вот. Пока что единственный озвученный ответ — Россия.

Это, например, сообщил в минувшую пятницу в эфире главного польского телеканала TVN24 генерал Бен Ходжес — до нынешней зимы командующий вооруженными силами США в Европе, а ныне глава американского Центра анализа европейской политики. На вопрос польского ведущего «Как же нам теперь быть, на чем основывать союз» он ответил: «Россия остается единственной державой, способной уничтожить США и их союзников, она остается угрозой номер один. Я в любом случае не доверяю русским, и не только из-за их агрессивной политики и непрозрачности, но и учитывая историю России. Она нарушала все договоры, которые когда-либо заключала».

Ну и так далее.

Что тут интересно. Штука вся в том, что Агрессивная Россия — не сама наша страна, а ее образ — имеет смысл только в уходящей, «американской» модели мира. У Агрессивной России в ней имеется четкий список функций: оправдывать европейские выплаты США, размещение в Европе американских военных баз и периодические пиар-облавы на «пророссийских» (читай — не проамериканских) политиков.

При этом до сих пор параллельно этой вымышленной России всегда существовало представление о России реальной: сильной, но имеющей массу собственных проблем стране, стремящейся с Европой не воевать, а торговать.

Это параллельное сосуществование двух Россий привело к специфической шизофрении. Страны ЕС исправно участвовали в политических фестивалях «отпора российской угрозе» — но параллельно расширяли год за годом экономическое сотрудничество с Россией. Те же, кто принимал политическую русофобию слишком близко к сердцу, вошли в историю как меганеудачники. Тут особенно отличились две страны. Сначала руководство Болгарии, в 2014-м отказавшееся от получения 400 миллионов долларов в год за транзит газа через «Южный поток», — как выяснилось позже, в пользу Турции и Германии. А потом был былинный французский президент Олланд, удачно расторгший сделку по «Мистралям». В результате Россия, как мы помним, получила полную документацию на французские вертолетоносцы, миллиард евро компенсации и миллиардный же контракт с Египтом на поставку ему вертолетов. А Франция, соответственно, понесла имиджевые и финансовые убытки.

Но сейчас ситуация другая. Америка, фигурально говоря, требует, чтобы болгарами и Олландами стали все европейцы. На фоне вводимых против Европы американских санкций (они так не называются, но это их единственное отличие от антироссийских); на фоне хамских приказов «свернуть сотрудничество» от американских послов; на фоне простодушных призывов «отказаться от Северного потока — 2» и начать платить США десятки миллиардов в год за «крышу» Европе предлагается смириться, «потому что Агрессивная Россия агрессивна, вы же сами ее постоянно в этом обвиняете».

Это для европейских политиков тяжкий момент. Потому что одно дело — беззаботно обличать российскую угрозу, пока Америка платит за все. И совсем другое — когда Америка уже не платит, но настойчиво требует денег и покорности.

Разумеется, не стоит ожидать, что европейские элиты, почти поголовно воспитанные в мире американской гегемонии, так просто возьмут и придумают себе новое мировоззрение. Нет, скорее они продолжат вещать в рамках прежней идеологии — очень постепенно приводя риторику в соответствие с реальностью.

Будут еще и призывы сплотиться перед лицом нашей угрозы, и уверения в верности общим ценностям, и призывы потерпеть, пока Трамп в Белом доме.

Но между началом перестройки в СССР и распадом Варшавского договора тоже прошел не один день. Сначала социалистические братья несколько лет рассказывали с трибун о необходимости строить социализм с человеческим лицом.

Так вот: призывы строить новый Запад — с европейским лицом — звучат уже вовсю.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Сейчас читают

Популярное Видео